Разное

Особенности внутрисемейных отношений в семье: Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха

Содержание

Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха

Существующая потребность в инновационных технологиях психолого-педагогического сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, актуализирует необходимость разработки эффективной модели взаимодействия семьи и специального коррекционного образовательного учреждения. Для семьи появление ребенка с нарушениями слуха часто является причиной ее распада. Единственным средством возвращения ее к нормальной жизни является включение в процесс психолого-педагогического сопровождения ребенка. Цель работы – изучение особенностей внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, как оснований ее психолого-педагогического сопровождения. Материалы и методы. Исследование проводилось на базе специального коррекционного образовательного учреждения «Курская школа-интернат». Общий объем выборки участников исследования составил 28 семей. Из них 14 семей, воспитывающих детей с нарушениями слуха, и 14 семей, воспитывающих детей, не имеющих нарушения слуха. Были использованы психодиагностические методы и методы математико-статистического анализа. Результаты исследования и их обсуждение. Супружеские отношения вне зависимости от степени нарушения слуха у ребенка характеризуются эмоциональной близостью, гибкостью в принятии решений, готовностью к организации совместного досуга, к общению с друзьями, сосредоточенностью на распределении семейных ролей, соблюдении дисциплины и на реализации семейных правил. Особенности родительско-детских отношений проявляются в доминирующей позиции мам, в стремлении обеспечить ребенку полную безопасность, помочь удовлетворить все потребности, в высокой оценке интеллектуальных и творческих способностей, в поощрении инициативы и самостоятельности, в незначительной эмоциональной дистанции. Детско-родительские отношения в семье, воспитывающей глухого ребенка, в отличие от слабослышащего, в основном воспринимаются им как разобщенные. Заключение. Независимо от степени нарушения слуха у детей выявлены общие закономерности во взаимосвязях ролевых позиций, а также во взаимосвязях семейной структуры, ролевых позиций и родительско-детских отношений, что можно рассматривать в качестве общих оснований в психолого-педагогическом сопровождении семьи.

Особенности внутрисемейных отношений и моделей воспитания | Взаимодействие ДОУ и семьи при реализации ФГОС ДО

Особенности внутрисемейных
отношений и моделей воспитания

Конференция: Взаимодействие ДОУ и семьи при реализации ФГОС ДО

Автор: Кислова Наталья Сергеевна

Организация: МДОУ детский сад комбинированного вида «Лада»

Населенный пункт: Московская область, г. Черноголовка

Для специалистов, работающих с различными категориями детей с речевой патологией, взаимодействие с родителями приобретает все большую значимость (Т.Н.Волковская, Л.М.Крапивина, Ю.В.Микляева, Н.А.Гегелия, Г.А.Волкова). Важную роль играет сотрудничество между логопедическим детским садом и семьей. В публикациях последних лет описываются основные формы работы с родителями, приводимые в специализированных учреждениях, приводятся методические рекомендации, которыми следует руководствоваться родителям в домашних условиях (Ткачева В.В., 2008).

По Харчеву «семья — это исторически конкретная система взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, как малой группы, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения».

Разные семьи отличаются друг от друга по своей структуре: по своему составу, культурному и идеологическому стилю каждая семья является уникальной, что, в свою очередь, обуславливает уникальность процесса семейных взаимоотношений (Мастюкова Е.М., Московкина А.Г., 2004).

Семейное воспитание – это система взаимоотношений родителей с детьми. Ведущая роль в этой системе принадлежит родителям. Родители должны знать, какие формы взаимоотношений с собственными детьми способствуют гармоничному развитию детской психики и личностных качеств, а какие, наоборот, препятствуют формированию адекватного поведения и ведут к трудновоспитуемости и деформации личности. Причины ошибок в семейном воспитании детей с отклонениями в развитии можно условно разделить на три группы:

  • низкий уровень психолого-педагогических знаний родителей о возрастных особенностях их ребенка;
  • личностные особенности родителей, влияющие на характер взаимоотношений с ребенком;
  • «социальный барьер» (позиция социума), способствующий замыканию родителей на собственных проблемах и препятствующий их преодолению.

Аномалии в воспитании детей встречаются и в обычных семьях. Причиной этого часто являются систематическое нарушение супругами этики внутрисемейных отношений, отсутствие взаимного доверия, внимания и заботы, уважения, психологической поддержки и защиты. К нарушениям подобного вида относятся: неоднозначное понимание родителями семейных ролей главы семьи, мужа, жены; завышение требований, предъявляемые родителями к детям, несовместимость нравственных позиций супругов. На процесс воспитания влияет и загруженность родителя на работе, усталость, неорганизованный быт, собственное здоровье.

Воспитание ребенка с отклонениями в развитии требует от родителей особых усилий, терпения, любви. Не все родители обладают этими свойствами (Ткачева В.В., 2007).

Т.М.Мишина выделяет три основных типа нарушений супружеских взаимоотношений у «невротических супружеских пар»: с отношением соперничества, псевдосотрудничества и изоляции.

Соперничество. Структура отношений носит противоречивый, дружелюбно-враждебный характер. Оба партнера характеризуются незрелостью, несформированностью семейной роли и оказываются не в состоянии принимать не себя ответственность. Конфликты могут быть представлены как противоречия главным образом в сферах заботы и опеки.

Псевдосотрудничество. С внешней стороны отношения этого типа выглядят ровными и согласованными. Поводы к возникновению конфликтов в семье лежат во внесемейной сфере и связаны с индивидуальными трудностями и неудачами, касающимися работы или общения.

Изоляция. В совместной деятельности супруги остаются эмоционально обособленными, оказываются не заинтересованными друг в друге как в муже и жене.

В основном семейных конфликтов, т.е. дисгармоничного взаимодействия, лежит неадекватность восприятия (Д.А.Петровская), незрелые отношения, служащие удовлетворению и поддержанию «невротических» потребностей в соперничестве, доминантности, защите, опеке (Т.М.Мишина).

Семьи с нарушенными отношениями не могут самостоятельно решать возникающие в семейной жизни противоречия и конфликты.

В результате длительного существующего конфликта у членов семьи наблюдается снижение социальной и психологической адаптации, отсутствие способности к совместной деятельности (неспособность к согласованности в вопросах воспитания детей). Уровень психологического напряжения в семье имеет тенденцию к нарастанию, приводя к эмоциональным нарушениям, неврастеническим реакциям ее членов, возникновению чувства постоянного беспокойства у детей.

Таким образом, дисгармония в супружеских отношениях создает неблагоприяный фон для эмоционального развития ребенка и может стать источником возникновения преневротического патохаракторологического радикала.

Помимо воздействия на развитие ребенка в семье со стороны супружеских отношений многими авторами изучались непосредственно детско-родительские отношения, типы воспитания в семье, позволяющие говорить о дисгармонии семейного воспитания.

Были выделены четыре родительские установки и соответствующие им типы поведения:

  • принятие и любовь
  • явное отвержение
  • излишняя требовательность
  • чрезмерная опека.

Между поведением родителей и поведением детей прослеживается определенная зависимость: «принятие и любовь» порождают в ребенке чувство безопасности и способствуют нормальному развитию личности, «явное отвержение» ведет к агрессивности и эмоциональному недоразвитию. В.И.Гарбузов, А.И.Захаров, Д.Н.Исаев считают, что решающим фактором, который формирует личностные черты, предрасполагающие к возникновению невростенических реакций у детей, является неправильное воспитание.

Среди неправильных типов воспитания, приводящих к возникновению неврозов у детей, выделяют:

  • Отвергающее. Оно обусловлено рядом осознаваемых и чаще неосознаваемых моментов. Суть его заключается либо в чрезмерной требовательности, жесткой регламентации и контроле, либо в недостатке контроля на почве попустительства.
  • Гиперсоциализирующее. Возникает на почве мнительности родителей в отношении здоровья ребенка и других членов семьи, социального статуса ребенка среди сверстников и особенно его успехов в учебе, равно как и в отношении к социальному статусу других членов семьи.
  • Эгоцентрическое. Наблюдается в семьях с низким уровнем ответственности, когда ребенку навязывают представление «я большой» в качестве самодовлеющей ценности для окружающих

(Мастюкова Е.М., Московкина А.Г., 2004).

А.И.Захаровым при исследовании семей, в которых дети страдали различными формами неврозов, выделены следующие параметры воспитательного процесса:

1. Интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям:

* Гиперопека

* опека

* приятие

* неприятие.

2. Параметр контроля:

* разрешительный

* допускающий

* ситуативный

* ограниченный.

3. Последовательность – непоследовательность:

* аффективная устойчивость – неустойчивость

* тревожность – нетревожность.

Кроме того, автор исследует различные сочетания этих параметров, их соотнесение с различными видами неврозов. Например, ограничительства, аффективная неустойчивость со стороны родителей приводят к развитию у ребенка невроза страха. «Сверхпринятие» — к развитию истерического невроза. Выраженное ограничительство в отношении родителей к детям приводит к неврозу навязчивых состояний.

В общем виде выделяются следующие черты патогенного воспитания:

* низкая сплоченность и разногласия членов семьи по вопросу воспитания

* высокая степень противоречивости, непоследовательности, неадекватности

* выраженная степень опеки и ограничительства в каких-либо сферах жизнедеятельности детей

* повышенная стимуляция возможностей детей, в связи с этим частое применение угроз, осуждений.

В работе А.Я.Варги описаны три неблагоприятных для ребенка патогенных типа родительского отношения:

* симбиотический

* авторитарный

* эмоционально отвергающий.

Последний характеризуется приписыванием ребенку болезненности, слабости, личностной несостоятельности. Это тип воспитания с отношением к ребенку как к «маленькому неудачнику».

Проведенные экспериментальные исследования (В. В.Ткачева, 1999, 2005) позволили выделить три психологических типа родителей как варианты акцентуаций, возникших в результате длительной психотравмирующей ситуации, возникших в результате длительной психотравмирующей ситуации: авторитарной, невротичный, психосамотичный.

Портрет родителя авторитарного типа. Эта группа родителей характеризуется активной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны (советам родственников или специалистов). К родителям авторитарного типа мы относим две категории. Первые, узнав о дефекте ребенка, могут от него отказаться, оставив в роддоме. Вторая категория, представленная преобладающей частью родителей, проявляет стойкое желание найти выход из создавшегося положения как для себя, так и для своего ребенка. На предложение отказаться от ребенка такие родители реагируют как на личное оскорбление. Позиция родителей авторитарного типа характеризуется феноменом «вытеснения» негативных переживаний, связанных с проблемами ребенка. Это значительно оптимизирует их состояние.

Авторитарные родители создают родительские ассоциации и общества, устанавливают тесные контакты с аналогичными родительскими организациями за рубежом. Эти родители упорно преследуют цель оздоровления, обучения и социальной адаптации своего ребенка и таким образом решают проблему в целом.

Отрицательные свойства данной категории родителей являются в неумении сдерживать свой гнев и раздражение.

Портрет родителя невротичного типа. Этому типу родителей свойственна пассивная личностная позиция, которую можно сформулировать следующим образом: «Уж что есть, то и есть. Ничего не переделаешь. Каким ребенок родился, таким и будет!» у таких родителей не формируется способность к принятию проблемы ребенка и не развивается стремление к ее преодолению. Эта категория родителей чрезмерно фиксируется на отсутствии выхода из создавшегося положения, что значительно ухудшает их психологическое состояние.

Портрет родителя психосамотичного типа. Это самая многочисленная категория родителей. У таких родителей проявляются черты, присущие родителям как первого, так и второго типов. У некоторых из них в большей степени проявляется тенденция к доминированию, как и у авторитарных родителей, но аффективное реагирование на стресс не выносится во внешний план. В поведении проявляется нормативность. Они ведут себя корректно и сдержанно, иногда замкнуто. Проблема ребенка, часто скрываемая от посторонних взглядов, переживается ими изнутри. Канал реагирования на проблему, фрустрирующую психику, у данной категории родителей переведен во внутренний план переживаний, в то время как у первых двух типов родителей он проявляется во внешнем плане (у невротичных – слезы, истерика, у авторитарных – скандалы, агрессия, окрик). Это оказывается причиной нарушений, возникающих в психосоматической сфере, что и обусловило название данной категории родителей.

Для этих родителей характерно стремление «положить собственное здоровье на алтарь жизни своего ребенка». Все усилия направляются на оказание ему помощи. Порой такие матери работают со своими детьми, максимально напрягая и изнуряя себя.

В результате рождения ребенка с отклонениями в развитии отношения внутри семьи, а также контакты с социумом искажаются. Деформации проявляются на психологическом, социальном и соматическом уровнях.

Психологический уровень. Рождение ребенка с отклонениями в развитии воспринимается его родителями как величайшая трагедия. Все надежды и ожидания, которые испытывали члены семьи в связи с будущим ребенка, оказываются тщетными и обрушиваются в один миг, а осмысление происшедшего о обретение новых жизненных ценностей растягивается порой на длительный период.

Отец обеспечивает экономическую базу семьи. Он не оставляет и не изменяет профиль своей работы из-за рождения больного ребенка и не выбывает, как мать ребенка, из привычных социальных отношений. У матерей часто наблюдаются истерики. Страхи, одолевающие женщин по поводу будущего ребенка, рождают чувство одиночества, потерянности и ощущение «конца» жизни.

Социальный уровень. После рождения ребенка с проблемами в развитии его семья, в силу возникающих многочисленных трудностей, становится малообщительной и избирательной в контактах. Она сужает круг своих знакомых и даже родственников по причине характерных особенностей состояния и развития больного ребенка, а также из-за личностных установок самих родителей (страх, стыд). Одним из самых печальных проявлений, характеризующих состояние семьи после рождения ребенка с отклонениями в развитии, является развод. Не всегда причиной развода называется больной ребенок. Чаще всего семейная пара, объясняя причину разрыва отношений, ссылается на испортившийся характер партнера по браку, отсутствие взаимопонимания в семье, частые ссоры и, как следствие, охлаждение чувств.

Соматический уровень. Стресс, возникший в результате отклонений в развитии ребенка или комплекса необратимых психических расстройств, может сыграть роль пускового механизма соматических заболеваний у его родителей. Образуется патологическая цепочка: недуг ребенка вызывает психогенный стресс у его родителей, что, в той или иной степени, провоцирует возникновение у них психосоматических заболеваний. Таким образом, заболевание ребенка, его психическое состояние может являться психогенным и соматогенным для организма и психики родителей. Подобные явления имеют место в первую очередь в соматическом состоянии матерей.

Комплексное изучение личностных особенностей родителей детей с отклонениями в развитии и разработка конкретных форм психолого-педагогической и психокоррекционной помощи этим лицам позволяют оказать им существенное содействие в преодолении сложностей социального приспособления и нахождения «социальной ниши» как для себя, так и для своих детей.

Родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность эмоционально-теплых отношений провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным окружением и формируют дезадаптивные характерологические черты личности. В качестве доминирующих личностных тенденций у детей выявляются тревожность, агрессивность, отгороженность.

К факторам, определяющим характер внутрисемейной атмосферы, прежде всего относят особенности межличностных контактов и взаимоотношений с детьми, которые, в свою очередь, обусловлены конституциональными чертами личности родителей, характером и условиями их собственного воспитания.

Личностные деформации родителей проявляются в виде поведенческих дезаптаций и неадекватных форм взаимодействия с внешним миром, включая ребенка (сильный стрессовый фактор). Это и объясняет травматизацию личности ребенка с психофизическими недостатками родителями, отсутствие в семье необходимых специальных коррекционных условий для его развития, нарушение процесса его социальной адаптации.

Все это обусловливает острую необходимость в оказании семьям, воспитывающим детей с отклонениями в развитии, специальной психологической помощи.

Реализация комплексного подхода к осуществлению психологической помощи семьям с детьми, имеющими недостатки в развитии, позволяет через оптимизацию внутрисемейной атмосферы, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решать проблемы дифференциальной и адресной помощи проблемному ребенку.

Работа с семьей становится, таким образом, одним из важнейших направлений в системе медико-социального и психолого-педагогического сопровождения детей с отклонениями в развитии (Ткачева В.В., 2008).

 

 

 

 

Список литературы

  1. Мастюкова Е.М., Москвина А.Г. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии. М.: ВЛАДОС, 2003. — 408 с.
  2. Ткачева В.В. Семья ребенка с отклонениями в развитии. Диагностика и консультирование. М.:КНИГОЛЮБ, 2008. — 140 с.
  3. Ткачева В.В. Технологии психологической помощи семьям детей с отклонениями в развитии: Учеб. Пособие / В.В.Ткачева. — М.: АСТ; Астрель, 2007. — 318 с. (Высшая школа).
  4. Ткачева В.В. Технологии психологического изучения семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. М., 2006.

Опубликовано: 25.09.2018

Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Молчанова Л. Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха //Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

RESEARCH RE S U L T

ПСИХОЛОГИЯ PSYCHOLOGY

УДК 159.9:616.28-008.1-053.2

DOI: 10.18413/2313-8971-2018-4-4-0-8

Молчанова Л.Н.1 Фомина А.В.2 Чеканова А.В.3

Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха

1) Курский государственный медицинский университет, ул. К. Маркса, 3,

г. Курск, 305041, Россия, E-mail: [email protected]

2) Школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья №3, ул. Смородиновая, 2,г. Курск, 305014, Россия, E-mail: [email protected]

Аннотация. Существующая потребность в инновационных технологиях психолого-педагогического сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, актуализирует необходимость разработки эффективной модели взаимодействия семьи и специального коррекционного образовательного учреждения. Для семьи появление ребенка с нарушениями слуха часто является причиной ее распада. Единственным средством возвращения ее к нормальной жизни является включение в процесс психолого-педагогического сопровождения ребенка. Цель работы — изучение особенностей внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, как оснований ее психолого-педагогического сопровождения. Материалы и методы. Исследование проводилось на базе специального коррекционного образовательного учреждения «Курская школа-интернат». Общий объем выборки участников исследования составил 28 семей. Из них 14 семей, воспитывающих детей с нарушениями слуха, и 14 семей, воспитывающих детей, не имеющих нарушения слуха. Были использованы психодиагностические методы и методы математико-статистического анализа. Результаты исследования и их обсуждение. Супружеские отношения вне зависимости от степени нарушения слуха у ребенка характеризуются эмоциональной близостью, гибкостью в принятии решений, готовностью к организации совместного досуга, к общению с друзьями, сосредоточенностью на распределении семейных ролей, соблюдении дисциплины и на реализации семейных правил. Особенности родительско-детских отношений проявляются в доминирующей позиции мам, в стремлении обеспечить ребенку полную безопасность, помочь удовлетворить все потребности, в высокой оценке интеллектуальных и творческих способностей, в поощрении

3) Курская Школа-Интернат, ул. Чумаковская, 9, г. Курск, 305023, Россия, E-mail: [email protected]

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха //Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

инициативы и самостоятельности, в незначительном эмоциональном дистанции. Детско-родительские отношения в семье, воспитывающей глухого ребенка, в отличие от слабослышащего, в основном воспринимаются им как разобщенные. Заключение. Независимо от степени нарушения слуха у детей выявлены общие закономерности во взаимосвязях ролевых позиций, а также во взаимосвязях семейной структуры, ролевых позиций и родительско-детских отношений, что можно рассматривать в качестве общих оснований в психолого-педагогическом сопровождении семьи.

Ключевые слова: особенности внутрисемейных отношений; семья ребенка с нарушениями слуха; супружеские отношения; родительско-детские отношения; детско-родительские отношения

Информация для цитирования: Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. 2018. Т. 4, № 4. С. 83-95. DOI: 10.18413/2313-8971-2018-4-4-0-8

Статья поступила 17 сентября 2018 г.; Принята 3 декабря 2018 г.; Опубликована 31 декабря 2018 г.

L.N. Molchanova1 Intra-family relations in the family raising a child with hearing

A.V. Fomina2 impairments

A.V. Chekanova3

1) Kursk State Medical University, 3, K. Marxa Str., Kursk, 305041, Russia, E-mail: [email protected]

2) Boarding school for children with disabilities № 3, 2 Smorodinovaya Str.,

Kursk, 305014, Russia, E-mail: [email protected]

3) Kursk boarding school, 9 Chumakovskaya Str., Kursk, 305023, Russia,

E-mail: [email protected]

Abstract. Introduction. The existing need for innovative technologies of psychological and pedagogical support for families raising a child with hearing impairments makes it imperative to develop an effective model of interaction between the family and a special correctional educational institution. For a family, the birth of a child with hearing impairments is often the cause of its breakdown. The inclusion of the family in the process of psychological and pedagogical support of the child is the only way to bring it to normal life. The purpose of the work is to study the characteristics of family relations (marital, parental-child and child-parent) in the family raising a child withhearing impairments as a basis of its psychological and pedagogical support. Materials and Methods. The study was conducted on the basis of a special correctional educational institution «Kursk Boarding School». The total sample size of study participants was 28 families, including 14 families raising children with hearing impairments, and 14 families raising children without hearing impairments. The study involved psychodiagnostic methods and methods of mathematical-statistical analysis. Results. Marital relations, regardless of the degree of hearing impairments

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха //Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

in the child, are characterized by emotional closeness, flexibility in decision-making, willingness to organize joint leisure activities, to communicate with friends, and also focus on the distribution of family roles, discipline and the implementation of family rules. Peculiarities of parental-children relations manifest themselves in the dominant position of mothers, in an effort to provide the child full security, to help meet all needs, in a high evaluation of his/ her intellectual and creative abilities, in encouraging initiative and independence, in a small emotional distance. Child-parent relations in a family that raises a deaf child, in contrast to a hard-of-hearing, are generally perceived by them as disjointed. Conclusion. General patterns in the relationship of role positions, as well as in the interrelationships of the family structure, role positions and parental-child relationships can be considered as a general basis for its psychological and pedagogical support of a family.

Key words: features of intra-familial relations; family of a hearing-impaired child; marital relations; parent-child relations; child-parent relations Information for citation: Molchanova, L.N., Fomina, A.V. and Chekanova, A.V. (2018) «Intra-family relations in the family raising a child with hearing impairments», Research Results. Pedagogy and Psychology of Education, 4 (4), 83-95, DOI: 10.18413/2313-8971-2018-4-4-0-8

Received 17 September 2018; Accepted 3 December2018; Published 31 December2018

Введение. Важной задачей модернизации образования в Российской Федерации является обеспечение доступности качественного образования, его индивидуализация и дифференциация, что предполагает: психолого-педагогическую помощь и поддержку семьям детей групп риска (особого внимания), создание единого воспитательно-образовательного пространства семьи и образовательного учреждения, что возможно только в условиях компетентного роди-тельства, партнерского сотрудничества образовательного учреждения и семьи (Горлова, 2010: 214-224; Горлова, 2013: 134-141; Коваленко, 2016; Рудакова, 2008).

