Разное

Факторы влияющие на отношения в семье: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Факторы сохранения и завершения (распада) близких отношений: обзор современных психологических исследований*


УДК 159.923


Дорьева Евгения Анатольевна, к.псх.н., старший преп.,


Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, [email protected]


Королева Екатерина Михайловна, аспирант


Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, [email protected]


*Работа выполняется при финансовой поддержке РГНФ, проект № 15-06-10671/15


 


Аннотация. В статье обозначена актуальность изучения факторов, сохранения/стабильности или завершения/распада близких отношений. Проанализированы влияние стресса (как большого, хронического, так и ежедневного) на диадическое взаимодействие, удовлетворенность отношениями и вероятность развода, а также влияние совладающего поведения партнеров на удовлетворенность супружескими отношениями. Выделены 3 группы факторов. Рассмотрены разные модели прекращения/завершения отношений. Приводятся данные современных зарубежных и отечественных эмпирических исследований.


Ключевые слова: близкие отношения, факторы сохранения и завершения близких отношений, совладающее поведение.


The factors of close relationships` preservation and dissolution: current psychological research review


Dorievа, Evgeniya A.


Koroliova, Ekaterina M.


The discussion concerns the stress impact (acute, everyday, chronic, etc.) on dyadic efforts and relationships satisfaction, and possible future divorce. Inter-influence of coping and marital relations is also described.  There are 4 groups of factors pointed out. There are various models of close relationships disengagement/ dissolution are analyzed; modern data of foreign  and native empirical research given.


Keywords: close relationships, factors of close relationships` preservation/dissolution, coping behavior.


Утрата близких (дружеских, партнерских, супружеских) отношений – весьма распространенный опыт для большинства взрослых людей, переживаемый ими зачастую неоднократно.  Статистика разводов в России и во всем мире, хотя и обнаруживает тенденцию к снижению, но по-прежнему их количество невероятно высоко. Отчасти это происходит и потому, что популярность зарегистрированного брака вообще падает. Разрывы неофициальных партнерских отношений еще более часты. Ежедневные стрессы, недопонимания, разногласия или конфликты — неотъемлемая часть любых отношений, но они способны привести к возникновению недовольства в паре, продвигая ее в сторону разрыва отношений. Однако полное отсутствие негативных явлений может означать, что разочарования и обиды накапливаются у одного или обоих партнеров. Ключевым является  баланс между двумя крайностями – критикой, требованиями, конфликтами, с одной стороны, и позитивностью, с другой [3]. Но даже крепкие, стабильные отношения порой заканчиваются.


В чем же причина того, что некоторые отношения оказываются менее подверженными распаду и более стабильными, чем иные? Какие внешние и внутренние факторы определяют, будут ли партнеры поддерживать, продолжать отношения или примут решение о сепарации/разводе?


Проблематика стабильности отношений партнеров в большей степени изучалась в контексте супружеских семейных отношений в функциональных и дисфункциональных семьях, либо на разных стадиях жизненного цикла семьи; а также в контексте совладания семей с трудными жизненными ситуациями [3, 7, 9, 11, 16, 18].


С одной стороны, семьи стремятся сохранять имеющиеся особенности функционирования и отношений, в той или иной степени противодействуя любым изменениям, тем самым защищая себя от разрушения и нарушения отношений (закон гомеостаза семейной системы Мюррея Боуэна). С другой стороны, естественная динамика отношений и влияние разнообразных факторов обусловливает неизбежность происходящих негативных/разрушающих и/или позитивных/сплачивающих тенденций.


Так, известно, что последняя стадия развития близких отношений в логике «рост–расцвет–увядание» может и не наступить никогда при условиях относительно одинаковой значимости партнеров друг для друга, открытости влиянию друг друга, принятии индивидуальности близкого человека [18].


На основе эмпирических исследований и практики оказания психологический помощи семьям и ее членам авторы выделяют фактические (объективные) факторы (возраст вступления в брак, особенности родительских семей супругов, стаж отношений до официального брака, доходы семьи, сходство возраста, вероисповедания, образования и др.) и психологические факторы (позитивность общения и отношений, эмпатия, взаимопринятие, взаимная любовь и уважение, умение управлять конфликтами, решать проблемы, совладать со стрессами, семейные традиции, проведенное вместе с супругом время, умение вести переговоры и др.), способствующие/препятствующие сохранению стабильных отношений [10,11, 18, 20].