К числу актуальных, как медицинских, так и социальных проблем современного общества относится значительный рост числа детей с нарушениями слуха. Так, по данным ВОЗ в России насчитывается порядка 13 млн. человек с нарушениями слуха, в том числе детей и подростков более 1 млн. Причем, у подавляющего числа детей диагноз поставлен в возрасте от 3 до 7 лет. Для семьи появление ребенка с нарушениями слуха является испытанием и часто является причиной ее распада, способствуя дезинте-

грации внутрисемейных (супружеских, дет-ско-родительских и родительско-детских) отношений (Никитина, Хохлова, 2015: 6783; Никишина, 2003: 101-104). Механизмом возвращения семьи к нормальной жизни является включение ее в процесс психолого-педагогического сопровождения своего ребенка (Блинов, Мордич, 2001: 17; Молчанова, Ситникова, 2015: 16-27; Никишина, Мордич, 2003; Соколов, 2006: 300-303; Чеканова, Молчанова, 2016: 173-176).

Библиометрический анализ публикационной активности по запросу «особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха» в системе Российского индекса цитирования в период с 2008 по 2017 год выявил подобные исследования в количестве одной публикации, что соответствует 3,2^-6% от общего числа исследований и обеспечивает актуальность настоящего исследования, а полученным результатам -научную новизну.

Основная часть. Цель исследования состоит в изучении особенностей внутрисемейных (супружеских, детско-родительских и родительско-детских) отношений в семье,

воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, как оснований ее психолого-педагогического сопровождения.

Теоретическая основа и методология. В нашем исследовании семью, воспитывающую ребенка с нарушениями слуха, рассматриваем как микросоциальную систему, членов которой объединяет общая деятельность, эмоциональные отношения и непосредственное устойчивое общение друг с другом (Молчанова, Сердюкова, 2014: 118-125). Ее функционирование характеризуется соотношением таких основных параметров, как семейная сплоченность и семейная адаптация. Семейная сплоченность выражает степень эмоциональной близости между членами семьи и является четырехуровневой: «разобщенной», «разделенной», «связанной» и «сцепленной». Семейная адаптация свидетельствует о способности семейной системы гибко или ригидно среагировать на воздействие стрессоров и может быть представлена «ригидным», «структурированным», «гибким» и «хаотичным» типом семейных отношений. Все внутрисемейные отношения (супружеские, родитель-ско-детские, детско-родительские) реализуются в соответствии с принципами иерархии и субординации и регулируются границами. Из шестнадцати типов семейных систем, полученных путем комбинирования уровней сплоченности и адаптации, четыре типа умеренно выражены по обоим параметрам и называются сбалансированными. По параметру семейной сплоченности это «разделенный» (30-38) и «связанный» (3946), а по параметру семейной адаптации -«структурированный» (20-25) и «гибкий» (26-30) уровни семейных систем. Экстремально выраженная семейная адаптация и сплоченность указывают на дисфункциони-рование семейной системы. Оставшиеся восемь типов семейных систем представляют средний уровень функционирования. В них один из параметров является крайне выраженным, а другой — сбалансированным1.

1 Опросник Шкала семейной адаптации и сплоченности (Опросник FACES-3 / Тест Д.Х. Олсона). URL: http://psycabi.net/testy/297-oprosnik-

Обзор отечественных и зарубежных научных исследований по проблеме внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, свидетельствует о том, что особенности ее функционирования как микросоциальной системы характеризуются наличием не только соматических и социальных, но и психологических проблем, и выступают основаниями ее психолого-педагогического сопровождения (Молчанова, Ситникова, 2015: 1627; Asberg, Vogel, Bowers, 2008: 486-499; Hintermair, 2006: 493-513; Koester, Meadow-Orians, 1990; Koester, Papousek, Smith-Gray, 2000: 55-71, Kurtzer-White, Luterman, 2003: 232-235; Pipp-Siegel, Sedey, Yoshinaga-Itano, 2002: 1-17; Quittner, Glueckauf, Jackon, 1990: 1266-1278; Vaccari, Marschark, 1997: 793801).

Так, в исследовании A.L. Quittner, R.L. Glueckauf, D.N. Jackson (1990) представили сравнение модели социальной поддержки матерей глухих детей с альтернативной моделью посредника и возможности их использования для адаптации к хроническому стрессу. Были выявлены различия между функциями социальной поддержки при хронических и острых стрессовых состояниях матерей глухих детей, а также между ситуационными специфическими стрессорами и основными жизненными событиями. Установлено, что хронический родительский стресс связан с пониженным восприятием эмоциональной поддержки и выраженными симптомами депрессии и тревоги (Quittner, Glueckauf, Jackon, 1990: 1266-1278).

В исследовании C. Vaccari, M. Marschark (1997) показана роль раннего общения слышащих родителей с глухими детьми в их социальном и эмоциональном развитии, поскольку более 90% глухих детей имеют слышащих родителей, у которых часто нет эффективных средств общения с ними. Проанализированы взаимосвязи между ранним общением слышащих родителей и социально-эмоциональным развитием глухих детей, что выступило основанием в

shkala-semejnoj-adaptatsii-i-splochennosti-oprosnik-faces-3-test-d-kh-olsona

разработке невербальных стратегий детско-родительского взаимодействия (Vaccari, Marschark, 1997: 793-801).

В исследовании S.Pipp-Siegel, A.L.Sedey, C.Yoshinaga-Itano (2002) представлены потенциальные и дополнительные предикторы родительского стресса у матерей детей раннего возраста с нарушениями слуха. Выявлено, что матери, которые воспринимали свои ежедневные проблемы как более интенсивные, имели более высокие показатели стресса. Дополнительными предикторами материнского стресса явились социальная поддержка и ежегодный семейный доход (Pipp-Siegel, Sedey, Yoshinaga-Itano, 2002: 1-17).

Точка зрения на хроническое горе родителей в связи с рождением в семье ребенка с нарушениями слуха и копинги родителей, влияние хронического горя на детско-родительские взаимоотношения представлены в исследовании E. Kurtzer-White, D. Luterman (2003) (Kurtzer-White, Luterman, 2003: 232-235).

Результаты исследования корреляций между родительскими ресурсами, социально-демографическими переменными, родительским стрессовым опытом и социально-эмоциональными проблемами ребенка с нарушениями слуха (глухого или слабослышащего) показали, что высокий уровень родительского стресса связан с частыми социально-эмоциональными проблемами ребенка. Это подчеркивает важность ресур-соориентированной стратегии консультирования и социальной поддержки в раннем вмешательстве (Hintermair, 2006: 493-513).

В настоящее время индивидуальный образовательный маршрут ребенка, предусматривающий его оптимальную социально-психологическую адаптацию, является достаточно традиционной моделью психолого-педагогического сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха. Существующая потребность в инновационных технологиях психолого-педагогического сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, актуализирует необходимость разработки

эффективной модели взаимодействия семьи и специального коррекционного образовательного учреждения по повышению родительской компетенции (Calderon, 2000: 140155). В исследовании R. Calderon (2000) изучалось влияние участия родителей в программах обучения глухих детей на развитие детского языка, навыков раннего чтения, а также на социальное и эмоциональное развитие. Были учтены такие факторы, как потеря слуха у ребенка, уровень образования матери, ее текущие коммуникативные навыки и использование дополнительных услуг, помимо тех, которые предлагаются -программа раннего вмешательства или школьная программа ребенка. Результаты исследования показали, что участие родителей в школьной образовательной программе для детей является значительным позитивным предиктором для развития навыков раннего чтения, а умения материнской коммуникации и потеря слуха у ребенка были самыми сильными предикторами для развития языка. И хотя участие родителей в школьной образовательной программе их глухих детей может положительно повлиять на успеваемость в учебе, умение общаться с родителями является более значимым предиктором позитивного языка и академического развития (Calderon, 2000: 140-155).

Объектом настоящего исследования является семья, воспитывающая ребенка с нарушениями слуха, а предметом — особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха.

Материалы и методы исследования.

Исследование особенностей внутрисемейных (супружеских, родительско-детских, детско-родительских) отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, проводилось на базе специального коррекционного образовательного учреждения «Курская школа-интернат». Общий объем выборки участников исследования составил 28 семей. Из них 14 семей, воспитывающих детей с нарушениями слуха (ЭГ1: 8 слабослышащих и 6 глухих), и 14 семей, воспитывающих детей, не имеющих

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

нарушения слуха (КГ). Все супружеские пары на момент исследования имели сохранный слух и состояли в официально зарегистрированном браке. Возраст группы матерей составил Х1± о = 34,6±5,1, отцов — Х1± о = 39,5±5,6 лет, детей — Х1± о = 9,5±1,8 лет. Из 28 детей в возрасте Х1± о = 9,5±1,8 лет количество мальчиков составило 12, количество девочек — 16.

В пакет психодиагностических методик вошли опросники «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3, Д.Х. Олсон, Дж.Портнер и И. Лави, в адаптации Н.Ф. Михайловой)2, родительско-детских отношений А.Я. Варги, В.В. Столина и PARI (Е.С. Шевер и Р.К. Белл, в адаптации Т.В. Нещерет), проективная методика «Рисунок семьи» (Рудакова, 2008). С целью обработки результатов применяли методы ма-тематико-статистического анализа: описательную статистику, сравнительный и корреляционный виды анализа. Статистическая обработка результатов проводилась с помощью программного продукта («Statistica 11.0»).

Результаты исследования и их обсуждение. Диагностика семейной адаптации и сплоченности, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, реализованная с использованием опросника «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3, Д.мп= 0,00*; p=0,000), «принятие решений» (Xср.l=3,25±0,83; Xср.2=4,20±0,61; иэмп=167,50*; p=0,000), «друзья» (Хср.1=3,41±0,83; Xср.2=4,30±0,79; иэмп=264,00*; p=0,002), «контроль» (Хср.1=6,62±1,25; Xср.2=7,37±0,93; иэмп.=171,50*; p=0,000). Достоверно высокая выраженность показателей выявлена по шкалам «семейная адаптация» (Хср.1=34,54±3,20; Хср.2=25,70±2,49; иэмп.=2,50**; p=0,000), «семейные границы» (Хср.1=8,00±1,20; Хср.2=7,00±0,91; иэмп.= 0,00*; p=0,000), «интересы и отдых» (Хср.1=7,85±1,32; Хср.2=6,90±0,84; иэмп.=0,00**; p=0,000), «дисциплина» (Хср. 1=7,65±1,11; Хср.2=3,67±0,92; иэмп=262,50*; p=0,004), «роли» (Хср.1=10,50±1,16; Хср.2=9,87±1,04; иэмп=199,50*; p=0,000), «правила» (Хср.1=2,52±0,79; Хср.2=2,00±0,53; иэмп =268,00*; p=0,003).

Таким образом, родители детей с нарушениями слуха в меньшей степени способны контролировать ситуацию, быть гибкими в принятии решений в организации досуга и свободного времени, в общении с друзьями, готовыми к эмоциональной близости и в большей степени сконцентрированы на распределении семейных ролей, соблюдении дисциплины и на реализации семейных правил и норм.

Исследование родительского отношения как особенностей восприятия и понимания личности ребенка, реализуемых в общении с ним поведенческих стереотипов, осуществлялось с помощью теста-опросника А.Я. Варги, В.В. Столинаи методики PARI (Е.С. Шевер и Р.К. Белл, в адаптации Т.В. Нещерет) (Рудакова, 2008).

Опросник А.Я. Варги, В.В. Столина состоит из пяти шкал, каждая из которых отражает специфическое отношение к ребенку. Так показатели шкалы «Маленький неудачник» указывают на особенности восприятия и понимания родителем своего, ребенка. Показатели шкалы «Авторитарная

гиперсоциализация» характеризует форму и направление контроля поведения ребенка. Межличностная дистанция в общении с ребенком измеряется шкалой «Симбиоз», а социально желательный образ родительского отношения — шкалой «Кооперация». Шкала «Принятие» предназначена для измерения целостного эмоционального отношения.*=2,31 при p<0,01).

У 30% опрошенных родителей слабослышащего и 10% глухого ребенка выявлен такой стиль родительского отношения, как «Симбиоз», характеризующийся незначительной дистанцией в общении с ребенком. Родители ребенка с нарушениями слуха ощущают себя с ним единым целым, стремятся удовлетворить все его потребности, уберечь от жизненных трудностей. Причем, в семье, воспитывающей слабослышащего ребенка, такой стиль детско-родительских отношений, как «Симбиоз» используется не чаще, нежели в семье глухого ребенка (фэмп.*=1,29 при фкр.*=1,64 при p<0,05; фкр.*=2,31 при p<0,01).

Родители слабослышащего ребенка чаще, чем родители глухого, прибегают к контролю («Авторитарная гиперсоциализация»). А родители, воспитывающие

глухого ребенка, чаще используют стиль «Маленький неудачник».

Диагностика родительско-детских отношений (прежде всего оценка ролевых позиций матери) в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, осуществлялась с использованием методикиPARI (Е.13,34; Xср.2=115,17±10,29; Uэмп.= 134,00*; p=0,004). Таким образом, особенности родительско-детских отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, проявляются в незначительной эмоциональной дистанции, в высокой оценке его интеллектуальных и творческих способностей, в поощрении инициативы и самостоятельности. Ролевые позиции мам, воспитывающих детей с нарушениями слуха, характеризуются преимущественным доминированием в семье, склонностью к самопожертвованию. Отцов характеризует недостаточная включенность в дела семьи.

Диагностика детско-родительских отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, была проведена с помощью проективной методики «Рисунок семьи» (Рудакова) и указала на следующие особенности восприятия детьми семейных взаимоотношений.

Все рисунки слабослышащими выполнены в цвете, аккуратно и реалистично с соблюдением пропорций. Семьи изображены в полном составе. Эмоциональные связи между всеми членами семьи выражены ребенком положительно. Всех членов семей характеризует чувство общности, поскольку изображены детьми практически вплотную,

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

не отдаляя друг от друга. Об этом ярко свидетельствуют рисунки у 50% слабослышащих детей. Сам процесс рисования у слабослышащих детей вызвал положительные эмоции, выполнялся с большим желанием и бурным обсуждением.

Все рисунки глухими детьми выполнены неаккуратно, схематично, преимущественно в черно-белом исполнении, что свидетельствует об эмоциональном неприятии внутрисемейных отношений. Члены семей изображены нереально большими или нереально маленькими или представлены одними лицами.

Также незначительное количество рисунков глухих детей (20%) продемонстрировали большую потребность детей в общении — в свои рисунки они добавляли непро-живающих с ними родственников (дядя, тетя), вымышленных членов семьи. В большинстве случаев глухие дети не включали себя в рисунок (30%) или рисовали себя на значительном расстоянии от других ее членов (70%). Причины отсутствия автора на рисунке характеризуют трудности самовыражения при общении с близкими людьми, отсутствие чувства общности с семьей.

Вместе с тем на рисунках у 40% глухих детей присутствовали только они сами, что свидетельствует о низкой степени привязанности ребенка к родителям или о наличии невидимого барьера между любящими людьми. Процесс рисования у глухих детей вызвал отрицательные эмоции. Педагогу-психологу более десяти минут понадобилось на то, чтобы объяснить задание. Все дети спрашивали, что рисовать и ждали одобрения.

Рассматривая семью, воспитывающую ребенка с нарушениями слуха, как микросоциальную система, характеризующуюся наличием специфических внутрисемейных отношений и ролевых позиций, мы посчитали целесообразным изучить характер взаимосвязей между такими параметрами семейной структуры, как семейная сплоченность, семейная адаптация и родительско-детские отношения. С этой целью была реализована процедура корреляционного анализа показателей взаимосвязей родительско-детских отношений, а также показателей семейной структуры и родительско-детских отношений (табл. 1-4):

Таблица 1

Значимые корреляционные взаимосвязи показателей ролевых позиций в родительско-детских отношениях в семье, воспитывающей слабослышащего ребенка

Table 1

Significant correlation interrelations between the indicators of role positions in parents’ and children’s relationships in the family raising a hearing-impaired child

Наименование показателя ощущение самопожертвования в роли матери доминирование матери зависимость и несамостоятельность матери

1. Партнерские отношения -0,65** -0,58** -0,52**

2. Развитие активности ребенка -0,69** -0,50** -0,56**

* — статистическая значимость при p<0,05

** — статистическая значимость при p<0,001

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха //Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

Таблица 2

Значимые корреляционные взаимосвязи показателей ролевых позиций в родительско-детских отношениях в семье, воспитывающей глухого ребенка

Table 2

Significant correlations between the indicators of role positions in parents’ and children’s relationships in the family raising a deaf child

Наименование показателя ощущение самопожертвования в роли матери доминирование матери зависимость и несамостоятельность матери

1. Партнерские отношения -0,72** -0,63** -0,68**

2. Развитие активности ребенка -0,69** -0,60** -0,56**

TJT—

— статистическая значимость при p<0,05 — статистическая значимость при p<0,001

Таблица 3

Значимые корреляционные взаимосвязи показателей семейной структуры, ролевых позиций и родительско-детских отношений в семье, воспитывающей слабослышащего ребенка

Table 3

Significant correlations between the indicators of the family structure, role positions and parental-child relationships in the family raising a hearing-impaired child

Наименование показателя Семейная сплоченность Семейная адаптация

1. Ощущение самопожертвования в роли матери -0,57** 0,63**

2. Доминирование матери -0,54* 0,49**

3. Зависимость и несамостоятельность матери -0,56* 0,49**

4. Партнерские отношения 0,56* -0,59**

5. Развитие активности ребенка 0,51** -0,45*

— статистическая значимость при p<0,05 — статистическая значимость при p<0,001

Таблица 4

Значимые корреляционные взаимосвязи показателей семейной структуры, ролевых позиций и родительско-детских отношений в семье, воспитывающей глухого ребенка

Table 4

Significant correlations between the indicators of the family structure, role positions and parental-child relationships in the family, raising a deaf child

Наименование показателя Семейная сплоченность Семейная адаптация

1. Ощущение самопожертвования в роли матери -0,87** 0,68**

2. Доминирование матери -0,84* 0,52**

3. Зависимость и несамостоятельность матери -0,86* 0,69**

4. Партнерские отношения 0,86* -0,64**

5. Развитие активности ребенка 0,61** -0,55*

— статистическая значимость при p<0,05

** — статистическая значимость при p<0,001

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

Независимо от степени нарушения слуха у ребенка, корреляционные взаимосвязи показателей ролевых позиций, а также показателей семейной структуры, ролевых позиций и родительско-детских отношений в семье, его воспитывающей, характеризуются общими закономерностями:

— являются значимыми и высоко значимыми сильной и средней степени выраженности, положительно и отрицательно направленными;

— стабилизация уровня выраженности таких ролевых позиций, как «ощущения самопожертвования в роли матери», «доминирование семьи», «зависимость и несамостоятельность матери» в родительско-детских отношениях зависит от семейной сплоченности и степени выраженности партнерских отношений и активности ребенка, и наоборот;

— преодоление состояния адаптационного хаоса в супружеских взаимоотношениях может быть реализовано за счет развития партнерских отношений и активности ребенка;

— развитие партнерских отношений и активности ребенка возможно с опорой на семейный реабилитационный потенциал -семейную сплоченность, которой присущи сильные эмоциональная близость лояльность во взаимоотношениях и определенная взаимозависимость членов семьи, их готовность к совместной деятельности;

Следовательно, полученные результаты можно рассматривать в качестве оснований психолого-педагогического сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха.

Заключение. Таким образом, исследование особенностей внутрисемейных (супружеских, детско-родительских и роди-тельско-детских) отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, позволило выявить как общее, так и специфическое и сформулировать следующие выводы:

1. Независимо от степени нарушения слуха у детей, семьи, их воспитывающие, имеют полуфункциональный тип структуры, характеризующийся связанным

уровнем семейной сплоченности и хаотичным уровнем семейной адаптации, и в этой связи являются мишенью для коррекционно-реабилитационной работы. Для супружеских отношений в таких семьях характерны контроль ситуации, связанной с появлением в семье ребенка с нарушениями слуха, эмоциональная близость, гибкость в принятии решений, готовность к организации совместного досуга и свободного времени, к общению с друзьями, а также сконцентрированность на распределении семейных ролей, соблюдении дисциплины и на реализации семейных правил и норм.

2. Особенности родительско-детских отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, проявляются в доминирующей позиции мам, их эмоциональной близости с детьми и склонности к самопожертвованию и гиперопеке, к поощрению инициативы и самостоятельности детей, в высокой оценке их интеллектуальных и творческих способностей.

3. Детско-родительские отношения воспринимаются слабослышащим ребенком как эмоциональная близость, привязанность. В соответствии с полученными результатами процесс рисования у слабослышащих детей вызвал положительные эмоции, выполнялся с большим желанием и бурным обсуждением. Рисунки семьи были представлены в цвете, в полном составе, практически вплотную, не отдаляя членов семьи друг от друга, выполнены аккуратно и реалистично с соблюдением пропорций. Это свидетельствует о восприятии слабослышащим ребенком семьи как дружной, всех ее членов характеризует чувство общности и наличие положительных эмоциональных взаимоотношений.

4. Детско-родительские отношения в семье, воспитывающей глухого ребенка, в основном воспринимаются им как разобщенные. Глухие дети испытывают трудности самовыражения при общении с близкими людьми. Для них характерно

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

отсутствие чувства общности с семьей, потребности в общении и защищенности.

5. Наличие корреляционных взаимосвязей показателей родительско-детских отношений, а также показателей семейной структуры с показателями родительско-детских отношений, можно рассматривать в качестве общих оснований в психолого-педагогическом сопровождении семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха, независимо от степени его нарушения.

Список литературы

Блинов Ю.А., Мордич Л.Н. Основные принципы психологической реабилитации детей с задержкой психического развития // Вестник психосоциальной и коррекционно-

реабилитационной работы. 2001. №1. С 17.

Горлова Е.Л. Родительская компетентность: подходы к изучению и развитию// Вестник РГГУ. Серия: Психология. Педагогика. Образование. 2010. № 17 (60). С. 214-224.

Горлова Е.Л. Психологический возраст ребенка как основание для проектирования стратегий развития родительской

компетентности // Национальный психологический журнал. 2013. №2 (10). С. 134-141.

Коваленко Т.В. Моделирование взаимодействия семьи и школы в условиях современного начального образования: Автореф. дис…канд.пед. наук. Омск, 2016. 27 с.

Молчанова Л.Н., Сердюкова Н.С. Особенности функционирования микросоциальной системы «Семья, пережившая воздействие кризисной ситуации, связанная с инвалидностью ребенка» // Перспективы науки и образования. 2014. №6 (12). С. 118-125.

Молчанова Л.Н., Ситникова А.В. Особенности функционирования семей, воспитывающих детей с нарушениями слуха // Коррекционно-педагогическое образование.2015. №3 (3). С. 16-27.

Никитина Ю.В., Хохлова А.Ю. Особенности детско-родительского взаимодействия в семьях, воспитывающих детей с нарушениями слуха // Клиническая и специальная психология. 2015. Том 4. № 2. С. 67-83.

Никишина В.Б., Мордич Л.Н. Программы психологической реабилитации детей с нарушениями умственного развития. Учеб. пособие. Курский государственный

медицинский ун-т. 2003. Курск: КГМУ, 130 с.

Никишина В.Б. Деструктивность семейных отношений как фактор нарушений психического развития у детей // Ярославский педагогический вестник. 2003. №4(37). С. 101-104.

Рудакова А.Ю. 2008. Комплект методик для психологической диагностики семей, находящихся в социально опасном положении. Смоленск, URL: http://cpms-smol.ru/spec-mp/80-kmpdsnsop (дата обращения: 12.06.2018).

Сергеева Б.В., Аракелян Р.К. Формирование родительской компетентности в условиях начальной школы // Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. T. №1/1. С.184-188.

Соколов А.Н. Психолого-педагогическое сопровождение семей, имеющих детей с нарушенным слухом. Два века российской сурдопедагогики: Материалы Всероссийского конгресса сурдопедагогов. 2006. СПб., Наука-Питер. С. 300-303.

Соколов А.Н. Социально-психологические проблемы родителей, имеющих детей с нарушениями слуха. URL:

http://www.emissia.org/offline/2014/2186.htm (дата обращения: 9.06.2018).

Чеканова А.В., Молчанова Л.Н. Проблема детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих ребенка с нарушениями слуха / В сборнике: Лучшая научная статья 2016 сборник статей III Международного научно-практического конкурса. 2016. Пенза. С. 173-176.

Asberg, K.K., Vogel, J.J., Bowers, C.A. (2008). Exploring correlates and predictors of stress in parents of children who are deaf: Implications of perceived social support and mode of communication. Journal of Child and Family Studies, 17, 486-499.

Calderon, R. (2000). Parental Involvement in Deaf Children’s Education Programs as a Predictor of Child’s Language, Early Reading, and Social Emotional Development. Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 5(2) Spring, 140-155.

Cere, D. (2013). What is Parenthood? Proposing Two Models. Toward an Integrative Account of Parenthood. In L.C. McClain & D. Cere (Eds.), What is Parenthood? Contemporary debates about the Family (pp. 19-40). New York: New York University Press.

Douglas, M. Teti, Candelaria, M.A. (2002). Parenting Competence. Handbook of parenting. In Marc H. Bornstein (Eds.) (pp.149 -180). Lawrence Erlbaum Associates.

Молчанова Л.Н., Фомина А.В., Чеканова А.В. Особенности внутрисемейных отношений в семье, воспитывающей ребенка с нарушениями слуха // Научный результат. Педагогика и психология образования. Т. 4, №4: 83-95

Glaveanu, S.M. (2015). The Parental Competence of Single-parent Families from Vulnerable Groups. Procedia — Social and Behavioral Sciences, Volume 187, 13, 201-205.

Hintermair, M. (2006). Parental resources, parental stress, and socioemotional development of deaf and hard of hearing children. Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 11(4), 493-513.

Koester, L., Meadow-Orlans. K. (1990). Parenting a deaf child: Stress, strength, and support. In D. Koester and K. Meadow-Orlans (Eds.), Educational and developmental aspects of deafness (pp. 299-320). Washington, DC: Gallaudet University Press.

Koester, L.S., Papousek, H., Smith-Gray, S.

(2000). Intuitive parenting, communication, and interaction with deaf infants. In: P.E. Spencer, C.J. Erting, M. Marschark (Eds.), The Essays in Honor of Kathryn P. Meadow-Orlans: The Deaf Child in the Family and at School (pp. 55-71). Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates.

Kurtzer-White, E., Luterman, D. (2003). Families and children with hearing loss: Grief and coping. Mental Retardation and Developmental Disabilities Research Reviews, 9(4), 232- 235.

Léonard, N., Paul, D. (1995). The life of the couple and feelings of parental competence. Can Nurse, 91(9), 42-45.

Pipp-Siegel, S., Sedey, A.L., Yoshinaga-Itano, C. (2002). Predictors of parental stress in mothers of young children with hearing loss. Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 7(1), 1-17.

Quittner, A.L., Glueckauf, R.L., Jackson, D.N. (1990). Chronic parenting stress: Moderating versus mediating effects of social support. Journal of Personality and Social Psychology, 59, 12661278.

Vaccari, C., Marschark, M. (1997). Communication between parents and deaf children: Implications for social-emotional development. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 38(7), 793-801.

References

Blinov, Yu.A. and Mordich, L.N.

(2001),»Basic principles of psychological rehabilitation of children with mental retardation», Bulletin of psychosocial and correctional-rehabilitation work, 1. 17. Russia.

Gorlova, E.L. (2010), «Parental competence: approaches to learning and development», Bulletin of the RSUH. Series: Psychology. Pedagogy. Education. 17 (60). 214-224. Russia.

Gorlova, E.L. (2013), «Psychological age of the child as a basis for designing strategies for the development of parental competence», National Psychological Journal, 2 (10). 134-141. Russia.

Kovalenko, T.V. (2016), Modeling the interaction between family and school in the context of modern primary education, abstract. dis. … candidate of pedagogical sciences, Omsk State Pedagogical University.

Molchanova, L.N. and Serdyukova, N.S.

(2014), «Features of the functioning of the micro social system «family, survived the impact of the crisis related to the child’s disability»», Prospects of science and education, 6 (12). 118-125. Russia.

Molchanova, L.N. and Sitnikova, A.V.

(2015), «Features of the functioning of families with children with hearing impairment», Correction and pedagogical education, 3 (3), 16-27, Russia.

Nikitina, Yu.V. and Khokhlova, A.Yu.

(2015), «Features child-parent interaction in families with children with hearing impairments», Clinical and special psychology ,V. 4, 2, 67-83, Russia.

Nikishina, V.B. and Mordich, L.N. (2003), Programmy psikhologicheskoy reabilitatsiidetey s narusheniyami umstvennogo razvitiya [Programs of psychological rehabilitation of children with intellectual disabilities. Textbook. Allowance], Kursk: KGMU, 130, Russia.

Nikishina, V.B. (2003), «Destructiveness of family relations as a factor of mental development disorders in children», Yaroslavl Pedagogical Bulletin, 4 (37), 101-104, Russia.

Rudakova, A.Yu. (2008), «A set of techniques for the psychological diagnosis of families in a socially dangerous situation», Smolensk, available at: http://cpms-smol.ru/spec-mp/80-kmpdsnsop (Accessed 12 June 2018).

Sergeeva, B.V. and Arakelyan, R.K. (2016), «Formation of parental competence in the conditions of an elementary school», Historical and socially-educational thought, V. 8, 1(1), 184-188.

Sokolov, A.N. (2006), «Psychological and pedagogical support of families with hearing im-pairedchildren. Two centuries of Russian surdo-pedagogy»: Materials of the All-Russian congress of surdopedagogists, SPb., Nauka-Piter, 300-303.

Sokolov, A.N. (2015), «Socio-psychological problems of parents with children with hearing impairments», available at: http://www.emissia.org/offline/2014/2186.htm (Accessed 9 June 2018).

Chekanova, A.V. and Molchanova, L.N.

(2016), «The problem of child-parent relations in families raising a child with hearing impairments»,

In the collection: The best scientific article of 2016 collection of articles of the III International Scientific and Practical Competition, 2016, Penza, 173176, Russia.

Asberg, K.K., Vogel, J.J. and Bowers, C.A. (2008), «Exploring correlates and predictors of stress in parents of children who are deaf: Implications of perceived social support and mode of communication», Journal of Child and Family Studies, 17, 486-499.

Calderon, R. (2000),»Parental Involvement in Deaf Children’s Education Programs as a Predictor of Child’s Language, Early Reading, and Social Emotional Development», Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 5(2), Spring, 140-155.

Cere, D. (2013), «What is Parenthood? Proposing Two Models. Toward an Integrative Account of Parenthood», In L.C. McClain & D. Cere (Eds.), «What is Parenthood? Contemporary debates about the Family», New York: New York University Press, 19-40.

Douglas, M. Teti and Candelaria, M.A. (2002), Parenting Competence. Handbook of parenting», In Marc H. Bornstein (Eds.), Lawrence Erlbaum Associates, 149 -180.

Gláveanu, S.M. (2015), «The Parental Competence of Single-parent Families from Vulnerable Groups», Procedia — Social and Behavioral Sciences, V.187, 13, 201-205.

Hintermair, M. (2006), Parental resources, parental stress, and socioemotional development of deaf and hard of hearing children. Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 11(4), 493-513.

Koester, L. and Meadow-Orlans, K. (1990), «Parenting a deaf child: Stress, strength, and support», In D. Koester & K. Meadow-Orlans (Eds.), Educational and developmental aspects of deafness, Washington, DC: Gallaudet University Press, 299-320.

Koester, L.S., Papousek, H. and S. Smith-Gray (2000), «Intuitive parenting, communication, and interaction with deaf infants», In: P.E. Spencer, C.J. Erting, M. Marschark (Eds.), The Essays in Honor of Kathryn P. Meadow-Orlans: The Deaf Child in the Family and at School, Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 55-71.

Kurtzer-White, E. and Luterman, D. (2003), «Families and children with hearing loss: Grief and coping», Mental Retardation and Developmental Disabilities Research Reviews, 9(4), 232- 235.

Léonard, N. and Paul, D. (1995), «The life of the couple and feelings of parental competence», Can Nurse, 91(9), 42-45.

Pipp-Siegel, S., Sedey, A.L. and Yoshinaga-Itano, C. (2002), «Predictors of parental stress in mothers of young children with hearing loss», Journal of Deaf Studies and Deaf Education, 7(1), 1-17.

Quittner, A.L., Glueckauf, R.L. and Jackson, D.N. (1990), «Chronic parenting stress: Moderating versus mediating effects of social support», Journal of Personality and Social Psychology, 59, 12661278.

Vaccari, C. and Marschark, M. (1997), «Communication between parents and deaf children: Implications for social-emotional development», Journal of Child Psychology and Psychiatry, 38(7), 793-801.

Информация о конфликте интересов:

автор не имеет конфликта интересов для декларации.

Conflicts of Interest: the author has no conflict of interests to declare.

Молчанова Людмила Николаевна, профессор кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации Минздрава России (305041, Россия, г. Курск, ул. К. Маркса, 3), доктор психологических наук, доцент, [email protected] Фомина Анастасия Викторовна, заместитель директора по воспитательной работе ОКОУ «Школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья № 3» (305014, Россия, г. Курск, ул. Смородиновая, 2) [email protected] Чеканова Анна Васильевна, педагог-психолог ОКОУ «Курская школа-интернат» (305023, Россия, г. Курск, ул. Чумаковская, 9), [email protected]

Ludmila N. Molchanova, Professor of the Department of Psychology of Health and Correctional Kursk State Medical University (3, K. Maraa Str., Kursk, 305041, Russia), Holder of Habilitation degree in Psychology, Associate Professor, [email protected]

Anastasia V. Fomina, deputy director of educational work Boarding school for children with disabilities № 3 (2 Smorodinovaya Str., Kursk, 305014, Russia), [email protected] Anna V. Chekanova, Psychologist Kursk boarding school (9 Chumakovskaya Str., Kursk, 305023, Russia), [email protected]

Психологические особенности отношений в семье

Семья – система личных взаимоотношений

Определение 1

Отношения в семье– это сложная психическая реальность, сложный феномен, включающий уровни сознания, а также индивидуальные и коллективные, онтогенетические и социогенетические, филогенетические основания.

Семья относится к малым группам и характеризуется внутренней психологической и поведенческой обязанностью её членов. В семье присутствуют психологическая общность и налаженные личные взаимоотношения.

Семья, как коллектив, является психологически развитой, если в ней сложилась дифференцированная система личных взаимоотношений, в основе которых лежит высокая нравственность.

Такие коллективистские отношения определяются понятиями нравственности, ответственности, открытости, организованности, информированности и эффективности.

Готовые работы на аналогичную тему

Основная часть семей находится в промежутке между слаборазвитой и высокоразвитой группой. В системе отношений одни и те же члены семьи занимают неодинаковое положение.

Чтобы точнее охарактеризовать место каждого члена семьи в структуре внутрисемейных отношений, специалистами используются понятия «статус», «установка», «позиция», «роль».

Такое понятие как позиция обозначает официальное положение человека в какой-либо подсистеме отношений. Позиция определяется в семье связями конкретного человека с остальными её членами.

От того, какую позицию занимает человек в семье, будет зависеть степень его влияния на поступки других членов семьи.

Статус в отличие от позиции является реальной характеристикой положения человека в системе внутрисемейных отношений, степень его авторитетности.

В системе внутрисемейных отношений внутренняя установка является личным субъективным восприятием, т.е. оценкой своего реального положения, своего авторитета.

Субъективное восприятие и действительный статус человека могут расходиться.

Роль человека в семье в социальной психологии определяется как одобряемый образец поведения человека, занимающего определенную позицию. Когда человек входит в свою роль, он постепенно к ней привыкает, и члены семьи начинают ожидать от него поведения, которое будет соответствовать его роли.

Семья является тем институтом, где ребенок получает и обеспечивается необходимым минимумом общения, без которого нельзя стать личностью и человеком. С другой стороны, семья может нанести ребенку столько вреда в воспитании, сколько не сможет ни один социальный институт.

Н. Соловьев выделяет в семье несколько видов отношений:

  • социально-биологические – численность семьи и её половозрастная структура, сексуальные связи, проблема рождаемости, наследственности, родственного чувства;
  • хозяйственно-экономические – семейный бюджет, распределение семейных обязанностей, ведение домашнего хозяйства;
  • юридические отношения – сфера мотивации брака и развода, отношения родителей и детей, имущественные и личные права и обязанности мужа и жены;
  • нравственные отношения – женское и мужское достоинство, нравственное воспитание и самовоспитание, половое воспитание, трудовое воспитание;
  • психологические отношения – сфера психологических особенностей личности, преодоление семейных противоречий, формирование чувств, психологическая совместимость;
  • эстетические отношения – эстетика отношений, поведение, речь, одежда, жилище, эстетическое воспитание и самовоспитание.

Замечание 1

Те или иные отношения в семье оказывают влияние на психику человека и его соматический статус.

Психологический климат в семье

Определение 2

Под психологическим климатом понимается психологическая атмосфера, эмоциональный настрой, преобладающий в семье.

Определяется он настроениями людей, душевными переживаниями, отношением друг к другу и является достаточно устойчивым образованием.

Психологическая атмосфера семьи может быть здоровой или нездоровой.

Среди составляющих здорового психологического климата семьи можно выделить:

  • атмосферу взаимного внимания;
  • уважительного отношения членов семьи друг к другу;
  • товарищество и сплоченность;
  • чувство защищенности в сочетании с высокой внутренней дисциплиной, принципиальностью, ответственностью.

Семья с благоприятным психологическим климатом характеризуется наличием любви и уважения друг к другу, доверием членов семьи. Дети в такой семье проявляют большое уважение к родителям.

Члены семьи с благоприятным климатом стремятся проводить время вместе, отмечать все праздники, помогать друг другу. Такие семьи гармонично развиваются, меньше конфликтуют, меньше создают стрессовых ситуаций.

На психологический климат семьи оказывают влияние межличностные отношения супругов и отношения к людям вообще.

Л.Н. Толстой считал, что супруги должны быть внимательны и осторожны к своим взаимным отношениям, не допускать привычки раздражения, отчужденности.

Исследования, проведенные социальными психологами, показали, что у супругов, удовлетворенных своим браком, самокритичность к себе значительно выше, чем критичность по отношению к партнеру.

В неблагополучных семьях критичность к партнеру выше собственной самокритичности.

Образ семьи глазами мужчины и женщины

В семейных отношениях, считают специалисты, должен присутствовать юмор, помогающий снять конфликт и критически посмотреть на себя со стороны.

Супругам важно научиться ценить юмор друг друга и обладать нравственными качествами, по поводу которых мнения самые разные.

Опросы, проведенные эстонскими специалистами, показали, что одним из таких качеств является верность и соответствие добрачному идеалу, мужчины, при этом, подчеркивают ещё честность и сдержанность женщины, а те, в свою очередь, говорят о серьезности мужа.

Мужья выглядят в глазах жен непорядочными и недобросовестными в неудачных браках, а мужья считают своих жен недоверчивыми.

Нежность, порядочность, вежливость подчеркивают мужчины в своих женах, когда брак сложился удачно, а женщины в мужьях подчеркивают добросовестность, дружелюбность, доверчивость.

Исследования, проведенные К. Витеком, показали, что удачным оказывается тот брак, в котором партнеры отмечают друг у друга надежность, верность, твердый характер, любовь к семье.

Молодые супруги оценивают внешнюю привлекательность, которая у пожилых супругов отступает на задний план и предпочтение отдается умению вести хозяйство и любви к семье.

Грубость, трусость и неряшливость мужчин отвергается женщинами.

Перед вступлением в брак, считает К. Витек, молодые люди должны обращать внимание на наличие следующих черт друг у друга – трудолюбию и выдержанности, заботливости и аккуратности, желанию проводить вместе свободное время, гибкости и деликатности, пунктуальности и самоотверженности.

Важную роль считают опрошенные молодые люди, из эмоциональных ценностей в брачном общении играет взаимная любовь, отзывчивость, неревнивость, желание и готовность поддержать в трудный момент.

Запутанной и слабо исследованной проблемой является проблема совместимости супругов. Имеющиеся точки зрения на эту проблему не получили убедительных доказательств.

Первая точка зрения заключается в том, что супружеские пары образуются по принципу сходства. Суть второй точки зрения в том, что супружеские пары образуют дополняющие друг друга люди по личностным характеристикам.

Более жизненной является третья точка зрения – в основе выбора и совместимости лежат особенности восприятия и понимания качеств друг друга.

Относительную надежность имеют такие данные, как сочетаемость отдельных личностных свойств мужа и жены. Здесь уверенно можно сказать, что не уживаются две доминирующие личности – с высоким личностным началом или с готовностью подчинения.

Вероятность счастливого брака становится меньше, если один из супругов имеет очень высокую степень доминирования.

Супружеская пара будет стабильной, когда степень доминирования мужа несколько выше, чем у жены, хотя в реальной жизни может быть всё по-другому.

Женская удовлетворенность в браке бывает при условии психологической и духовной совместимости с мужем, удовлетворенность мужчин зависит от психологической совместимости с женой и её сексуальной экспрессивности.

Нежелательными качествами брачных партнеров, по мнению К. Витека, является эгоизм, лень, вспыльчивость, капризность, неспособность признавать ошибки, курение алкоголь.

Библиография семьи — Внутрисемейные отношения



Внутрисемейные отношения


  • Аверченко Л.К. Сущность и содержание межличностных отношений // Социально-психологические факторы перестройки. — М., 1989. — С.137-155.
    Межличностные отношения, психология личности, трудовой коллектив, семья.

  • Араканцева Т.А. Исследование восприятия подростками внутрисемейной ситуации // Познание. Общество. Развитие. — М., 1996. — С.200-206

  • Гуриев Т.А. Семья и проблемы обучения родному языку // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. — М., 1994. — С.61-63.

  • Дружинин В.Н. Психология семьи: Учеб. пособие для вузов по спец. и напр. «Психология». — 3-е изд., испр. и доп. — Екатеринбург: Деловая кн., 2000. — 199 с.: [4] л. ил. — (Б-ка психологии, психоанализа, психотерапии).

  • Иванова М.В. Внутрисемейное воспитание // Батырев. фил. Чуваш. гос. ун-та — центр науки, образования и культуры южных районов Чуваш. республики. — Чебоксары, 1999. — С.96-97.

  • Касаева С.Д. Особенности формирования человеческого капитала в семье / Волгоград. гос. ун-т. — Волгоград: Перемена, 2000. — 32 с.: табл. — Библиогр.: с.31.

  • Кириллова О.В., Кириллова Т.В. Семья: реалии, размышления о супружеских взаимоотношениях и их последствиях // Семья в России (Семья в Чувашской Республике). — М.; Чебоксары, 2002. — N 1. — С.75-82: 2 табл.

  • Кишинец В.М. [Рецензия] // Социол. исслед. — 1984. — N 1. — С.197-198. — Рец. на кн.: Сысенко В.А. Супружеские конфликты. — М.: Финансы и статистика, 1983. — 174 с.

  • Клюева Н.В. Психолог и семья: диагностика, консультации, тренинг. — Ярославль: Акад. развития, 2001. — 159 с.: ил. — (Практ. психология в шк.). — Библиогр.: с.158-159.

  • Криченко Е.В., Терехин В.А. Психологические аспекты качества семейно-брачных отношений // Приклад. психология. — 1999. — N 5. — С.63-74. — Библиогр.: с.73-74.

  • Курек Н.С. Эмоциональное общение матери и дочери как фактор формирования аддиктивного поведения в подростковом возрасте // Вопр. психологии. — 1997. — N 2. — С.48-60. — Библиогр.: с.59-60.

  • Кусов А.Ф., Кусов Д.А. Моделирование жизнедеятельности семьи // Семья в России. — 1996. — N 2. — С.113-126.

  • Кучмаев М.Г. Традиционное и инновативное в культуре семейных отношений / Гос. акад. славян. культуры. — М., 1999. — 27 с.

  • Кэмерон-Бэндлер Л. С тех пор они жили счастливо: НЛП в семейной терапии / Пер. с англ. Карелин А. — М.; СПб.: Ин-т общегуманит. исслед.; Унив. кн., 2000. — 286 с.: ил. — (Соврем. психология: теория и практика; Вып.2).

  • Левкович В.П. Особенности взаимоотношений супругов в семьях предпринимателей // Соц.-психол. исследования руководства и предпринимательства. — М., 1999. — С.218-227.

  • Лисовский В.Т. «Отцы» и «дети»: за диалог в отношениях // СоцИс: Соц. исслед. — 2002. — N 7. — С.111-116: 3 табл. — Библиогр.: с.116 (5 назв.).

  • Ловелле Р.П., Рыбьянов М. Книга психологических интервью. Человек вокруг семьи. (Часть 1, теоретическая) // Журн. прикл. психологии. — 2001. — N 3. — C.9-17.

  • Минаева Н.С., Жукова Т.Ю. Психологический климат в семье: проблемы оптимизации межличностных отношений // Молодая семья и реализация активной социальной политики в регионе. — Свердловск, 1990. — С.96-110.

  • Монахова А.Ю. Психолог и семья: Активные методы взаимодействия. — Ярославль: Акад. развития; Акад. холдинг, 2002. — 159 с.: ил. — (Практ. психология в шк.). — Библиогр.: с.159.

  • Николаева Я.Г. Социокультурный аспект взаимодействия в семье // Семья в России. — М.; Чебоксары, 2001. — N 1. — С.121-130. — Библиогр.: с.129-130 (13 назв.).

  • Пахопол С.Л. Семейные конфликты и их преодоление // Семья и семейный быт в Молдове. — Кишинев, 1991. — С.93-114.

  • Подзолка Л. Любовь и семья // Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения. — М., 1993. — Вып.6. — С.18-22.

  • Пороховская М.А. Социально-психологические аспекты взаимодействия человека и животных в семье // Вестн. Моск. ун-та. Сер.18, Социол. и политология. — 1997. — N 3. — С.114-120.

  • Приходько Е.А. Культурология. Культура семейно-брачных отношений: Учеб. пособие / Волгогр. гос. техн. ун-т. — Волгоград: Политехник, 2000. — 60 с. — Библиогр.: с.57-58.

  • Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: Учеб. пособие для вузов на фак. педагогики, психологии и социал. работы / Артамонова Е.И., Екжанова Е.В., Зырянова Е.В., Минигалиева М.Р.; Под ред. Силяевой Е.Г. — М.: Академия, 2002. — 192 с. — (Высш. образование). — Библиогр. в кон. гл.

  • Психология семьи: Хрестоматия: Учеб. пособие для фак. психологии и др. / Ред.-сост. Райгородский Д.Я. — Самара: Бахрах-М, 2002. — 749 с.: ил. — (Психология семейн. отношений).

  • Руденский Е.В. Личная виктимность как феномен социально-педагогической виктимности / Сиб. психосоциал. ин-т. — Новосибирск, 2001. — 23 с., включ. обл.

  • Рытникова Я.Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной беседе // Русская разговорная речь как явление городской культуры. — Екатеринбург, 1996. — С.94-115.

  • Рытникова Я.Т. Семейная беседа как жанр повседневного речевого общения // Жанры речи. — Саратов, 1997. — С.177-188. — Библиогр.: с.187-188.

  • Рябов А.Е. Первая международная конференция «Психология и психотерапия семьи» // Вопр. психологии. — 2000. — N 2. — С.146-148.

  • Сатир В. Вы и ваша семья: Руководство по личност. росту / Пер. с англ. Дониной Е., Дмитриевой Н. — М.: Апрель-Пресс; ЭКСМО-Пресс, 2000. — 314 с.: ил. — (Психол. коллекция). — Пер. изд.: Peoplemaking / Satir V.

  • Сатир В. Психотерапия семьи / Пер. с англ. Авидон И., Исаковой О. — СПб.: Речь, 2001. — 283 с. — (Психотерапия на практике). — Пер. изд.: Phychotherapy of family / Satir V.

  • Семейная психотерапия / Сост. Эйдемиллер Э.Г. и др. — СПб. и др.: Питер, 2000. — 506 с.: ил. -(Хрестоматия по психологии). — Библиогр.: с.497-506.

  • Сермягина О.С. Эмоциональные отношения в семье: (Социал.-психол. исслед.) / Отв. ред. Гозман Л.Я.; Тирасп. гос. пед. ин-т. — Кишинев: Штиинца, 1991. — 86 с.: схем. — Библиогр.: с.80-84.

  • Сидоров Г.А., Степашов Н.С. Внутрисемейные отношения как фактор здоровья // Пробл. соц. гигиены и история медицины. — М., 1995. — N 1. — С.26-28.

  • Системная семейная психотерапия / Под ред. Эйдемиллера. — СПб. и др.: Питер, 2002. — 368 с.: ил. — (Практикум по психотерапии). — Библиогр.: с.368.

  • Соколова Л.А. Особенности межличностных отношений в городской многодетной семье // Тенденции развития современной семьи. — М., 1992. — С.79-90.

  • Спицын Н.П. Как вернуться в дом любви: Кн. для социал. работника, учителя и социал. педагога. — 2-е изд., доп. — Пермь, 2001. — 143 с.

  • Торохтий В.С. Психологическое здоровье семьи и пути его изучения // Вестн. психосоциал. и коррекционно-реабилитац. работы. — М., 1996. — N 3. — С.36-44.

  • Трапезникова Т.М. Психологические аспекты семейных отношений // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер.6, Философия, политология, социология, психология, право. — СПб., 1992. — Вып.2. — С.106-111. — Рез. англ.

  • Трапезникова Т.М. Формирование личности ребенка в условиях семьи // Человек: индивидуальность, творчество, жизненный путь. — СПб., 1998. — С.90-108. — Библиогр.: с.107-108.

  • Фицджеральд Р. Эклектическая психотерапия / Пер. с англ. и науч. ред. Копытина А.И. — СПб. и др.: Питер, 2001. — 320 с. — (Практикум по психотерапии). — Библиогр.: с.310-320. — Пер. изд.: Conversation in psychotherapy / Fitzgerald R.V.

  • Фомиченко Н.А. Семья как субъект творчества межличностных отношений // Соц.-полит. процессы в соврем. России. — Тверь, 1995. — С.107-116.

  • Фримен Д. Техники семейной психотерапии / Пер. с англ. и общ. ред. Копытина А.И. — СПб.: Питер, 2001. — 376 с.: ил. — (Практикум по психотерапии). — Библиогр.: с.369-376. — Пер. изд.: Technigues of family therapy / Freeman D.S.

  • Хеллингер Б. Порядки любви: Разрешение семейно-системных конфликтов и противоречий. — М.: Изд-во Ин-та Психотерапии, 2001. — 400 с.

  • Цуркану В.В. Некоторые аспекты взаимоотношения членов молдавской семьи // Соврем. советская деревня: противоречия и тенденции развития. — М., 1990. — С.51-53.

  • Черников А.В. Системная семейная психотерапия как модель помощи взрослым и детям // Мир психологии. — М., 1996. — N 1. — С.69-77.

  • Черников А.В. Системная семейная терапия: Интегратив. модель диагностики. — М.: Класс, 2001. — 202 с.: ил. — (Б-ка психологии и психотерапии; Вып.97). — Библиогр.: с.174-187.

  • Шилов И.Ю. Фамилистика: (Психология и педагогика семьи): Практикум / Ленингр. гос. обл. ун-т. Фак. педагогики и психологии. Каф. практ. психологии. — СПб.: Петрополис, 2000. — 416 с. — Библиогр.: с.401-411.

  • Шкуратова И.П. Психологическое консультирование супругов на основе диагностики мотивации их общения // Приклад. психология. — 2000. — N 5. — С.28-38. — Библиогр.: с.38.

  • Шматко О.В. Диагностика особенностей внутрисемейных отношений, влияющих на развитие личности ребенка // Соц.-полит., психол. и экон. проблемы: (История и современность). — М., 1997. — N 5. — С.80-101.

  • Шмелева М.Н. Развитие внутренних связей в современной городской семье русских Центральной России // Семья: Традиции и современность. — М., 1990. — С.4-26.

  • Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений: Курс лекций. — М.: Апрель-Пресс; Эксмо-Пресс, 2000. — 501 с.: ил. — (Сер.: Кафедра психологии). — Библиогр. в кон. разд.

  • Якубов Ю.А. О социально-психологических факторах стабильности семьи // Обществ. науки в Узбекистане. — Ташкент, 1983. — N 11. — С.16-20. — Рез. на узб. яз.





Документ изменен: Wed Feb 27 14:32:20 2019. Размер: 19,356 bytes.
Посещение N 4481 с 22.03.2004

Планирование семьи – залог здоровых семейных отношений

Издавна семья считается неотъемлемой частью жизни каждого человека. Мы рождаемся в уже созданной семье, позже мы ищем человека, с которым хотим создать свою семью. Создание семьи — это очень серьезный и ответственный шаг. Планирование семьи — одно из главных аспектов успешных, здоровых и крепких отношений. Создав свою семью мужчина и женщина стоят на пороге главного вопроса: Сколько детей они хотят?

Право на планирование семьи, или на свободное и ответственное родительство, является международно признанным правом каждого человека.

Многие считают, что термин планирование семьи и контрацепция это синонимы. На самом деле в основе планирования семьи лежит рождение желанных детей в оптимальные для мужчины и женщины сроки. Планируя рождение каждого ребенка пара снижает возможность появления нежеланной беременности. Этим они помогают решить вопрос: «Аборт – метод регулирования рождаемости».

Основные направления службы планирования семьи:

  • Профилактика нежелательной беременности;
  • Профилактика абортов;
  • Профилактика ИППП и ВИЧ-инфекции;
  • Пропаганда методов контрацепции
  • Половое воспитание и просвещение подростков;
  • Создание центров и кабинетов планирования семьи.

Рождение здоровых и желанных детей зависит от многих факторов: биологических, психологических, социально-экономических.

В основе биологических факторов лежит понятие здоровья человека, а конкретно — репродуктивного здоровья. Вопрос сохранности репродуктивного здоровья возникает еще задолго до момента, когда пара решается на рождение ребенка. Здоровый образ жизни с детства каждого из супружеской пары уже является хорошим фундаментом для здорового потомства. Половое воспитание, которым должны заниматься родители, врачи акушеры-гинекологи, школьные учителя, психологи помогает не только привить культуру поведения, но и сохранить репродуктивное здоровье молодого поколения. По возрастным рамкам ВОЗ репродуктивным возрастом считается – 15-45 лет, однако оптимальным возрастом для деторождения является – 20-35 лет. Статистически доказано, что беременность, которая возникает ранее или позднее данного возрастного промежутка сопровождается большим количеством осложнений, как для матери, так и для ребенка. Также женщине необходимо соблюдать определенные временные интервалы между беременностями. Необходимость таких интервалов подтверждается тем, что организм женщины во время беременности и родов претерпевает ряд изменений, которые должны восстановиться.  Одним из факторов, влияющих на состояние репродуктивной функции, является предупреждение нежелательной беременности. Нередко женщина стоит перед непростым выбором — родить ребенка или сделать аборт? Особенно сложно решается этот вопрос при наступлении нежелательной беременности у девушки-подростка.

Немаловажным фактором в планировании семьи является психологическое состояние обоих супругов. Будущим родителям нужно помнить, что родительство — это усердная работа обоих супругов. Отсутствие психологического комфорта в отношениях пары, а также неготовность стать родителями является причиной отсутствия детей. Нежелание супругов общаться о вопросах планирования семьи приводят к отсутствию взаимопонимания, доверия, открытости в отношениях, а также к серьезным разногласиям. Мужчина и женщина, вступающие в брак, хотят найти союзника и помощника.

Отсутствие собственного жилья, низкооплачиваемая работа, неудовлетворенность своим социальным статусом, желание расти по карьерной лестнице, молодой возраст — являются основополагающими при выборе молодыми супругами времени рождения первого ребенка. Неготовность пары обеспечить своих будущих детей приводят либо к нежеланной беременности, которая по решению супругов будет прервана, либо к отсутствию регулярной половой жизни.

В современном мире для сохранения семьи, создания комфортных отношений в семье предпринимается множество мер. Во многих учреждения здравоохранения, в разных городах республики открываются центры планирования семьи, в которых работают не только врачи, но и психологи, юристы, которые готовы прийти на помощь каждой паре. В таких центрах пара может получить ответы на все интересующие их вопросы. Акушер-гинеколог поможет выбрать паре оптимальный срок для рождения ребенка, подобрать современные методы контрацепции, поможет сохранить репродуктивное здоровье каждого члена семьи. Психолог поможет побороть недопонимание в молодой семье, научит супругов слушать и слышать друг друга. Тем самым между супругами будут созданы комфортные отношения. Супруги будут спокойны по поводу незапланированной беременности, оптимального интервала между беременностями; будут более открытыми между собой. Только в комфортных отношениях супруги готовы на рождение ребенка.

Подытожив все вышесказанное хочется сказать, что контрацепция это всего лишь составляющая планирования семьи, но никак не синоним.

Проблемы планирования семьи (аборты, бесплодие) — не только медицинские, но и социальные. Необходимы правильная ориентация подрастающего поколения на формирование жизненных и репродуктивных установок, создание условий для получения доступной информации от профессионалов. Ведь если подростки получают полную и грамотную информацию о том, как защититься от инфекций, передающихся половым путем, как нужно предохраняться, к чему может привести беспечное поведение, то уменьшится вероятность совершения ошибок, за которые потом придется расплачиваться. Эта работа междисциплинарная, она активно проводится в центрах, дружественных подросткам.

Планирование семьи помогает решить много вопросов: развитие и укрепление семейных ценностей; повышение престижа родительства; обеспечение просвещения и формирования более высоких репродуктивных установок; психологическая работа с женщиной, семьей в кризисных ситуациях; предоставление населению доступной и полной информации обо всех аспектах службы планирования семьи; раннее выявление патологии, приводящей к бесплодию, обследование и лечение; подготовка к желанной беременности; обеспечение качественного предабортного психологического консультирования; профилактика нарушений, связанных с профессиональным вредом и его влиянием на детородную функцию женщины; индивидуальная работа по контрацепции.

Выпущена новая редакция клинических протоколов по акушерству и гинекологии. Использован уже имеющийся потенциал, накопленный опыт и усовершенствованы подходы в соответствии с современными реалиями.

Тем самым не только между мужем и женой будут созданы теплые отношения, но и дети будут рождены в теплой и комфортной семейной атмосфере.

Сохранение и восстановление репродуктивного здоровья является важнейшей медицинской и государственной задачей, благополучное решение которой определяет возможность воспроизводства вида и сохранение генофонда.

Зав. отделением патологии беременности Ленько С.И.

О некоторых особенностях семейных отношений по законам Хаммурапи | Карпенко

1. Семейное законодательство современных государств подробно говорит, например, об условиях, необходимых для заклю-

2. чения брака, о правах и обязанностях супругов, о недействительности и невозможности заключения супружеского союза и

3. т.д. Вопрос же о сущности брака опускается.

4. Самая яркая иллюстрация этого утверждения содержится, на наш взгляд, в книге Бытия, когда Адам, по велению Господа,

5. дает имена всем животным. Чем другим мог руководствоваться при этом наш прародитель, как не очевидностью первого

6. впечатления! Опыта ведь у него еще не было! И при этом он ни разу не ошибся — данные им имена животным до сих пор в

7. ходу. Быт. 2: 19-20.

8. Мы вполне сознаем, что для «чистоты эксперимента» следовало бы сравнивать вавилонские брачно-семейные постановле-

9. ния с аналогичными предписаниями законодательства древних иудеев, тем более что Кодекс Хаммурапи является одним

10. из важнейших источников «Книги Завета». Однако римское право получило гораздо более широкое распространение и во

11. многом признается за образец даже сегодня. Наш выбор сравнения обуславливается, таким образом, общепринятыми в науке

12. представлениями.

13. Вебер М. Аграрная история Древнего мира. М., 1923. С. 73.

14. Павлов А. С. Кормчая книга как исторический и практический источник русского брачного права. М., 1887. С. 52-53.

15. В более поздние времена христианские богословы признавали возможность дачи согласия на брак любыми способами, в том

16. числе и молчанием. Причиной последнего они называли стыд девицы. См.: Павлов А.С., указ. соч. С. 50-51. Ничто не говорит

17. нам о невозможности существования подобных чувств за 18 столетий до н.э.

18. Цит. по: Законы Хаммурапи. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М., 2000.

19. Там же. Ст. 142.

20. Там же. Ст. 134

21. Там же. Ст. 136.

22. Подробнее о древнейшем отношении к женщине как к объекту собственности мужа см.: Казанцев Л.Н. О разводе по римскому

23. праву в связи с историческими формами римского брака. Киев, 1892. С.2, 91-92.

24. Законы Хаммурапи. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М., 2000. С. 129.

25. Там же. Ст. 141, 143.

26. Там же. Ст. 137, 138, 149.

27. Там же. Ст. 150.

28. Ср. с законами древней Иудеи, в частности с постановлениями, касающимися юбилейного года, а также с законами Ликурга

29. в Спарте.

30. Законы Хаммурапи. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М. 2000. Ст. 148, 149.

31. В современных правовых системах только в исламе консуммация рассматривается как необходимый и завершающий этап

32. заключения брака и одновременно как начало исполнения супружеского долга. — См. Milliot L., Blanc J-P. Introduction à l’étude

33. du droit musulman. P., 2001. P. 320-321.

34. Это событие является ритуальной составной частью бракозаключительного процесса почти у всех древних народов и всегда

35. предшествует консуммации. См.: Осипов А.М. Указ. соч. С. 158, 173, 177, 185, 203.

36. На нее распространялись лишь обязательства по брачному сговору.

37. Некоторые ученые при этом полагают, что сговор и обручение есть два разных действия. Первое является частным проявле-

38. нием воли, второе же – торжественное изъявление своего согласия. В этом случае только обручение порождает правовые

39. последствия. См.: Осипов А.М. Брачное право древнего Востока. М., 2012. С. 123. Однако, по его же мнению, законодательство

40. постоянно стремилось уничтожить различие между ними. Мы последуем за уважаемым ученым и также не станем разделять

41. сговор и обручение.

42. Дигесты Юстиниана. D. 23.1.1.

43. «Sufficit nudus consensus ad constituenda sponsalia». — D. 23.1.2, 4.

44. Это нам сообщает, в частности, Гай. — D. 23. 1. 17.

45. Так, Герений Модестин требует в Дигестах, чтобы лица, в отношении которых заключается сговор «non sint minores quam

46. septem annis». — D. 23. 1. 14.

47. Дигесты Юстиниана. D. 23. 1. 7. 1.

48. Законы Хаммурапи. Цит. по: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М., 2000.

49. Лаконичный язык древних законов нередко умалчивает о некоторых подробностям юридических действий, считая их есте-

50. ственными и не требующими специального описания. Так и вышеприведенная статья Кодекса Хаммурапи не упоминает о

51. даче согласия со стороны будущего тестя. Но мы знаем, что согласие может быть выражено и молчанием. Это характерно

52. не только для гражданско-правовых сделок, но и для семейного права. По мнению римского юриста Юлия Павла (ссылаю-

53. щегося на Юлиана), отец дочери признается согласившимся на брак, если он прямо не выразил своего несогласия. — D. 23. 1.

54. Аналогично и дочь, не сопротивляющаяся отцу, считается давшей свое согласие во время сговора. — Ульпиан. D. 23. 1. 12.

55. На самом деле вено и задаток суть разные вещи. Если под первым понимали в древности выкуп, уплачиваемый за невесту, то

56. второй являет собой определенную денежную сумму– заряд в русских летописях – и служит для обеспечения обязательства.

57. Но в данном случае в законах древнего Вавилона мы видим смешение этих двух понятий. Это, по нашему мнению, является

58. отголоском синкретизма права еще более раннего периода, нежели исследуемый.

59. Законы Хаммурапи. Цит. по:Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М., 2000.

60. Там же.

61. Там же.

62. Там же.

63. Муж здесь только управляет этим имуществом. В случае смерти жены приданое переходит ее сыновьям (ст. 162), а если она

64. скончалась бездетной, то оно возвращается ее отцу (ст. 163).

65. Законы Хаммурапи. Цит. по: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М., 2000.

66. Там же.

67. Кулишер М.И. Развод и положение женщины. Спб., 1896. С. 204 и послед.

Динамика внутрисемейных отношений во время заключения и последствия для детей заключенных родителей

Общие сведения
Лица с речевыми, языковыми и коммуникативными потребностями (SLCN) подвергаются большему риску контакта с системой уголовного правосудия. Диагностика и соответствующее лечение SLCN снижает эти риски, приводя к лучшим жизненным результатам для человека, а также к более широким социальным и экономическим выгодам. Эта молодежь представляет собой группу с особенно высоким приоритетом для исследования языкового дефицита, поскольку система ювенальной юстиции включает ситуации с высоким риском или серьезными последствиями, которые зависят от применения эффективных языковых навыков.В то время как некоторые исследования установили некоторые улучшения в речи и общении в результате вмешательства в речевую патологию (SP) во время содержания под стражей, существуют ограниченные данные о долгосрочном влиянии этих достижений после освобождения из-под стражи. Точно так же в нескольких исследованиях напрямую измерялась экономия затрат, связанная с ранним SP, в связи с последующим антиобщественным поведением молодежи и преступностью.

Цели
Оценить антисоциальное поведение молодежи, контакты с молодежным правосудием (YJ) и связанные с этим затраты (с точки зрения правосудия) детских SLCN.Методы и процедуры
Используя данные за 12 лет лонгитюдного исследования австралийских детей и молодых людей, мы используем модель с фиксированными эффектами для изучения взаимосвязи между SLCN и антиобщественным поведением молодежи и правонарушением молодежи в возрасте от 12 до 17 лет. Используя эти результаты, мы оцениваем стоимость SLCN и последующую экономию затрат, связанную с идентификацией SLCN.

Итоги и результаты
Результаты показали, что годовая стоимость SLCN для системы YJ (обменный курс на 9 декабря 2020 года) составляет 875 австралийских долларов (95% доверительный интервал (ДИ) = 195 австралийских долларов, 1916 австралийских долларов) (649 долларов США, 536 евро, 485 фунтов стерлингов). ) на человека, который участвует в молодежной преступности, что связано с более высоким уровнем антиобщественного поведения молодежи и ее правонарушений.Выявление SLCN (определяемое лечением SP), по-видимому, оказывает положительное влияние на антиобщественное поведение и преступность молодежи, опосредованное улучшением языка и общения. В среднем молодые люди с историей «идентифицированных» SLCN несут на 188 австралийских долларов (95% ДИ = 42 австралийских доллара, 412 австралийских долларов) более низкие расходы на YJ (140 долларов США, 105 евро, 115 фунтов стерлингов) по сравнению с тем же человеком до идентификации. . За время жизни человека это составляет 9,2 миллиона австралийских долларов (95% доверительный интервал = 2,05 миллиона австралийских долларов, 20,2 миллиона австралийских долларов) (6,8 миллиона австралийских долларов, 5 евро.6 миллионов, 5,1 миллиона фунтов стерлингов) экономии средств для системы YJ (3389 австралийских долларов на человека с SLCN) (австралийские доллары 2020 года) (2513 долларов США, 2074 евро, 1880 фунтов стерлингов).

Выводы и последствия
В целом, результаты показали, что молодые люди с SLCN имеют повышенный риск молодежного антиобщественного поведения и преступности. Однако выявление SLCN (и последующее лечение) приводит к изменению траектории правонарушений для этих лиц, что приводит к снижению уровня антиобщественного поведения молодежи и, как следствие, снижению уровня преступности и связанных с ней затрат на правосудие.Что добавляет эта статья

Что уже известно по теме

• В литературе хорошо задокументировано, что молодые люди, контактирующие с системой правосудия, имеют гораздо более высокие показатели ранее недиагностированных SLCN, чем у населения в целом. Менее известно о том, приводит ли выявление SLCN (и последующее лечение) к изменению траектории правонарушения для этих лиц, что приводит к снижению уровня антисоциального поведения и преступности среди молодежи.

Что эта статья добавляет к существующим знаниям

• В этом исследовании используется лонгитюдный опрос 5000 детей и молодых людей для отслеживания антисоциального поведения и криминальной траектории детей и молодых людей с SLCN.Исследование обнаруживает доказательства того, что молодые люди с «идентифицированными» SLCN сообщают о меньшем антиобщественном поведении несовершеннолетних и меньшем количестве контактов с YJ после вмешательства. Потенциальная экономия затрат на протяжении всей жизни, связанная с вмешательством, составляет 9,2 млн австралийских долларов (95% доверительный интервал = 2,05 млн австралийских долларов, 20,1 млн австралийских долларов) (6,8 млн долларов США, 5,6 млн евро, 5,1 млн фунтов стерлингов).

Каковы потенциальные или фактические клинические последствия этой работы?

• Результаты этого исследования могут количественно оценить эффекты (с точки зрения экономии средств для системы правосудия) раннего выявления и последующего вмешательства для молодых людей с SLCN.

Выявление успешных семей: обзор конструкций и избранных мер

Министерство здравоохранения и социальных служб США

Мария Крысан, Кристин А. Мур, доктор философии, и Николас Зилл, доктор философии.

Child Trends, Inc.

10 мая 1990 г.

Версия PDF


Этот отчет был подготовлен в соответствии с контрактом № HHS-100-89-0041 между Управлением политики социального обслуживания HHS (ныне Управление по делам инвалидов, Политика в отношении старения и долгосрочного ухода) и Child Trends, Inc.Для получения дополнительной информации по этому вопросу вы можете посетить домашнюю страницу ASPE по адресу http://aspe.hhs.gov. Руководителем проекта был Джеральд Сильверман.


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ УСПЕШНОЙ СЕМЬИ
КОНСТРУКЦИЯ
ИЗМЕРЕНИЯ
Определение сильных или успешных семей

Измерительные стратегии

Измерительные стратегии 43
Поощрение, признание и приверженность
Меры религиозной ориентации
Меры приспособляемости
Меры социальной связанности
Меры четких ролей
Меры времени вместе
МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ
ОТНОСИТЕЛЬНО ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИМЕНЕНИЯ
ССЫЛКИ
ПРИЛОЖЕНИЕ A.ХАРАКТЕРИСТИКИ СИЛЬНЫХ СЕМЬЕЙ
ПРИЛОЖЕНИЕ Б. ПРЕДЛАГАЕМАЯ МОДЕЛЬ СИЛЬНЫХ СИЛ СЕМЬИ

Исследователи, политики и средства массовой информации сосредоточили значительное внимание на проблемах семей и на том, как некоторые семьи не могут удовлетворить потребности своих членов . Гораздо меньше внимания уделяется крепким, здоровым семьям и тем характеристикам, которые делают их успешными. Понимание «секретов» крепких семей будет полезно клиницистам и консультантам, поскольку они планируют программы вмешательства, предназначенные для помощи семьям.Степень, в которой характеристики здоровых семей являются навыками, которым можно научить, имеет значение для разработки политики и программ вмешательства. Информация о сильных сторонах семьи также может быть полезна тем, кто стремится улучшить семейную жизнь.

Изучение сильных сторон семьи проводилось исследователями из различных дисциплин, включая психиатрию, социологию, психологию и консультирование по вопросам семьи / брака. В этой статье будет представлен обзор этой растущей литературы, посвященный четырем темам:

  • определение крепких семей;
  • характеристики крепких семей, выявленные различными исследователями;
  • введение в действие этих характеристик; и
  • методологические, политические и практические вопросы, которые поднимает исследование.

Обзор литературы об успешных семьях предлагает две общие стратегии, которые использовались для выявления составляющих успеха семьи. Во-первых, это изучение сильных сторон семьи как таковой. Это исследование, в ходе которого изучаются сильные семьи, чтобы определить, что делает их сильными. Работа Стиннетта и ДеФрейна в Исследовательском проекте сильных сторон семьи представляет такую ​​перспективу. Они сосредотачиваются на сильных сторонах. С другой стороны, есть исследователи, которые изучают здоровые или нормальные семьи и характеристики, которые отличают их от их неблагополучных собратьев.Эти исследователи часто начинают с изучения проблемных семей (например, семей психически больных) и сопоставления их со здоровыми семьями. Работы Олсона, Маккуббина, Биверса и Льюиса иллюстрируют этот подход.

Исследования, посвященные другим темам, помимо успешных семей, часто имеют отношение к изучению крепких семей. Например, исследования семейного общения, использования времени в семьях и разрешения конфликтов между семьями и парами могут помочь пролить свет на процессы в семьях, которые делают их сильными или подрывают их способность к успеху.Это исследование может предоставить эмпирическую поддержку гипотезе о важности для функционирования семьи той или иной характеристики семьи. Кроме того, конструкции и меры, разработанные в этих более узких и интенсивных исследованиях, потенциально могут быть приняты для использования в общих оценках множества факторов, определяющих семейный успех. Однако в этом обзоре основное внимание будет уделено исследованиям, конкретно посвященным исследованиям успешных семей.

Любая попытка понять «секреты» крепких семей должна начинаться с понимания определения успешной семьи.Семья может быть определена как успешная по характеристикам отдельных членов, по характеристикам семейного взаимодействия или по степени выполнения определенных функций, которые считаются обязанностью семьи.

Одним из критериев успешной семьи является ее способность воспроизводить себя; т.е. воспитывать детей, которые впоследствии сами создают стабильные и гармоничные семьи. Это, конечно, широкое и в некотором роде круглое определение, которое трудно применить в конкретный момент из-за того, что дети тратят время на ожидание, пока дети создадут собственные семьи.Для рассмотрения доступен ряд дополнительных определений.

Некоторые исследователи подошли к вопросу определения успешной семьи, разработав модели и взгляды на функции семьи. Используемые функции, как правило, были психологическими, а не социальными или экономическими функциями семьи. Например, Льюис и его коллеги, подходя к изучению семьи с клинической точки зрения, используют две основные задачи Парсона о семье для направления своих исследований: «Семья должна воспитывать детей, которые становятся автономными, а должна обеспечивать ». достаточная эмоциональная поддержка для стабилизации личности родителей и продолжения их эмоционального созревания.Если семья выполняет эти задачи, ее можно считать компетентной; если она не справляется с одной или обеими задачами, ее можно считать менее компетентной или дисфункциональной »(Lewis and Looney, 1983, p. 4). Таким образом, семья успешна в той степени, в которой она обеспечивает среду, подходящую для развития.

Стиннетт, исходя из перспективы исследования сильных сторон семьи, предполагает, что успешная или крепкая семья «создает ощущение позитивной семейной идентичности, способствует удовлетворительному и полноценному взаимодействию между членами, способствует развитию семьи, группы и личности. членов и способен справляться со стрессом »(Stinnett, 1979).Это определение, используемое Стиннеттом, отличается от определения Льюиса тем, что оно включает в себя элемент удовлетворенности семейной жизнью в дополнение к положительным индивидуальным результатам. Это различие имеет значение для практического применения определения, которое будет обсуждаться в следующем разделе.

Дэвид Олсон и его коллеги предполагают, что семьи должны уметь: 1) «эффективно и действенно справляться со стрессом и проблемами»; 2) «иметь и использовать ресурсы выживания как внутри, так и вне семьи»; и 3) «иметь возможность стать более сплоченным, более гибким и более удовлетворенным в результате эффективного преодоления стресса и проблем» (Olson, 1986, p.104). Их внимание уделяется способности семьи приспосабливаться к изменениям или кризису, с упором на изменения на протяжении жизненного цикла семьи. Их определение крепкой семьи зависит от взаимодействия в семье, а не от характеристик человека.

Основываясь на различных предположениях о том, чем занимается сильная семья, исследователи составили списки конкретных характеристик, общих для успешных семей . Черты, выявленные некоторыми из этих исследователей, можно найти в Приложении А.Они представляют собой сочетание структурных и поведенческих атрибутов семьи. Большая часть исследований, направленных на определение этих характеристик, была основана на моделях функционирования семьи, которые указывают на определенные области семейной динамики, которые имеют решающее значение для успешного функционирования семьи.

Несмотря на некоторые несоответствия, при чтении Приложения А обнаруживается ряд сходств между исследователями. Таким образом, несмотря на различия в дисциплине и взглядах, похоже, существует консенсус относительно основных аспектов крепкой, здоровой семьи.В неопубликованном обзоре литературы Джадсон Свихарт выделяет те характеристики крепких семей, которые наиболее часто упоминаются исследователями.

Эти конструкции, которые часто взаимосвязаны и сложны, сформируют основу для оставшейся части обсуждения характеристик сильных семейств. Этими конструкциями являются:

  • общение
  • поощрение людей
  • приверженность семье
  • религиозная ориентация
  • социальная связь
  • способность адаптироваться
  • выражение признательности
  • четкие роли
  • время вместе

В следующем разделе , каждая из этих конструкций будет идентифицирована, определена и кратко описана, поскольку она существует в крепких, здоровых семьях.Кроме того, будет представлен образец инструментов, используемых для его измерения. Во-первых, мы кратко опишем несколько подходов к реализации того, что значит быть крепкой или успешной семьей.

Определение сильных или успешных семей

В эмпирических исследованиях необходимо выбрать критерии для определения сильной семьи, чтобы можно было собрать набор общих для них характеристик. Несмотря на общее согласие относительно характеристик крепких семей, критерии, которые используются в исследовании для различения функциональной и дисфункциональной семьи, будут зависеть от точки зрения исследователя и того, что он / она считает функциями семьи. и как он определяет успех.Например, воспитание детей — это семейная функция или нет? Что важнее для детей — вырасти счастливыми или экономически самодостаточными, или они оба необходимы? Исследователи применили концепцию крепкой семьи по-разному.

Некоторые исследователи идентифицируют крепкие семьи как непатологические или неклинические (например, Олсон, Льюис, Биверс и т. Д.). То есть они изучают клинические и доклинические семьи, а затем определяют динамику или характеристики, которые различают их.Таким образом, крепкая семья — это семья, члены которой не обращаются за профессиональной помощью, не являются алкоголиками, не шизофрениками и т. Д. Эти исследователи разработали модели функционирования семьи, основанные на различных предположениях о том, что семья должна делать. Они используют эти модели для определения паттернов взаимодействия, которые позволяют различать хорошо функционирующие и плохо функционирующие семьи, основываясь на различиях между клиническими и доклиническими семьями. Они описывают характеристики с точки зрения того, как эти семьи решают определенные проблемы (власть, конфликт, эмоциональные проблемы и т. Д.).)

Другие исследователи, изучающие сильные стороны семьи как таковые, используют другой метод для различения сильных и слабых семей. В своем исследовании Стиннетт и ДеФрейн выбрали крепкие семьи, основываясь на трех предположениях: 1) «они будут иметь высокую степень семейного счастья»; 2) «у них были бы удовлетворительные отношения между родителями и детьми»; и 3) «члены семьи хорошо постараются удовлетворить потребности друг друга» (Стиннетт и ДеФрейн, 1985, стр. 9).

Они определяют сильные семьи в своем исследовании двумя способами. В первоначальном исследовании субъекты находились в процессе номинации. Большинство респондентов второго проекта сбора данных были волонтерами, откликнувшимися на объявление в газете с просьбой принять участие в исследовательском проекте о крепких семьях. Участники обоих этих исследований были отобраны с использованием шкалы самооценки семьи и семейной удовлетворенности. В исследование были включены те, кто набрал очень высокие баллы.Таким образом, по большей части успешные семьи были операционализированы как люди, которые сами или другие считают себя успешными. Затем изучаются характеристики этих семейств. Процесс выдвижения также использовался Лоуренсом Гэри в своем исследовании сильных сторон стабильных черных семей (Gary et al., 1983).

Результатом этого типа исследования является определение набора характеристик, которые семьи считают важными для функционирования семьи, черт, которые делают их крепкой семьей.В своем исследовании семей американских индейцев, чернокожих, чикано, белых и хмонгов Эбботт и Мередит обнаружили ряд общих черт во всех этих группах в том, что родители считают чертами здоровых семей (Abbott & Meredith, 1985).

Стратегии измерения

Исследователи разработали ряд средств для измерения характеристик семейной жизни. Методы варьируются от крупномасштабных съемок до методов наблюдения. Оценки различаются по объему от измерения общего функционирования семьи до измерения составных конструкций.Прежде чем приступить к рассмотрению каждой индивидуальной конструкции, необходимо рассмотреть вопрос о «полном функционировании семьи».

Большое количество исследований сильных сторон семьи и успешных семей было посвящено оценке общего функционирования семьи. В этих перечнях весь набор характеристик, которые определены исследователем как важные для функционирования успешной семьи, встроен в одну шкалу, которая измеряет «общее функционирование семьи». Эти инструменты часто используются в качестве механизмов скрининга для врачей или в качестве идентификатора крепкой семьи в исследовательских целях.То есть семьи, получившие высокие баллы по этой общей оценке, считаются крепкими и успешными семьями.

Одной из таких бумажных и карандашных мер является Шкала оценки адаптируемости и сплоченности семьи Олсона (FACES). Эта шкала была разработана специально для проверки гипотез, выведенных из его циркумплексной модели. Двумя основными измеряемыми измерениями являются сплоченность и адаптируемость, которые операционализируются с точки зрения таких составляющих конструктов, как приверженность, поощрение отдельных членов, время, проведенное вместе, и социальная взаимосвязь (Olson, 1982).

Шкала семейного окружения Мооса, еще один «показатель общего функционирования семьи», состоит из трех подшкал, фокусирующихся на различных аспектах семьи: взаимоотношениях, личностном росте и поддержании системы. Опять же, эти измерения операционализируются с точки зрения сплоченности, выразительности, конфликта, контроля, организации и т. Д. И оцениваются путем заполнения участниками исследования форм, описывающих их семью (Moos and Moos, 1986).

Шкала оценки семьи Биверс Тимберлон (BTFES) является примером методики наблюдения для оценки общего функционирования семьи.Квалифицированный врач наблюдает за видеозаписью семейного взаимодействия и оценивает семью по нескольким измерениям, чтобы получить общий показатель функционирования семьи. Этот метод измерения использовался Льюисом в исследованиях хорошо функционирующих чернокожих из рабочего класса, а также супружеских пар, переходящих к отцовству (Lewis and Looney, 1983; Lewis, 1989).

В следующих разделах мы обсудим конструкции компонентов и опишем, как они проявляются в успешных семьях.По возможности будут указаны конкретные примеры инструментов, используемых для их измерения. Конечно, эти меры часто являются субшкалами инструментов функционирования всей семьи, например, описанных выше.

Меры коммуникации

Наличие эффективных коммуникативных паттернов — одна из наиболее часто упоминаемых характеристик крепких семей (Swihart, 1988). Исследователи характеризуют модели общения в крепких семьях как четкие, открытые и частые.Члены семьи часто разговаривают друг с другом, и когда они это делают, они честны и открыты друг с другом (например, Stinnett & DeFrain, 1985; Lewis, 1979; Epstein, 1983; Olson, 1986). В самом деле, циркумплексная модель, разработанная Олсоном и его коллегами, определяет общение как способствующее измерение функциональной семьи.

Многие люди изучали модели общения в семье и использовали различные методы, в том числе инструменты наблюдений и самооценки.Работа Гротеванта о вкладе семьи в формирование идентичности у подростков представляет собой пример работы по наблюдению, которая связывает модели семейного общения с положительными индивидуальными результатами. Это исследование включало наблюдение за 121 семьей со старшеклассником, выполняющей задачу по принятию решений. В своей работе Гротевант обнаруживает, что люди из семей, для которых характерно открытое и ясное общение, имеют более высокие показатели самооценки (Гротевант, 1983).

Барнс и Олсон разработали инструмент самоотчета, в котором основное внимание уделяется характеру общения в зачастую трудный период подросткового возраста. Этот инвентарь собирает мнения трех членов семьи: обоих родителей и подростка. В этом инструменте респондентов спрашивают о «степени открытости, масштабах проблем или препятствий для семейного общения и о степени избирательности людей в их обсуждениях с другими членами семьи» (Olson et al., 1982, с. 34).

Свихарт отмечает, что коммуникативные навыки являются особенно плодотворной областью с точки зрения вмешательства. Навыки общения и научить семьи лучше общаться были успешной техникой вмешательства и находились в центре внимания многих программ (Swihart, 1988).

Меры поощрения, признательности и приверженности

Следующие три характеристики тесно связаны, поэтому сначала будут рассматриваться в целом, а затем индивидуально.Поощрение отдельных членов семьи, выражение признательности и приверженность семье — все это аффективные аспекты семейной жизни, которые тесно связаны с измерением, определенным несколькими исследователями как сплоченность. Олсон определяет сплоченность как чувство близости и привязанности членов семьи друг к другу. Инструмент, который он использует для измерения этой конструкции (ЛИЦА), состоит из подшкал, которые включают в себя три вышеуказанные характеристики. Таким образом, Олсон определяет сплоченность как сумму, помимо прочего, приверженности, признательности и поддержки, а также поощрения человека в контексте семьи (Olson et al., 1982).

Многие исследователи определили конструкцию сплоченности как важную, хотя иногда и с немного разными определениями. Кроме того, был разработан ряд методов для измерения конструкции. В дополнение к вербальным методам самоотчета использовались невербальные методы для измерения сплоченности. Например, Фельдман в своем исследовании изменения представлений о власти и сплоченности семьи в подростковом возрасте предлагала подросткам отображать степень близости между членами семьи, помещая цифры на доску.Близость определялась тем, насколько далеко друг от друга располагались члены. Она использовала это как показатель сплоченности (Фельдман и Геринг, 1988).

Хотя общая концепция сплоченности была измерена с помощью различных методов, измерения составляющих характеристик поощрения отдельных членов, приверженности семье и выражения признательности встречаются гораздо реже.

Поощрение отдельных членов охватывает широкий спектр эмоциональных аспектов, связанных с поддержкой, признанием и уважением.Свихарт рассматривает базовую концепцию, которая проявляется в крепких семьях: «Крепкие семьи ценили уникальность каждого члена семьи, развивая при этом чувство принадлежности к семье. Людям нравились семейные рамки, которые обеспечивали структуру, но не ограничивали» (Swihart, 1988 , стр.3). Таким образом, развитие автономии ее членов в поддерживающей среде является важной функцией семьи и характеристикой крепких семей.

Наблюдательное исследование характеристик семьи и подросткового развития, проведенное Гротевантом, имеет отношение к этому аспекту.В данном исследовании описывается форма, которую это принимает в семьях с успешным формированием идентичности детей. Он отмечает: «… эти исследования сходятся на выводе о том, что как связь (на что указывает поддержка, сплоченность и принятие), так и индивидуальность (на что указывают разногласия) в семейном взаимодействии связаны с формированием идентичности в позднем подростковом возрасте» (Гротевант, 1983, с. 231). Гротевант определяет характер семейного взаимодействия и предоставляет доказательства в поддержку важности поощрения личности как характеристики успешной семьи.

Стиннетт описывает приверженность семье следующим образом: «Обязательства … идут в двух направлениях. Каждый член семьи ценится; каждого поддерживают и поддерживают. В то же время они привержены семье как единому целому. Они у них есть чувство команды; у них есть семейная идентичность и единство. Когда внешнее давление (например, работа) угрожает лишить семью ее главного приоритета, члены крепких семей принимают меры и приносят жертвы, если это необходимо, для сохранения благополучия семьи. бытие «(Стиннетт, 1986, стр.48).

«Обеспечение высокого уровня положительного подкрепления членам семьи, изо дня в день, выполнение положительных с точки зрения другого человека вещей, только ради них самих, а не просто как стратегия« купить их любовь »и т. Д. «- это описание Шуммом оценки как важной характеристики крепких семей (Schumm, 1986, стр. 122). Показатели приверженности семье и выражения признательности чаще всего встречаются в виде подшкал шкал функционирования семьи, таких как Шкала семейного окружения Мооса и Мооса или Опросник сильных сторон семьи Стиннетта и ДеФрейна.Немногие инструменты предлагают оценку этих конструкций самостоятельно.

Меры религиозной ориентации

Многие исследователи считают, что религиозная ориентация является важным компонентом крепких семей. Большинство исследователей отмечают, что религиозная ориентация / духовное благополучие не обязательно зависит от принадлежности к какой-либо конкретной конфессии или от частоты посещения церкви. Стиннетт предлагает пример различных форм религиозного или духовного благополучия: «Для многих стремление к их духовной природе выражается членством в организованной религиозной организации, такой как церковь, синагога или храм.Для других духовность проявляется в заботе о других, участии в достойных делах или соблюдении морального кодекса »(Stinnett, 1986, стр. 48). Таким образом, этот конструкт не всегда определялся в терминах измерения частоты посещения церкви или приверженность определенному убеждению. Скорее, акцент делается на том, что сильные семьи руководствуются лежащей в основе моральной или ценностной системой, разделяемой всеми членами. Подшкалы в ряде опросников самооценки, предназначенные для оценки общего функционирования семьи, измеряют эту конструкцию, в частности , Шкала семейного окружения Мооса и Мооса и шкала Олсона по вопросам обогащения и воспитания отношений, общения и счастья (ENRICH).Стиннетт и ДеФрейн в своем Опроснике сильных сторон семьи также оценивают этот аспект. По шкале «Семейное окружение» респондентов просят ответить «верно» или «неверно» на такие вопросы, как: «Члены семьи довольно часто посещают церковь, синагогу или воскресную школу» и «Мы не верим в рай и ад» (Moos and Moos , 1986).

Меры адаптации

Способность семьи адаптироваться к стрессовым и потенциально опасным событиям, а также к предсказуемым изменениям жизненного цикла была определена как важная характеристика крепких семей.Исследователи отмечают, что способность к адаптации зависит от ряда других характеристик, общих для крепких семей, таких как эффективное общение, эмоциональная вовлеченность, внешние ресурсы и т. Д. (Например, Стиннетт и ДеФрейн, Льюис, Олсон, Маккаббин). В этом разделе основное внимание уделяется еще не обсуждавшимся характеристикам семьи, связанным с успешной адаптацией.

Подобно сплоченности, адаптивность является основным параметром, определенным моделью обхода Олсона. Действительно, большая часть его исследований сосредоточена на способности или неспособности разных семей преодолевать стресс и кризисы.Эту концепцию можно разбить на несколько отдельных конструкций. Среди них две из девяти характеристик сильных семейств, которым посвящена данная статья. Во-первых, социальная связанность семьи влияет на ее способность обращаться за внешней помощью перед лицом проблем. Кроме того, четкое определение ролей (в частности, связанных со структурой власти) в семье является важным фактором ее способности адаптироваться к изменениям. Они будут рассмотрены после более широкого обсуждения адаптивности.

Адаптивность, как центральное измерение циркумплексной модели, была определена как «способность супружеской или семейной системы изменять свою структуру власти, ролевые отношения и правила взаимоотношений в ответ на ситуационный стресс и стресс, связанный с развитием» (Olson et al. ., 1989, с. 12). Предполагается, что хорошо функционирующие семьи имеют способы адаптации, которые являются структурированными или гибкими, а не жесткими или хаотическими. Олсон квалифицирует эту гипотезу двумя важными способами, которые применимы как к параметрам адаптируемости, так и к параметрам сплоченности.Прежде всего, при измерении этих конструктов членов семьи просят оценить свои семьи как по предполагаемым, так и по идеальным ситуациям. Таким образом, достигается уровень удовлетворенности текущей семейной динамикой. Предполагается, что если все члены семьи довольны семьей как таковой, даже если это можно считать экстремальным с точки зрения сплоченности или приспособляемости, то семья будет эффективно функционировать (Olson et al., 1989).

Во-вторых, Олсон предлагает семьи на разных стадиях жизненного цикла (бездетные, с младенцами, с детьми начальной школы, с подростками и т. Д.)) требуют разного уровня сплоченности и приспособляемости. То есть уровень сплоченности, который является функциональным в семье с младенцем, может не быть, когда ребенок становится подростком (Olson et al., 1989).

Олсон использует шкалу самооценки FACES для измерения уровня адаптивности в семье. Он состоит из вопросов, разработанных для оценки силы семьи, стиля переговоров, ролевых отношений и правил взаимоотношений в семье.

Меры социальной связанности

Успешные семьи не изолированы; они связаны с более широким обществом.Одним из последствий такой связи является последующая доступность внешних ресурсов, которые исследователи считают важными для эффективного совладания семьями. Интервенционное исследование Коуэна и Коуэна подтверждает важность социальной поддержки в преодолении стрессового периода в семейной жизни. В своем исследовании они определили бездетные пары, которые планировали вскоре завести первого ребенка. Этот период, когда рождение первенца, часто считается особенно напряженным для семей.Вмешательство состояло из групповых встреч, на которых пары обсуждали проблемы и вопросы, связанные с рождением первого ребенка и отношениями мужа и жены. Авторы предоставляют доказательства, основанные на сравнении с контрольными группами, не получавшими вмешательства, что эта форма социальной поддержки была полезной в переходе партнера к родительству (Cowan and Cowan, 1987).

Один из способов измерения социальной связанности — это попросить семьи определить те внешние ресурсы, которые им доступны.Например, шкала F-COPES (Стратегии выживания семьи) по самоотчету Маккаббина оценивает степень, в которой семья обращается к друзьям, семье, соседям и общественным ресурсам, когда они сталкиваются с кризисом (Olson et al., 1982). В своем исследовании стабильных чернокожих семей Гэри и его коллеги оценили этот параметр, задавая вопросы об участии респондентов в организациях в сообществе, а также о присутствии в этом районе родственников и соседей, которые считались близкими друзьями (Gary et al., 1983).

Измерение четких ролей

Многие исследователи считают четкое определение ролей важной характеристикой функционирования семьи и важной для способности семьи адаптироваться к меняющимся ситуациям. Имея четкую, но гибкую структуру, члены семьи осознают свои обязанности в семье и перед ней. Следовательно, перед лицом кризиса и проблем члены знают свои роли. Устройство оценки семьи Макмастера (Эпштейн и др., 1983), инструмент самоотчета, имеет подшкалу, которая измеряет роли в семье.Авторы отмечают природу этого аспекта функционирования семьи: «[он] фокусируется на том, установила ли семья шаблоны поведения для выполнения набора семейных функций … Кроме того, оценка измерения ролей включает рассмотрение того, выполняются ли задачи. четко и справедливо распределяются между членами семьи и ответственно ли выполняются задачи членами семьи »(Эпштейн и др., 1983). Подшкала из восьми пунктов обеспечивает меру этой конструкции.

С понятием определения ролей связан вопрос власти.Кто решает, что и как решается, является показателем ролевой структуры в семье. В здоровых семьях есть четкое понимание того, что родители несут ответственность. В то же время родители открыты для участия своих детей — родители редко считаются авторитарными (Lewis, 1979, стр. 87-88).

Мощность и управляемость были измерены с помощью ряда методов. В своем исследовании восприятия подростками силы и сплоченности в семье Фельдман использует проективный инструмент для оценки структуры власти в семье.Субъекты символически представляют структуру власти своей семьи, поднимая на блоки фигуры, которые представляют отдельных членов семьи. Относительная высота фигур используется для обозначения воспринимаемой способности этого члена влиять на других членов (Фельдман и Геринг, 1988).

В устройстве для оценки семьи, описанном выше, характер контроля поведения оценивается с точки зрения того, «каким образом семья выражает и поддерживает стандарты поведения своих членов.Поведение в различных ситуациях оценивается как различные модели контроля »(Эпштейн и др., 1983). Эта подшкала самоотчета из девяти пунктов задает вопросы о семейных правилах и ожиданиях. Был использован ряд других инструментов самоотчета. разработаны с дополнительными шкалами, которые отражают динамику власти в семье, в том числе Шкала семейной среды Мооса и Мооса

Измерение времени вместе

Последний ингредиент силы семьи — проводить время вместе.Исследователи отмечают, что сюда входит не только количество времени, но и качество. Инструменты самоотчета, оценивающие функционирование семьи, обращаются к этой теме с точки зрения качества времени, проведенного вместе, и того, насколько семьям нравится проводить время вместе. Задаются вопросы о том, «любят ли члены семьи проводить свободное время друг с другом» (ЛИЦА Олсона) и о «проводить время вместе и делать что-то друг с другом» (Стиннетт и ДеФрейн, Опросник сильных сторон семьи).Детальная методологическая работа над этой конструкцией была проведена исследователями, интересующимися использованием времени как таковым, которое может быть адаптировано для использования в исследовании успешных семей.

Следующие методологические ограничения и проблемы необходимо учитывать при оценке исследования сильных сторон семьи и успешных семей:

Использование небольших и неслучайных выборок.

Выборки, используемые в исследованиях сильных сторон семьи, часто бывают небольшими и редко репрезентативны для населения страны или даже для известной подгруппы населения.Исследования сильных семей, проводимые врачами, также характеризуются небольшими однородными выборками. Например, Биверс и Льюис изучили 33 семьи, большинство из которых были белыми, протестантскими, биологически целостными семьями среднего и высшего класса со старшим ребенком в подростковом возрасте (Beavers, 1977). В исследованиях с использованием опросов самооценки обычно используются более крупные выборки, но они редко бывают репрезентативными. Например, большинство из 1146 семей, принявших участие в исследовании Олсона и его коллег, были европеоидной и лютеранской национальностей (Olson et al., 1982). Стиннетт и ДеФрейн проанализировали данные из более разнообразных выборок, но семьи участников в основном выбирались самостоятельно. Немногие исследования были сосредоточены на чернокожих, латиноамериканских или малообеспеченных семьях. Степень, в которой можно обобщить результаты исследований прочности семьи на популяцию в целом, ограничена характером выборок.

Применимость результатов исследования белых семей среднего класса к другим группам.

Обзор литературы о сильных сторонах семей показывает, что большая часть работы в этой области сосредоточена на белых семьях и / или семьях среднего класса.Это имеет очевидные последствия для способности обобщить результаты для населения в целом, а также для таких подгрупп, как меньшинства и семьи с низким доходом. Исследования семей меньшинств, которые имеют отношение к успешному исследованию семей, варьируются от тех, которые сосредоточены на семьях меньшинств и пытаются определить их особые сильные стороны, до тех, в которых семьи меньшинств и / или семьи с низким доходом сравниваются с семьями белых и / или среднего класса. во множестве размеров.В последнем случае исследователи часто используют модели, конструкции и инструменты, которые изначально были разработаны с использованием выборок белого среднего класса для изучения успешных семей меньшинств и семей с низкими доходами.

Основываясь на первоначальном исследовании 33 целых белых семей среднего класса, в котором Биверс и Льюис определили ряд характеристик успешных семей, Льюис и Луни провели исследование, в котором сравнили эту выборку с выборкой из 18 чернокожих семей из рабочего класса. . Хотя они предположили, что различия в социально-экономическом статусе приведут к различиям в характеристиках семей, они обнаружили, что между компетентными семьями в обеих выборках было мало различий.По большей части те же черты, которые характеризовали наиболее компетентные белые семьи среднего класса, были характеристиками хорошо функционирующих чернокожих семей из рабочего класса (Lewis and Looney, 1983).

Точно так же Эбботт и Мередит изучили сильные стороны семьи в пяти группах. Их выборка состояла из 210 белых родителей, 105 родителей чикано, 103 чернокожих родителей, 80 родителей хмонгов и 57 родителей американских индейцев. Их исследование преследовало две цели: 1) выявить те характеристики, которые считаются критическими для эффективного функционирования семьи; и 2) оценить уровень сильных сторон семьи по этническим группам.Они использовали списки сильных сторон семьи, разработанные Стиннеттом и ДеФрейном, Олсоном, Карраном и другими. Они обнаружили, что родители всех пяти этнических групп в целом согласны с чертами здоровых семей. Однако они также обнаружили, что семьи белых и хмонгов получили самые высокие баллы по инструментам оценки, за ними следуют чернокожие, чикано и американские индейцы соответственно.

Исследователи признали, что слабым местом исследования является то, что инструменты оценки были созданы и стандартизированы с использованием выборок белых представителей среднего класса, что, возможно, повлияло на достоверность оценок для семей меньшинств.Пытаясь решить эту проблему, исследователи провели глубинные интервью с подгруппой выборки. Эти интервью показали, что испытуемые из всех пяти групп рассматривали элементы весов как надежные индикаторы сильных сторон семьи (Abbott & Meredith, 1985).

Лоуренс Гэри и его коллеги провели поисковое и описательное исследование 50 чернокожих семей, определенных группами населения как особенно сильные и стабильные (Gary et al., 1983).Они стремились определить критические факторы и условия, которые способствуют крепкой семейной жизни чернокожих, а также их стратегии выживания. Они обнаружили, что семьи в их выборке обладали многими из тех же характеристик, которые ранее были определены другими исследователями в этой области, такими как Хилл, Сканцони, Ройс и Тернер и Стиннетт. (См. Приложение А для списка характеристик, выявленных этими исследователями.)

Другие исследователи изучали различия между белыми семьями и чернокожими или латиноамериканскими семьями в конкретных аспектах семейной жизни.Например, Вега изучал сплоченность и адаптивность в латиноамериканских и англоязычных семьях с помощью инструмента Olson’s FACES. В этом исследовании он обнаружил, что между мексиканскими американцами и англоязычными родителями с низким доходом и англоязычными родителями со средним доходом не было значительных различий в их восприятии уровней сплоченности семьи и приспособляемости (Vega et al., 1986).

Таким образом, важным методологическим недостатком успешных исследований семей и их сильных сторон является однородность выборок.Хотя в описанных выше исследованиях использовались более разнообразные выборки, в них использовались инструменты и меры, которые были созданы и стандартизированы, по большей части, для белых семей среднего класса. Разработка мер, чувствительных к различным субпопуляциям, кажется важным шагом на пути к тому, чтобы успешные семейные исследования стали более актуальными для населения в целом.

Использование мер, основанных на мнениях членов одной семьи.

При обсуждении исследовательских вопросов, связанных с изучением семейного взаимодействия, Кристенсен и Аррингтон предоставляют ряд методологических комментариев, относящихся к исследованию сильных сторон семьи.Во-первых, семья состоит из взаимодействующих людей. По их мнению, при изучении семей следует использовать методы, оценивающие динамику взаимодействия, а не индивидуальные характеристики. Однако во многих исследованиях семейного взаимодействия единица наблюдения (родитель) часто отличается от объекта исследования (семьи). То есть часто исследования семей основаны на восприятии одного из родителей. Некоторые исследователи позаботились о разработке и оценке мер, которые могут быть выполнены несколькими членами семьи (например, Olson’s FACES).Затем трудность сводится к разработке подходящих методов для объединения оценок ряда членов семьи для получения «семейной оценки».

Данные нескольких исследователей о том, что члены одной семьи часто получают совершенно разные оценки по критериям оценки семьи, еще раз подтверждают важность получения показателей от нескольких членов семьи (Christensen and Arrington, 1987). Например, Шумм в своем исследовании удовлетворенности семьей англо-американцев и мексиканцев обнаружил, что использование только оценок матерей приводит к другим выводам, чем если бы также учитывались оценки отцов и подростков (Schumm et al., 1988).

Помимо оценки точки зрения только одного члена семьи, Кристенсен и Аррингтон отмечают, что часто фактические элементы в инструменте самоотчета, предназначенном для оценки семьи, сосредотачиваются на отдельном человеке, а не на взаимодействии в семье. Например, вопрос опроса может выяснить, как часто один член спорил с другим, но ничего не оценить об обстоятельствах, которые привели к спору, или о том, как он был разрешен. Последние являются важными дескрипторами с точки зрения понимания природы взаимодействия в семье (Christensen and Arrington, 1987).

Даже методы оценки, которые наблюдают за семейным взаимодействием, не защищены от проблемы индивидуального противостояния семье. Кристенсен и Аррингтон отмечают: «Наблюдательный анализ сосредоточен на показателях поведения каждого отдельного присутствующего … данные ничего не говорят нам о том, кто кого критиковал, что каждый человек сделал, чтобы вызвать критику, или что каждый человек сделал в ответ на критику» ( Кристенсен и Аррингтон, 1987, с. 262). В качестве исключения они отмечают методы Готтмана и Паттерсона, которые исследуют на основе наблюдения за семейными взаимодействиями «вероятность того, что конкретное поведение одного члена семьи приведет к поведению другого или последует за ним» (Christensen and Arrington, 1987, п.262).

Влияние стадий жизненного цикла семьи.

В исследованиях сильных сторон семьи часто, хотя и не всегда, не учитывается влияние различных стадий жизненного цикла на характеристики крепких семей. Например, исследования Олсона и его коллег, которые действительно изучают влияние стадии жизненного цикла, показали, что динамика, наиболее благоприятствующая хорошо функционирующим семьям, может варьироваться в зависимости от структуры домохозяйства. Структуры власти и модели общения, эффективные для семей с младенцами и детьми ясельного возраста, могут сильно отличаться от семей с подростками и молодыми людьми.То, что функционально на одной стадии, может оказаться дисфункциональным на другой (Olson et al., 1989). Исследователи, изучающие сильные стороны семьи, должны помнить об этом при планировании исследований и интерпретации результатов.

Взаимосвязь между характеристиками сильных сторон семьи.

Девять характеристик, которые исследователи считают важными для успешного функционирования семьи, часто тесно взаимосвязаны. Например, способность адаптироваться часто связана с эффективными коммуникативными навыками и связью с обществом, или четкое определение ролей может быть невозможно в семьях, не имеющих эффективных коммуникативных навыков.Шумм предлагает модель, которая учитывает отношения между различными характеристиками крепких семей.

Шумм утверждает, что «на сегодняшний день кажется, что большая часть работ, связанных с темой сильных сторон семьи, сосредоточена на выявлении и спецификации концепций, а не на попытках взаимосвязать концепции. Чтобы литература о сильных сторонах семьи двигалась в направлении истинной теории. в отличие от чисто концептуальной работы, очень важно, чтобы начало было положено с точки зрения взаимосвязанных концепций в литературе о сильных сторонах семьи »(Schumm, 1985, p.5). В свете этого Шумм предлагает исходную модель того, как сильные стороны семьи сочетаются друг с другом. Он определяет ряд способов, которыми некоторые из шести черт, идентифицированных Стиннеттом, взаимосвязаны. Например, он связывает признательность и обязательство проводить время вместе. Модель Шумма представлена ​​в приложении B.

Модель сильных сторон семьи Шумма имеет ряд последствий для вмешательства. Это предполагает, что при определении методов вмешательства необходимо учитывать взаимосвязь характеристик семьи.Как указывает Шумм, сосредоточение внимания на динамике одной семьи может оказаться бесполезным, пока не будут рассмотрены другие характеристики взаимодействия. Может случиться так, что коммуникативные проблемы в семье на самом деле отражают скрытую нехватку времени вместе или отсутствие выражения признательности среди членов семьи. Таким образом, участие семьи в семинаре по улучшению коммуникативных навыков может оказаться бесполезным, потому что основная проблема заключается в другом, и пока эта область не будет решена, продвижение по измерению коммуникации будет затруднено (Schumm, 1985).

Помимо методологических вопросов, необходимо ответить на два общих вопроса об исследовании сильных сторон семьи, прежде чем мы сможем сказать, насколько это исследование может способствовать улучшению функционирования семьи. Это:

Сильные стороны семьи являются причиной или просто симптомами?

Если бы конструкты сильных сторон семьи были измерены в репрезентативной выборке семей, наряду с другими демографическими, социально-экономическими и психологическими характеристиками членов семьи, были бы конструкты предсказывать, будет ли семья по-прежнему вместе и функционировать гармонично? пять или десять лет в будущем? Какую прогностическую силу конструкции добавили бы, к , которые обеспечиваются измерениями текущего уровня удовлетворенности браком, супружеских конфликтов, образования, дохода и других социальных активов семьи? Насколько мы можем судить, этот вопрос никогда не подвергался эмпирической проверке.

Смежный вопрос заключается в том, не обеспечивают ли традиционные теоретические взгляды более экономное и мощное понимание динамики семьи. Ни одна из обнаруженных на сегодняшний день работ не сравнивает предсказательную силу успешных семейных моделей с силой моделей, созданных с других точек зрения. Похоже, что взаимодополняемость моделей еще не рассматривалась.

Насколько «сильные стороны семьи» можно передать семьям, которые плохо функционируют?

Даже если будет продемонстрировано, что силовые характеристики семьи являются сильными и уникальными предикторами успешного функционирования, остается важный вопрос: можно ли обучить этим характеристикам членов семей, которые плохо функционируют.Возможно, сильные стороны семьи зависят от индивидуальных характеристик членов семьи, таких как интеллект, гибкость, эмоциональная стабильность и т. Д., Которые имеют существенный генетический компонент или зависят от раннего воспитания. Обучение сильным сторонам неразумных, негибких, враждебных или нестабильных людей может оказаться сложной задачей. С другой стороны, тщательно разработанные программы, которые знакомят с новыми стратегиями жизни проблемных семей, могут привести к улучшению воспитания детей и взаимодействия в семье при относительно низких затратах.

Очевидно, что вопрос переносимости является важным, если исследование сильных сторон семьи должно иметь важные политические приложения. Опять же, насколько мы можем судить, этот вопрос мало проверялся и даже не рассматривался в существующей литературе. Кроме того, существуют вопросы о переносимости по классовой и этнической принадлежности, а также о применимости к неполным и другим нетрадиционным семьям, которые могут быть с успехом рассмотрены в будущих исследованиях.

Эбботт, Дуглас А., & Мередит, Уильям Х. 1985. «Семьи меньшинств: сильные стороны четырех этнических групп». Документ, представленный на Ежегодном собрании Национального совета по семейным отношениям, Даллас, Техас.

Бобров, В. Роберт. 1977. Психотерапия и рост: взгляд на семейные системы . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

Боумен, Тед В. 1983. «Содействие благополучию семьи: последствия и проблемы». В Д. Мейсе (ред.) Профилактика семейных услуг, подходы к семейному благополучию , стр.39-48. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

Кристенсен, Эндрю, и Аррингтон, Анджела. 1987. «Проблемы исследования и стратегии». В Т. Якоб (ред.) Семейное взаимодействие и психопатология . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Коуэн, Кэролайн П. и Коуэн, Филип А. 1987. «Профилактическое вмешательство для пар, становящихся родителями». В C. F. Zachariah Boukydis (ed.) Исследование поддержки родителей и младенцев в послеродовой период .Норвуд, Нью-Джерси: Ablex Publishing Co.

Эпштейн, Натан Б., Лоуренс М. Болдуин и Дуэйн С. Бишоп. 1983. «Устройство для оценки семьи Макмастеров». Журнал супружеской и семейной терапии 9 (2): 171-180.

Фельдман, Ширли С. и Геринг, Томас М. 1988. «Изменение представлений о семейной сплоченности и власти в подростковом возрасте». Развитие ребенка 59: 1034-1045.

Гэри, Лоуренс Э., Лула А. Битти, Грета Л.Берри и др. 1983. Стабильные чернокожие семьи: окончательный отчет . Вашингтон, округ Колумбия: Центр исследований и развития психического здоровья, Институт городских дел и исследований, Университет Говарда.

Гротевант, Гарольд Д. 1983. «Вклад семьи в содействие формированию идентичности в раннем подростковом возрасте». Журнал раннего подросткового возраста 3 (3): 225-237.

Хилл, Роберт Б. 1971. Сила чернокожих семей .Нью-Йорк: Группа независимых издателей.

Иаков, Теодор (ред.). 1987. Семейное взаимодействие и психопатология . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Льюис, Джерри М. 1989. Рождение семьи . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

Льюис, Джерри М. 1979. Как поживает ваша семья? Руководство по выявлению сильных и слабых сторон вашей семьи . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

Льюис, Джерри М., И Джон Г. Луни. 1983. Долгая борьба :. Хорошо функционирующие чернокожие семьи из рабочего класса . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

Моос, Рудольф Х. и Моос, Бернис С. 1986. Руководство по масштабированию семейной среды (второе издание). Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

Олсон, Дэвид Х. 1986. Подготовлено заявление перед Специальным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семьи. In: Разнообразие и сила американских семей .Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Олсон, Дэвид Х., Гамильтон И. Маккуббин, Ховард Барнс и др. 1983. Семьи: что заставляет их работать . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

Олсон, Дэвид Х., Гамильтон И. Маккуббин, Ховард Барнс и др. 1982. Инвентаризация семей: инвентаризация, использованная в национальном обследовании семей на протяжении всего жизненного цикла семьи . Сент-Пол, Миннесота: Университет Миннесоты.

Олсон, Дэвид Х., Candyce S. Russell и Douglas H. Sprenkle (ред.). 1989. Круговая модель: системная оценка и лечение семей . Нью-Йорк: Haworth Press.

Шумм, Вальтер Р. 1986. Подготовлено заявление перед Специальным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семей. In: Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Шумм, Вальтер Р. 1985. «Помимо характеристик взаимоотношений в крепких семьях: построение модели сильных сторон семьи.» Family Perspective 19 (l): 1-9.

Schumm, Walter R., McCollum, EE, Bugaighis, MA, Jurich, AP, Bollman, SR, & Reithz, J. 1988.« Различия между Англо-американские и мексиканские члены семей об удовлетворенности семейной жизнью ». Испанский журнал поведенческих наук 10 (l): 39-53.

Скиннер, Харви А., Стейнхаузер, Пол Д. и Санта-Барбара, Джек. 1983. «Мера оценки семьи». Канадский журнал общественного психического здоровья 2: 91-105.

Стиннет, Ник. 1986. Подготовил заявление перед Избирательным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семьи. In: Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Стиннетт, Ник, Чессер, Барбара и ДеФрейн, Джон (ред.). 1979. Укрепление семьи. Чертежи к действию . Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Стиннетт, Ник и ДеФрейн, Джон.1985. Секреты крепких семей . Бостон: Литтл, Браун и Ко.

Свихарт, Джадсон. 1988. «Характеристики крепких семей». Неопубликованная статья, Международный семейный центр, Исследовательский институт логоса.

Специальный комитет Палаты представителей США по делам детей, молодежи и семьи, 99-й Конгресс, 2-я сессия. 25 февраля 1986 года. Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Вега, Уильям А., Томас Паттерсон, Джеймс Саллис и др. 1986. «Сплоченность и приспособляемость в мексикано-американских и англоязычных семьях». Журнал брака и семьи 48 (ноябрь): 857-967.

Уолш, Фрома. Обычные семейные процессы . 1982. Нью-Йорк: Guilford Press.

W. Роберт Биверс ( Психотерапия и рост: взгляд на семейные системы, , 1977)

  1. Связь с другими социальными системами и открытость для других точек зрения, образа жизни и восприятия.Уважение к различиям и понимание индивидуальных границ. Близость достигается за счет умелого общения.
  2. Прочные родительские коалиции и четкое определение ролей без жестких стереотипов.
  3. Дополнительные, а не симметричные силовые роли.
  4. Поощрение автономии. Семья спокойно относится к разногласиям. Нет инвазивности. Семья отличается гибкостью и приспособляемостью.
  5. Вера в то, что человеческое поведение ограничено и ограничено и что человеческое поведение является результатом ряда переменных, а не одной явной причины.
  6. Члены семьи связаны друг с другом. Между участниками может существовать конфликт, но не неразрешимый конфликт.
  7. Эффективное ведение переговоров и выполнение задач.
  8. Трансцендентные ценности.

А. Биллингсли, 1968. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report ., 1983) (Сильные стороны Black family.)

  1. Набор значений с сопровождающим шаблоном поведения, соответствующего этим ценностям, и определенной степени независимости от контроля сил, влияющих на жизнь членов семьи.
  2. Сильные религиозные убеждения и поведение.
  3. Образовательные достижения или образовательные стремления одного или нескольких членов семьи.
  4. Экономическая безопасность и владение собственностью.
  5. Крепкие семейные узы.
  6. Деятельность, ориентированная на сообщества (например, ассоциативные связи, образцы для подражания и защита интересов детей).

Долорес Курран. (Цитируется в «Слушании перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семей, Палата представителей», 1986 г.)

  1. Общается и слушает.
  2. Подтверждают и поддерживают друг друга.
  3. Учит уважению к другим.
  4. Развивает чувство доверия.
  5. Обладает чувством игры и юмора.
  6. Демонстрирует чувство общей ответственности.
  7. Обучает пониманию правильного и неправильного.
  8. Обладает сильным чувством семьи, в которой изобилуют ритуалы и традиции.
  9. Имеет баланс взаимодействия между участниками.
  10. Имеет общее религиозное ядро.
  11. Уважает конфиденциальность друг друга.
  12. Ценит обслуживание других.
  13. Обеспечивает семейное застолье и беседу.
  14. Делит досуг.
  15. Признает и обращается за помощью в решении проблем.

Натан Эпштейн и другие. На основе модели функционирования семьи Макмастера. (в «Устройстве оценки семьи Макмастеров», Эпштейн, Болдуин и Бишоп, 1983)

  1. Способность решать проблемы таким образом, чтобы поддерживать эффективное функционирование семьи.
  2. Четкое и прямое общение.
  3. Установленные модели поведения, четкое и справедливое распределение семейных задач и ответственное выполнение поставленных задач.
  4. Аффективная отзывчивость.
  5. Члены семьи интересуются друг другом и дорожат делами и заботами друг друга. Промежуточные уровни взаимодействия друг с другом.
  6. Поведенческий контроль членов семьи.

Роберт Б.Холм. ( Сильные стороны черных семей , 1971) (Сильные стороны черных семей)

  1. Сильные родственные узы.
  2. Сильная ориентация на работу.
  3. Адаптивность семейных ролей.
  4. Сильная ориентация на достижение.
  5. Сильная религиозная ориентация.

Джерри Льюис ( Как ваша семья? Руководство по определению сильных и слабых сторон вашей семьи, , 1979)

  1. Родительские отношения, характеризующиеся разделенной властью, глубоким уровнем близости, интимным общением, прочными связями а также индивидуальные занятия, хорошие сексуальные отношения, открытость чувств и высокий уровень сочувствия.
  2. Власть в семье находится в руках родителей, но включает в себя участие детей. Есть явные различия в ролях между родителем и ребенком.
  3. Сплоченные семьи, которые много разделяют друг с другом и чувствуют себя прочно связанными, но не за счет индивидуальности.
  4. Общение между членами семьи открытое, четкое и спонтанное.
  5. Раннее выявление проблем, отсутствие обвинения людей в проблеме, а также переговорный и компромиссный подход к решению проблем.
  6. Выражение чувств и сопереживание в общем семейном настроении, которое характеризуется теплотой, юмором и заботой друг о друге.
  7. Способность принимать изменения и потери и справляться с ними.
  8. Основное убеждение, что люди в большинстве своем добрые, а не злые. Осознание того, что люди совершают ошибки, и понимание сложности человеческой мотивации.
  9. Поощрение близости и автономии, а также участие семьи в окружающем мире.

Дэвид Х. Олсон. (Подготовленное заявление перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семьи, Палата представителей США, 1986)

  1. У родителей крепкий и счастливый брак.
  2. Участники чувствуют себя ближе друг к другу, но также позволяют друг другу конфиденциальность и свободу действовать независимо.
  3. Члены семьи гибки, творчески подходят как группа и могут вместе решать проблемы.
  4. Члены семьи могут слушать и делиться друг с другом как негативными, так и позитивными чувствами.
  5. Члены семьи способны эффективно справляться со стрессом.

Г.А. Отто, 1975 г. (Отто, в Bowman, TW, 1983)

  1. Способность обеспечивать физические, эмоциональные и духовные потребности семьи,
  2. Способность «отдавать и брать» в отношении ребенка. методы выращивания и дисциплина.
  3. Умение эффективно общаться.
  4. Способность оказывать поддержку, безопасность и ободрение.
  5. Способность устанавливать и поддерживать отношения и опыт, способствующие росту, как в семье, так и за ее пределами.
  6. Способность поддерживать и создавать конструктивные и ответственные отношения с сообществом в районе, городе, школе и так далее.
  7. Способность расти вместе с детьми и через них.
  8. Способность к самопомощи и способность принимать помощь, когда это необходимо.
  9. Способность гибко выполнять семейные функции и роли.
  10. Взаимное уважение индивидуальности членов семьи.
  11. Способность использовать кризис или, казалось бы, вредный опыт как средство роста.
  12. Забота о единстве семьи, лояльности и внутрисемейном сотрудничестве.

Ройс и Тернер, 1980. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report ., 1983) (Сильные стороны Black family.)

  1. Подтверждены те, которые определены Робертом Хиллом.
  2. Учим детей уважать себя.
  3. Учим детей быть счастливыми.
  4. Подчеркивая сотрудничество в семье.
  5. Воспитание детей.

Вирджиния Сатир. (Сатир, в Bowman, T.W., 1983)

  1. Повышение самооценки.
  2. Открытая система связи.
  3. Ясность семейных правил и ожиданий
  4. Связь с обществом в целом — приверженность вне семьи.

Scanzoni, 1971. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report . 1983) (Сильные стороны чернокожих семей.)

  1. Экономические и социальные преимущества, а также возможности трудоустройства, предоставляемые опытом в город.
  2. Социальный статус, полученный в результате религиозной причастности, присутствия родителей в доме и количества детей.
  3. Возможность предоставлять экономические, социальные и образовательные ресурсы детям в семье.
  4. Образцы для подражания для детей в обществе (например, школьный учитель, служитель и т. Д.)
  5. Качество взаимоотношений мужа и жены.
  6. Уровень взаимодействия между родителем и ребенком.

Вальтер Р. Шумм. (В сотрудничестве с Джадсоном Свихартом, в подготовленном заявлении перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семьи, Палата представителей США, 1986 г.)

  1. Время. Время, проведенное вместе в различных поддерживающих, приятных занятиях, в отличие от того, чтобы быть настолько привязанным к работе и детям, что у них не было приятного времяпрепровождения с членами семьи.
  2. Позитив. В противном случае определяется как оценка в некоторых моделях. Обеспечение высокого уровня положительного подкрепления членам семьи, изо дня в день, выполнение положительных с точки зрения других людей дел, только ради них самих, а не просто в качестве стратегии «покупки» их любви и т. Д.
  3. Обязательство . Быть приверженным построению хорошего брака и семьи, а не просто оставаться вместе с точки зрения того, чтобы не разводиться и быть готовым позитивно адаптироваться к изменениям.
  4. Уважать человека. Ценить себя и других членов семьи как достойных обязательств на всю жизнь, а также своей поддержки и признательности.
  5. Открытость. Быть открытым для собственных нужд и желаний и быть готовым открыто делиться ими, а также быть открытым для того, чтобы выслушать и по-настоящему понять потребности и желания других членов семьи. Это больше, чем просто наличие «хороших коммуникативных навыков», но включает в себя желание познать себя, быть известными и узнать других.
  6. Система ценностей.Система ценностей, поддерживающая другие пять областей, часто предоставляемая в контексте внутренней религиозной веры (а не просто на словах в пользу набора доктрин) или поглощенная ребенком, выросшим в такой среде.

Харви Скиннер. («Оценка семьи», 1983 г.)

  1. Дифференциация и исполнение ролей.
  2. Четкое, прямое и достаточное общение с информацией, необходимой для выполнения задачи и текущего определения ролей.
  3. Выражение аффекта.
  4. Степень и качество членов семьи, интерес друг к другу.
  5. Контроль членов семьи с помощью процессов, которые характеризуются как конструктивные, последовательные и ответственные.

Ник Стиннетт и Джон ДеФрейн. ( Секреты крепкой семьи , 1985)

  1. Обязательство.
  2. Время вместе.
  3. Признательность.
  4. Преодоление кризиса.
  5. Духовное благополучие.
  6. Связь.

Джадсон Свихарт. (В неопубликованном обзоре литературы определяет следующие характеристики крепких семей, наиболее часто упоминаемые исследователями.)

  1. Общение
  2. Поощрение отдельных членов семьи.
  3. Приверженность семье.
  4. Религиозная направленность.
  5. Социальная связь.
  6. Способность адаптироваться.
  7. Выражаю признательность.
  8. Четкие роли.
  9. Время вместе.

Семейные отношения | Введение в коммуникацию

Третий основной тип межличностных отношений — это семейные. Что такое семья? Семья создается юридическими узами или узами общей крови? Или можно ли считать семью людьми, которые разделяют обязательства друг перед другом? Стремясь признать разнообразие семейств, мы определяем семейство как организованную группу, обычно связанную кровью или каким-либо связывающим фактором общности, где индивидуальные роли и отношения меняются с течением времени. Семейные отношения обычно являются долгосрочными и обычно имеют период, когда общее пространство разделяется.

Пирсон предполагает, что семьи имеют схожие характеристики, как они обычно, организованную, реляционную транзакционную группу, разделяющую жизненное пространство в течение длительных периодов времени и смесь межличностных образов, которые развиваются через обмен смыслами с течением времени. Давайте разберемся с этим определением.

  • Семьи организованы .Все мы занимаем и играем довольно предсказуемые роли (родитель, ребенок, старший брат и сестра) в наших семейных отношениях. Точно так же общение в этих отношениях может быть довольно предсказуемым. Например, ваш младший брат может выступать в роли миротворца в семье, а ваша старшая сестра всегда инициирует ссоры со своими братьями и сестрами.
  • Семьи являются реляционной транзакционной группой . Семья не только состоит из отдельных членов, она во многом определяется отношениями между членами.Вернитесь к нашему обсуждению теории систем в пятой главе. Семья, состоящая из двух родителей противоположного пола, старшей сестры, ее мужа и трех детей, младшего брата, его новой жены и двух детей от первого брака, во многом определяется отношениями между членами семьи. Все эти люди играют определенную роль в семье и довольно последовательно взаимодействуют с другими в соответствии со своими ролями.
  • Семьи обычно занимают общее жилое пространство в течение длительного периода времени .Одной из основных тем при определении семьи является признание того, что члены семьи обычно живут под одной крышей в течение длительного периода времени. Мы, безусловно, включаем расширенную семью в наше определение, но по большей части наши представления о семье включают тех людей, с которыми мы разделяем или проживаем общее пространство в течение определенного периода времени. Даже несмотря на то, что вы, возможно, переехали в колледж, большую часть вашего определения своей семьи составляет тот факт, что вы провели большую часть своей жизни в одном доме с теми, кого вы называете своей семьей.
  • Семьи обладают смесью межличностных образов, которые развиваются в результате обмена смыслами с течением времени . В своих семьях мы узнаем важные ценности, касающиеся близости, духовности, общения и уважения. Родители и другие члены семьи моделируют поведение, которое определяет то, как мы взаимодействуем с другими. В результате мы постоянно формируем образы того, что значит быть семьей, и стараемся поддерживать этот образ семьи в нашей жизни. Вы можете определить семью как вашу ближайшую семью, состоящую из ваших родителей и брата или сестры.Однако ваш романтический партнер может рассматривать семью как состоящую из родителей, братьев и сестер, тетушек, дядей, двоюродных братьев и бабушек и дедушек. Каждый из вас ведет себя по-разному, чтобы поддерживать свой образ семьи.

Многие семьи имеют детей как часть их макияжа. Олсон и Маккуббин обсуждают семь этапов, через которые проходят семьи с детьми в своем жизненном пути. Семьи без детей не будут проходить все эти этапы, а в смешанных семьях, где один из родителей не имеет основной опеки над детьми, могут наблюдаться менее резкие сдвиги между этапами.

Первый этап развития семьи — Создание семьи . На этой стадии пары вступают в преданную или супружескую жизнь и вносят необходимые изменения в подтверждение своего нового правового, семейного и социального статуса . Если они не жили вместе до брака, им, возможно, придется проработать детали разделения пространства, денег и времени. Часто этот этап включал в себя создание первого дома вдвоем.

Второй этап развития семьи — Пополнение семьи .На этом этапе пара решает расширить свою семью за счет добавления детей. Хотя это время радости и праздника, это также период большого стресса и перемен для родителей, поскольку они определяют новые роли родителей. Время для друзей, работы и друг друга часто сокращается, поскольку потребности нового ребенка становятся главной заботой и центром внимания и ресурсов пары. На этом этапе отношения больше не определяются в терминах двух людей, а включают детей, которые теперь являются частью семьи.

Третий этап развития семьи — Развитие семьи . По мере роста детей их потребности меняются с в первую очередь физических (кормление, смена подгузников и сон) на более познавательные и эмоциональные. Родители становятся основным источником привития культурных и духовных ценностей, а также развития индивидуальной личности ребенка . Этот период требует от родителей огромного количества времени и приверженности, поскольку дети остаются в центре повседневного общения.Подумайте о семье, которая постоянно водит детей в футбол, бейсбол, уроки игры на фортепиано, в церковь и помогает им развиваться. На этом этапе личное развитие детей имеет большое значение для семьи.

Четвертый этап развития семьи — Поощряя независимость . Примерно в подростковом возрасте ребенок начинает процесс естественного отрыва от своих родителей как средство установления и закрепления своей независимой идентичности . Вы можете вспомнить, что в этот период были периоды стресса и разочарования как для ваших родителей, так и для вас.Дети могут чувствовать, что их родители излишне заботятся о своих друзьях и занятиях, или что они любопытны, в то время как родители могут чувствовать себя брошенными и обеспокоенными за безопасность своего ребенка, поскольку они проводят больше времени вне дома. Их часто называют периодами бунтарей, когда дети проявляют определенное поведение с целью обрести независимость от своих родителей.

Пятый этап развития семьи — Запуск детей . В процессе воспитания детей пары вступают в отношения друг с другом, в которых дети часто находятся в центре внимания, а не друг друга.На этапе «Запуск детей» каждый член пары должен заново освоить свои роли, поскольку взрослые дети в конечном итоге уезжают из дома ради учебы в колледже, карьеры или собственного брака и семьи . Если один из родителей отказался от карьеры, чтобы воспитывать детей, он может задаться вопросом, что делать со свободным временем. Хотя синдром пустого гнезда может вызывать стресс, это также шанс для новых возможностей, поскольку у родителей появляется больше времени, денег, свободы и энергии, которые они могут тратить друг на друга, хобби, путешествия и друзей.Многие испытывают волнение от того, что могут сосредоточиться друг на друге как пара после многих лет воспитания детей в доме.

Шестой этап развития семьи — Пост-запуск детей . В зависимости от того, как пара справится с пятой стадией, рождение детей после рождения может быть наполнено новой любовью или может создать большую нагрузку на брак, поскольку пара узнает, что они не знают, как взаимодействовать друг с другом вне контекста. воспитание детей .Некоторые пары снова и снова влюбляются и могут возобновить свои свадебные клятвы как сигнал об этом новом этапе в своих отношениях. Некоторые родители, которые, возможно, решили остаться в браке ради детей, могут решить прекратить отношения после того, как дети покинули семейный дом. Для некоторых пар, когда «птиц в гнезде не осталось», семейная собака становится новым центром внимания и непреднамеренно берет на себя роль одного из потомков и продолжает регулировать и ограничивать действия пары, когда собака требует воспитания.Некоторые родители находят новые хобби, путешествуют по миру и проводят несколько «свиданий» каждую неделю.

Седьмой этап развития семьи — Выход на пенсию . Подобно запуску детей, свобода от работы может быть возможностью для роста и исследования новых отношений и занятий. Простое выделение большего количества времени в течение дня может облегчить поездки, волонтерскую работу или повышение квалификации . И наоборот, люди на этой стадии могут столкнуться с сокращением дохода и потерей идентичности, что связано с членством в какой-либо профессии.Семья может также испытать новый рост на этом этапе, поскольку взрослые дети приводят своих собственных партнеров и внуков в качестве новых членов семьи.

Паттерны общения внутри семьи и между супружеской парой постоянно меняются и пересматриваются по мере того, как семья проходит через вышеуказанные этапы. Тот факт, что пара обычно проводит меньше времени вместе на второй и третьей стадиях и больше времени вместе на стадиях с пятой по восьмую, требует, чтобы они постоянно управляли диалектическими противоречиями, такими как автономия / связь.Управление этими противоречиями может проявляться в виде конфликта. Все отношения конфликтны. Конфликт естественен. Важно то, как мы думаем о конфликтах и ​​как справляемся с ними.

Внутрисемейные ссуды: хорошее, плохое и уродливое

В сумке любого хорошего планировщика недвижимости есть множество инструментов, одним из которых является внутрисемейная ссуда. Большинство специалистов по планированию рекомендуют этот вариант в зависимости от внутренней динамики семьи и потребностей патриарха / матриарха в ликвидности. Я видел, как внутрисемейные ссуды очень хорошо работают для многих семей, обеспечивая ликвидность для следующего поколения, но я также был вовлечен в ситуации, когда ссуды приводят к разрыву семейных отношений и даже могут подвергнуть кредитное поколение риску получения наличных денег. кризис потока.

Внутрисемейные ссуды чаще всего выдаются мамой и папой одному или всем их детям или внукам. С освобождением от налога на дарение, которое в настоящее время составляет 11,58 миллиона долларов на человека и 23,16 миллиона долларов на пару, потребность в выдаче внутрисемейных ссуд для большинства налогоплательщиков снизилась, потому что вместо этого родители могут просто дарить деньги. Однако есть еще несколько веских причин использовать этот метод для перевода денег от одного поколения к другому.

Как работают внутрисемейные ссуды

Внутрисемейные ссуды обычно используют применимую федеральную ставку, самую низкую процентную ставку, которая может взиматься по ссуде, чтобы она не считалась подарком.IRS имеет три уровня ставок для трех разных «условий» кредитов: краткосрочный заем (0–3 года), среднесрочный заем (3–9 лет) и долгосрочный заем (9 лет и более). ). Текущую таблицу AFR можно найти по адресу https://apps.irs.gov/app/picklist/list/federalrates.html. Если используются ставки ниже AFR, то структура может быть классифицирована как подарок IRS.

Например, если ребенку была предоставлена ​​ссуда сроком на три года, она будет классифицирована как краткосрочная с текущим AFR равным 1.60% (по состоянию на март 2020 г.). Эта ставка может использоваться независимо от кредитоспособности заемщика. Другими словами, если ребенок с плохой кредитной историей обратился в банк, чтобы занять средства, ему, скорее всего, либо откажут, либо ему придется платить по ставке выше рыночной, чтобы обеспечить ссуду. Внутрисемейные ссуды не подлежат андеррайтингу и могут быть предоставлены в любое время на любых условиях, которые родительский кредитор сочтет подходящими, при условии, что взимаемая процентная ставка составляет AFR или выше и производятся фактические платежи.

Семьи могут проявлять творческий подход к методам фактических выплат. Например, человек может дарить каждому ребенку или внуку до 15 000 долларов в год каждому (или 30 000 долларов на пару). Ежегодный подарок может быть сделан ребенку-должнику, который затем может использовать подаренные средства для оплаты ежегодных векселей. Платежи по долгам также могут быть прощены, и годовой подарок также может быть использован для этого; однако я всегда советую сделать подарок наличными и попросить ребенка-должника произвести платеж. Это гораздо более чистый процесс, и его легче задокументировать, если будет проводиться аудит.

Использование внутрисемейных ссуд

Одним из вариантов использования внутрисемейных ссуд может быть покупка акций семейного бизнеса или товарищества. Это хорошо работает, если бизнес или товарищество приносят доход, который выплачивается ребенку-должнику для погашения ссуды. Опять же, с освобождением от налога на дарение на такой высокой сумме, может быть проще просто подарить бизнес ребенку или детям, но может быть веская причина продать бизнес на заметке и сохранить освобождение от налога на дарение в неизменном виде.Основная выгода от продажи бизнеса и получения векселя — это денежный поток для генерации продаж. Если бизнес просто передается следующему поколению, весь доход от бизнеса также передается вниз по течению; однако, если коммерческое поколение вернет записку, то ежегодные выплаты векселями обеспечат родителям хороший поток доходов. Важно, чтобы была сделана оценка любого коммерческого интереса или партнерства, которое предполагается продать.

Межсемейная ссуда также может использоваться для финансирования ипотеки на детей или внуков.Если родительскому кредитору не нужен постоянный рыночный доход, основанный на его ликвидности, их детям может быть предоставлена ​​ипотека на покупку дома с учетом более низких платежей, чем было бы необходимо через обычного кредитора. Текущий долгосрочный AFR (ссуда на девять лет и более) составляет 2,15% (по состоянию на март 2020 года), в то время как текущий средний показатель по стране для 30-летней ипотеки составляет около 4% или намного выше, если у ребенка плохой кредит. . Ребенок-должник может также вычесть проценты по ипотеке в соответствии с правилами детализации.Стандартный вычет может быть лучшим способом для некоторых, но, тем не менее, выплата процентов будет намного ниже.

Ситуации, которых следует избегать

Каким бы положительным ни было такое расположение, есть подводные камни, которых следует опасаться. Внутрисемейные ссуды могут вызвать зависть и проблемы в отношениях между братьями и сестрами. По моему опыту, когда внутрисемейная ссуда предоставляется одному ребенку, но не другим, это может создать напряжение в семейных отношениях.

Я видел ситуации, когда один ребенок становится очень зависимым от семейных ссуд в таких ситуациях, как бизнес-инвестиции, жилищные ссуды, автокредиты или образование их собственных детей.Он становится легким источником ликвидности для родителей, у которых есть богатство, чтобы финансировать ссуды и не ставить под угрозу собственное финансовое будущее. Но проблемы возникают, когда есть другие дети, которым, возможно, не нужны ссуды, или которые жили более консервативно и считают траты своих братьев и сестер расточительными. Это может привести к негодованию или даже враждебности по отношению к родителям и брату или сестре.

Другая проблема может возникнуть, если актив, проданный на векселе, перестает приносить доход, и у ребенка нет возможности выплатить ссуду.Это может создать серьезную проблему с денежным потоком для родителей, если они зависят от выплат по ссуде как источника дохода. Это может привести к уплате налога на дарение, если ребенок больше не может платить, и долг должен быть списан на сумму более 15 000 долларов в год (30 000 долларов для пар).

Учитывая такой возможный результат, следует внимательно изучить идею внутрисемейного кредита и убедиться, что это хороший выбор. Если ссуды не предоставляются в равной степени всем детям или внукам, родители должны быть особенно осторожны в отношении потенциальных проблем в отношениях или возможности дать возможность своим детям иметь место.

Эта статья написана и представляет точку зрения нашего советника, а не редакции Киплингера. Вы можете проверить записи консультантов в SEC или FINRA.

Президент рынка, Argent Trust Company

Дэвид Э. Реддинг, президент рынка и старший советник по вопросам благосостояния в Argent Trust Company, помогает клиентам ориентироваться в сложном мире планирования недвижимости, управления доверительными фондами, передачи состояния и бизнес-стратегий. Его 30-летний опыт работы в отрасли дает ему глубину и понимание для решения реальных жизненных проблем, с которыми сталкиваются состоятельные семьи, когда они планируют передать свои деловые интересы и богатство будущим поколениям.

Определение межсемейства по Merriam-Webster

внутренняя семья

| \ In-tər-ˈfam-lē

, -ˈFa-mə- \

варианты:
или внутри семьи

: существующие или происходящие между семьями

межсемейные отношения межсемейный спор

Связь между индексом массы тела и функционированием семьи, семейным общением, типом семьи и стилем воспитания среди африканских родителей-мигрантов и детей в Виктории, Австралия: исследование пары родитель-ребенок | BMC Public Health

  • 1.

    Вабич М., Мосс А., Кромейер-Хаушильд К. Неожиданное снижение уровня детского ожирения в развитых странах. BMC Med. 2014; 12 (1): 17.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 2.

    Maher C, De Wilde J, Ells L, Hohepa M, Lissner L, Ogden C, Peneau S, Zimmermann M, Zumin S, Olds T. Растущая распространенность детского ожирения и избыточной массы тела — данные из девяти стран . Aust J Sci Med Sport. 2010; 13: e13.

  • 3.

    Рензахо А.М., Суинберн Б., Бернс С. Сохранение традиционной культурной ориентации связано с более низкими показателями ожирения и малоподвижного поведения среди африканских детей-мигрантов в Австралии. Int J Obes. 2008. 32 (4): 594–600.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 4.

    Рензахо А.М., Халлидей Дж., Меллор Д., Грин Дж. Инициатива здоровых семей мигрантов: разработка культурно компетентных мер профилактики ожирения для африканских мигрантов.BMC Public Health. 2015; 15 (1): 272.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 5.

    Рензахо АМН, Гиббонс К., Суинберн Б., Джолли Д., Бернс К. Ожирение и недоедание у детей иммигрантов и беженцев из Африки к югу от Сахары в Виктории, Австралия. Азия Пак Дж. Клин Нутр. 2006. 15 (4): 482–90.

    PubMed

    Google Scholar

  • 6.

    Геле А, Мбалилаки А.Избыточный вес и ожирение среди африканских иммигрантов в Осло. BMC Res Notes. 2013; 6 (1): 119.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 7.

    Рошания Р., Нараян К.М.В., Оза-Франк Р. Возраст прибытия и риск ожирения среди иммигрантов из США. Ожирение. 2008. 16 (12): 2669–75.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 8.

    Берри Дж. У. Иммиграция, аккультурация и адаптация.Appl Psychol. 1997. 46 (1): 5–34.

    Google Scholar

  • 9.

    Renzaho AMN. Иммиграция и социальная изоляция: изучение неравенства в отношении здоровья иммигрантов через призму аккультурации. В: Taket A, Crisp B, Nevill A, Lamaro G, Graham M, Barter-Godfrey S, редакторы. Теоретическое обоснование социальной изоляции. Оксфорд: Рутледж; 2009. с. 117–26.

    Google Scholar

  • 10.

    Renzaho AM.Толстые, богатые и красивые: изменение социокультурных парадигм, связанных с риском ожирения, состоянием питания и детьми-беженцами из стран Африки к югу от Сахары. Здоровье и место. 2004; 10 (1): 105-13.

  • 11.

    Гольденберг И., Гольденберг Х. Семейная терапия: обзор. Пасифик Гроув: Издательство Брукс / Коул; 1990.

    Google Scholar

  • 12.

    Сильные облигации. Социальные службы иезуитов. Доступно на www.strongbonds.jss.org.au/workers/families/familydynamics.pdf. По состоянию на 20 октября 2015 г. 2009 г.

  • 13.

    Рензахо А.М., Дау А., Сирил С., Аяла Г.Х. Влияние функционирования семьи на потребление нездоровой пищи и напитков детьми в возрасте от 1 до 12 лет в Виктории. Australia Nutr. 2014. 30 (9): 1028–33.

    Google Scholar

  • 14.

    Renzaho A, Swinburn B, Mellor D, Green J, Lo SK. Ожирение и его факторы риска среди африканских подростков-мигрантов: оценка роли межпоколенческого разрыва аккультурации, функционирования семьи и воспитания детей.Мельбурн: Вичелс; 2009.

    Google Scholar

  • 15.

    Чен Дж.Л., Кеннеди К. Функционирование семьи, стиль воспитания и весовой статус китайских детей. J Fam Nurs. 2004. 10 (2): 262–79.

    Артикул

    Google Scholar

  • 16.

    Чен Дж. Л., Кеннеди С. Факторы, связанные с ожирением у китайско-американских детей. Педиатр Нурс. 2005; 31 (2): 110.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 17.

    Дегни Ф., Пёнтинен С., Мёлься М. Опыт сомалийских родителей в воспитании детей в Финляндии: изучение социально-культурных изменений в семьях мигрантов. Форум качественного социального обеспечения / форум. Qual Soc Res. 2006; 7 (3): 8.

    Google Scholar

  • 18.

    Guerin PBG B. Переселение беженцев в развитые страны: опыт бедности при переселении сомалийцев в Новую Зеландию. Избранные статьи. В: 5-я международная конференция APMRN (под ред. К.Лион и К. Войт-граф). Вуллонгонг: Университет Вуллонгонга; 2002. с. 64–70.

    Google Scholar

  • 19.

    Ochocka JJ R. Воспитание иммигрантов: новые рамки понимания. J Immigr Refug Stud. 2008. 6: 85–111.

    Артикул

    Google Scholar

  • 20.

    Рензахо А., Грин Дж., Меллор Д., Суинберн Б. Воспитание, функционирование семьи и образ жизни в новой культуре: случай африканских мигрантов в Мельбурне, Виктория, Австралия.Детская работа Fam Soc. 2011; 16 (2): 228–40.

    Артикул

    Google Scholar

  • 21.

    Рензахо AMN, МакКейб М., Суинберн Б. Межпоколенческие различия в еде, физической активности и восприятии размеров тела среди африканских мигрантов. Qual Health Res. 2011. 22 (6): 740–54.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 22.

    Маитер С., Аладжиа Р., Трокме Н. Восприятие жестокого обращения с детьми со стороны родителей с индийского субконтинента: опровержение мифов о культурных традициях жестокого воспитания.J Жестокое обращение с детьми. 2004; 9: 309–24.

    Артикул

    Google Scholar

  • 23.

    Abraído-Lanza AF, Chao MT, Flórez KR. Ухудшается ли здоровый образ жизни с большей аккультуризацией? Последствия парадокса смертности латиноамериканцев. Soc Sci Med. 2005; 61: 1243–55.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 24.

    Rhee K, Lumeng J, Appugliese D, Kaciroti N, Bradley R.Стиль воспитания и избыточный вес в первом классе. Педиатрия. 2006; 117: 2047–54.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 25.

    Целлер М.Х., Райтер-Пуртилль Дж., Моди А., Гуцвиллер Дж., Ваннатта К., Дэвис У. Контролируемое исследование важнейших родительских и семейных факторов в условиях ожирения. Ожирение. 2007. 15: 126–36.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 26.

    Баумринд Д: Современные модели родительской власти. Dev. Psychobiol.1971, 4 ((Монография 1, Часть 2)): 1-103.

  • 27.

    Buri J. Анкета для родителей. J Pers Assess. 1991; 57: 110–9.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 28.

    Halliday J, Palma CL, Mellor D, Green J, Renzaho AMN. Взаимосвязь между функционированием семьи и избыточным весом и ожирением у детей и подростков: систематический обзор.Int J Obes. 2013. 38 (4): 480–93.

    Артикул

    Google Scholar

  • 29.

    Hasenboehler K, Munsch S, Meyer AH, Kappler C, Vögele C. Структура семьи, индекс массы тела и пищевое поведение. Int J Eat Disord. 2009. 42 (4): 332–8.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 30.

    Меллор Д., Рензахо А., Суинберн Б., Грин Дж., Ричардсон Б. Аспекты воспитания и функционирования семьи, связанные с ожирением у подростков-беженцев и мигрантов из африканского происхождения, проживающих в Австралии.Aust N Z J Public Health. 2012; 36 (4): 317–24.

    Артикул

    Google Scholar

  • 31.

    Koerner AFFM. К теории семейного общения. Коммунальная теория. 2002; 12: 70–91.

    Артикул

    Google Scholar

  • 32.

    Рензахо А., МакКейб М., Сейнсбери В. Воспитание, смена ролей и сохранение культурных ценностей среди арабоязычных семей мигрантов в Мельбурне, Австралия.Int J Межкультурные отношения. 2011; 35 (4): 416–24.

    Артикул

    Google Scholar

  • 33.

    Renzaho AMN. Проблемы согласования выводов, связанных с ожирением, с африканскими мигрантами в Австралии: уроки, извлеченные из проекта по наращиванию потенциала и служебной аттестации африканских мигрантов. Nutr Diet. 2009; 66: 146–51.

    Артикул

    Google Scholar

  • 34.

    ВОЗ. Классификация ИМТ.2007. Доступно по адресу http://apps.who.int/bmi/index.jsp?introPage=intro_3.html. По состоянию на 22 февраля 2015 г.

  • 35.

    Многоцентровая контрольная группа по изучению роста ВОЗ. Стандарты роста детей ВОЗ: длина тела / рост к возрасту, вес тела, масса тела к длине тела, масса тела к росту и индекс массы тела к возрасту: методы и разработка. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2006.

    Google Scholar

  • 36.

    Многоцентровая референс-группа ВОЗ по вопросам роста.Оценка различий в линейном росте среди популяций в многоцентровом эталонном исследовании ВОЗ по росту. Acta Paediatr Suppl. 2006; 450: 56–65.

    Google Scholar

  • 37.

    Миллер И. В., Эпштейн Н. Б., епископ Д. С., Кейтнер Г. И.. Устройство для оценки семейства McMaster: надежность и достоверность. J Marital Fam Ther. 1985. 11 (4): 345–56.

    Артикул

    Google Scholar

  • 38.

    Renzaho AM, Kumanyika S, Tucker KL.Функционирование семьи, психологический стресс родителей, проблемы с поведением детей, социально-экономическое неблагополучие и потребление фруктов и овощей среди викторианцев в возрасте от 4 до 12 лет. Организация по продвижению здоровья Австралии, Int. 2011; 26 (3): 263–75.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 39.

    Wu Q, Chow JC. Использование социальных услуг, чувство общности, функционирование семьи и психическое здоровье женщин-иммигрантов в Гонконге. Int J Environ Res Public Health.2013. 10 (5): 1735–46.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 40.

    RITCHIE LD, FITZPATRICK MA. Модели семейного общения: измерение внутриличностного восприятия межличностных отношений. Commun Res. 1990. 17 (4): 523–44.

    Артикул

    Google Scholar

  • 41.

    Radziszewska B, Richardson JL, Dent CW, Flay B. Стиль воспитания и подростковые депрессивные симптомы, курение и академическая успеваемость: этнические, гендерные и SES различия.J Behav Med. 1996. 19 (3): 289–305.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 42.

    STATA: Stata 12, Stata Corporation. Техас, США; 2015

  • 43.

    АБС. Австралийское статистическое бюро: Обзор состояния здоровья в Австралии: обновленные результаты, 2011–2012 гг. АБС кат. нет. 4364.0.55.003. Канберра: ABS; 2013.

    Google Scholar

  • 44.

    ABS: Статистическое бюро Австралии.Обзор состояния здоровья в Австралии: обновленные результаты, 2011–2012 гг. № по каталогу 4364.0.55.00. 2013.

    Google Scholar

  • 45.

    Venn A, Thomson RJ, Schmidt MD, Cleland VJ, Curry BA, Gennat HC, Dwyer T. Избыточный вес и ожирение от детства до взрослой жизни: дальнейшие действия участников обследования здоровья и фитнеса в австралийских школах 1985 года . Med J Aust. 2007. 186 (9): 458–60.

    PubMed

    Google Scholar

  • 46.

    Квак К. Подростки и их родители: обзор семейных отношений между поколениями для иммигрантских и неиммигрантских семей. Hum Dev. 2003. 46 (2-3): 115–36.

    Артикул

    Google Scholar

  • 47.

    Портес А. Теория иммиграции для нового века: некоторые проблемы и возможности. Int Migr Rev.1997; 31 (4): 799–825.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 48.

    Тейлор Р.Д., Якобсон Л., Родригес А.Ю., Домингес А., Кантик Р., Дони Дж., Боккути А., Алехандро Дж. Ти-Си. Стрессовые переживания и психологическое функционирование афроамериканских и пуэрториканских семей и подростков. В: Ван IRDTMC, редактор. Устойчивость в разных контекстах: семья, работа, культура и общество. Махвах: Лоуренс Эрлбаум; 2000. с. 35–53.

    Google Scholar

  • 49.

    Lovasi GS, Hutson MA, Guerra M, Neckerman KM. Искусственная среда и ожирение в неблагополучных слоях населения.Эпидемиол. Ред. 2009 г .: 10.1093 / epirev / mxp1005.

  • 50.

    Carlson CI, Cooper CR, Spradling VY. Влияние на развитие общих и различных представлений о семье в раннем подростковом возрасте. Новый режиссер Child Adolesc Dev. 1991; 51: 13–31.

    Артикул

    Google Scholar

  • 51.

    Smokowski PR, Rose R, Bacallao ML. Аккультурация и латиноамериканские семейные процессы: как культурная вовлеченность, бикультурализм и пробелы в аккультурации влияют на семейную динамику.Fam Relat. 2008. 57 (3): 295–308.

    Артикул

    Google Scholar

  • 52.

    Рензахо А., Бернс К. Пищевые привычки мигрантов из Африки к югу от Сахары после миграции — перекрестное исследование. Nutr Diet. 2006; 63: 91–102.

    Артикул

    Google Scholar

  • 53.

    Lau AS, McCabe KM, Yeh M, Garland AF, Wood PA, Hough RL. Гипотеза бедствия и разрыва аккультурации среди мексиканских американских семей с высоким риском.J Fam Psychol. 2005; 19 (3): 367.

  • 54.

    Арредондо Э., старейшина Дж., Айала Г.X., Кэмпбелл Н., Бакеро Б., Дуерксен С. Связан ли стиль воспитания со здоровым питанием и физической активностью детей в латиноамериканских семьях? Health Education Res. 2006. 21 (6): 862–71.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 55.

    Варела Р. Э., Вернберг Е. М., Санчес-Соса Дж. Дж., Риверос А., Митчелл М., Машункаши Дж. Стиль воспитания мексиканских, мексиканских американских и кавказско-неиспаноязычных семей: социальный контекст и культурные влияния.J Fam Psychol. 2004; 18: 651–7.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 56.

    Рензахо А., Меллор Д. Применение социокультурных линз к профилактике детского ожирения среди африканских мигрантов в западных странах с высоким уровнем доходов: роль аккультурации, воспитания и функционирования семьи. Int J Mig Health Soc Care. 2010; 6: 34–42.

    Артикул

    Google Scholar

  • 57.

    Меллин А.Е., Ноймарк-Штайнер Д., Стори М., Ирландия М., Резник М.Д.Нездоровое поведение и психосоциальные трудности среди подростков с избыточным весом: потенциальное влияние семейных факторов. J Здоровье подростков. 2002. 31 (2): 145–53.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 58.

    Вен Л. М., Симпсон Дж. М., Баур Л. А., Рисел К., Флад В. М.. Функционирование семьи и поведение, связанное с риском ожирения: значение для раннего вмешательства в ожирение. Ожирение. 2011. 19 (6): 1252–8.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 59.

    Халлидей Дж. А., Грин Дж., Меллор Д., Мутово М. П., Де Куртен М., Рензахо А. М.. Разработка программ для африканских семей африканскими семьями: привлечение африканских семей мигрантов в Мельбурне к мероприятиям по укреплению здоровья. Fam Community Health. 2014; 37 (1): 60–73.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 60.

    Гейбл С., Лутц С. Вклад домохозяйства, родителей и детей в борьбу с детским ожирением. Fam Relat. 2000. 49 (3): 293–301.

    Артикул

    Google Scholar

  • 61.

    Голан М., Кроу С. Родители играют ключевую роль в профилактике и лечении проблем, связанных с лишним весом. Nutr Rev.2004; 62 (1): 39–51.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 62.

    Hancock KJ LD, Zubrick SR. Более высокая материнская защита связана с более высокими шансами на избыточный вес и ожирение у ребенка: продольное австралийское исследование. PLoS One. 2014; 9 (6): e100686.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 63.

    Карлайл К., Базер Дж. К., Карлайл, РМ. Пищевая зависимость в детстве и семья. Фам Дж. 2012; 20: 332–9.

    Артикул

    Google Scholar

  • 64.

    Могул Эшли IMB, Скелтон Джозеф А. Систематический обзор педиатрического ожирения и семейного общения через призму литературы о наркозависимости. Детство ожирения. 2014. 10 (3): 197–206.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 65.

    Yu H, King KW. «Восприятие матерями использования анимированных персонажей в телевизионной рекламе еды, ориентированной на детей», представленная на конференции Американской академии рекламы. Сан-Матео; 2008.

  • 66.

    Спарго М., Меллис С. Детское ожирение и отношение родителей к сельскому населению Австралии: пилотное исследование. J Педиатр детского здоровья. 2014; 50 (2): 131–4.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 67.

    Маккоби Э., Мартин Дж. Социализация в контексте семьи. родительско-дочернее взаимодействие. В: Mussen H, Hetherington E, редакторы. Справочник детской психологии: социализация, личность и социальное развитие. 4-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 1983. с. 1–101.

    Google Scholar

  • 2 СЕМЕЙНОЕ НАСИЛИЕ И ВМЕШАТЕЛЬСТВО В СЕМЕЙНОЕ НАСИЛИЕ | Насилие в семье: оценка программ профилактики и лечения

    процента родителей, причастных к жестокому обращению с детьми, имеют диагноз психического расстройства (Steele and Pollock, 1974).Хотя последовательной закономерности не выявлено, выявление психических расстройств у преступников, если таковые имеются, важно для определения соответствующих стратегий вмешательства, особенно в случаях, связанных с депрессией или шизофренией.

    Хотя последовательный профиль родительской психопатологии или значительный уровень родительского психического расстройства не подтвержден (Melnick and Hurley, 1969; Polansky et al., 1981, 1992; Spinetta and Rigler, 1972), набор личностных характеристик, связанных с жестокое обращение с детьми возникает достаточно часто, чтобы требовать внимания.Эти характеристики включают низкую самооценку, внешний локус контроля, плохой контроль над импульсами, депрессию, тревогу и антиобщественное поведение (Национальный исследовательский совет, 1993a).

    Ряд исследований выявили высокую частоту психопатологических и личностных расстройств, чаще всего антисоциального расстройства личности, пограничной организации личности и посттравматического стрессового расстройства среди мужчин, нападающих на интимных партнеров (Hamberger and Hastings, 1986, 1988, 1991; Hart и другие., 1993; Даттон и Старзомски, 1993; Даттон, 1994, 1995b; Даттон и др., 1994). Тем не менее, обидчики представляются неоднородной группой, и это открытие побудило некоторых исследователей разработать типологии, представляющие различные подгруппы (Gondolf, 1988; Saunders, 1992). В некоторых случаях психологические потребности преступников могут отражать социально сконструированные ролевые ожидания, особенно когда культурные нормы могут предоставлять мужчинам социальное разрешение терроризировать и контролировать своих партнеров (Warshaw, 1997).Сообщается также о высокой частоте психологических или эмоциональных проблем среди тех, кто физически оскорбляет пожилых родственников (Pillemer, 1986).

    Стресс и семейный конфликт

    Ряд стрессовых жизненных событий, таких как безработица, финансовые проблемы, болезнь или смерть в семье, были определены как возможно связанные с насилием. Например, связь между безработицей и жестоким обращением с детьми была документально подтверждена рядом исследователей (например,г., Габине, 1983; Геллес и Харгривз, 1981; Кругман и др., 1986; Уиппл и Вебстер-Страттон, 1991). В другом анализе высокие уровни супружеских конфликтов и низкий социально-экономический статус оказались основными предикторами повышенной вероятности и серьезности нападения на жену (Hotaling and Sugarman, 1990). Взаимосвязь между стрессовыми жизненными событиями, личностями людей, которых они затрагивают, и роль стресса как фактора в супружеских конфликтах и ​​семейном насилии все еще плохо изучены.Например, неясно, не хватает ли людям в отношениях с насилием определенных навыков, которые могут улучшить их способность вести переговоры, идти на компромисс и исключить использование насилия в качестве стратегии разрешения конфликта, или же источники супружеского конфликта в серьезных или часто насильственных отношениях отличаются от тех, которые характеризуют другие отношения (Hotaling and Sugarman,

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.