На основе мета-анализа современных и известных психологических исследований за рубежом и в России мы можем объединить основные факторы сохранения/распада близких отношений, условно объединив их в следующие группы: индивидуальный фактор, фактор межличностных отношений, фактор стресса-копинга, социальный фактор. Степень влияния каждого из них изучена на сегодняшний момент недостаточно и во многом зависит от индивидуальных особенностей каждой семьи и ее социокультурной принадлежности.


Индивидуальный фактор


Индивидуальный фактор включает в себя индивидуальные (демографические и личностные) особенности, оказывающие влияние на стабильность отношений и обусловливающие их сохранение или распад. Среди индивидуальных особенностей исследователями выделяется большой массив личностных переменных (например, негативная эмоциональность, непринятие чувствительности, степень сходства/расхождения во взглядах относительно референтных феноменов окружающей действительности между партнерами и др.), которые подразумевают в результате нарушения отношений [7].


Среди демографических индивидуальных особенностей наиболее часто исследователями описывается возраст вступления в брак, являющийся одним из главных факторов расторжения брака. Разводятся с большей вероятностью супруги, вступившие в брак в более раннем возрасте [13, 14, 19].


Фактор межличностных отношений


Объективные (фактические, например, официальное оформление отношений) и психологические особенности отношений (верность, контактность и коммуникация и др.) между партнерами зачастую является первопричиной их расторжения или нарушения их стабильности. Так, известно, что фактор официального оформления отношений находится в тесной связи с их стабильностью, а также удовлетворенностью отношениями. В частности, гетеросексуальные женатые пары с меньшей вероятностью разорвут свои отношения по сравнению с гетеро- и гомосексуальными парами, не оформившими официально статус своих отношений (сожители). Кроме этого, обнаружено, что больший процент гомосексуальных пар разрывают свои отношения по сравнению с гетеросексуальными парами [14]. Сходные данные о влиянии официального брака на особенности отношений партнеров/супругов и семейные ценности получены и отечественными исследователями [6]. Кроме этого показано, что предварительное сожительство (до официального брака) так же не приводит к стабильности в браке. Другими словами, имеются данные, свидетельствующие о влиянии официального статуса отношений на стабильность их в будущем, однако данные нередко оказываются противоречивыми и требуют дополнительного изучения, особенно применительно к семьям (парам) разной культурной принадлежности.


В качестве доминантного фактора стабильности/разрыва отношений в большинстве исследований описываются супружеская верность и измены. Супружеские измены нередко анализируются не только как причина распада отношений, но и как следствие их нарушения, индикатор ухудшения отношений между супругами [5]. Для человека естественно ожидать от близких отношений сохранения их интимности и доверительности, при этом неверность в отношениях и измены переживаются субъективно тяжело и оцениваются как предательство. Однако справедливо заметить, что супружеская верность и ее оценка —  феномен культурно-специфический. Во многих культурах верность является важным фактором сохранения отношений фактически.  Имеются данные, что даже в культурах, где полигамия является узаконенной, она оценивается как фактор возрастания дистресса у жен и снижения их супружеской удовлетворенности [8]. С другой стороны, для полигамных семей из культур, где многоженство является официально приемлемым, свойственно восприятие женами других жен не как любовниц и соперниц, а как со-жен, выполняющих те же самые обязанности и имеющих те же самые права. При этом жена, чьи потребности не удовлетворяются, может покинуть своего мужа без осуждения со стороны социальной сети [приводится по: 18].


Контактность, качество общения, способность общаться, обсуждать потребности и чувства открыто, признание и поддержка этих качеств и навыков в своих партнерах как факторы стабильности отношений с большей вероятностью приведут к тому, что партнеры будут справляться с конфликтами и стрессом (причем в той манере, которая приемлема, выгодна и полезна обоим партнерам), а не выберут расторжение отношений, развод. Именно эти особенности отношений зачастую являются фокусом терапии семейных отношений (терапии пар) во многих подходах (например, у Bodenmann и Randall —  трехфазная теория терапии пар). В частности, Christensen предлагает пять основных принципов терапии пар, где основой является именно налаживание коммуникации между партнерами: 1. Диадическую, а не индивидуальную ориентацию в решении проблемы, 2. Изменение эмоционального двигателя дисфункционального поведения путем обучения партнеров конструктивным способам борьбы с изменениями, проблемами и эмоциями, 3. Просвещение партнеров об избегании, эмоциональной ориентированности и частном поведении друг друга, что делает эти переживания доступными и понятными друг другу, 4. Повышение конструктивной коммуникации при разговоре и слушании, 5. Акцент на сильном и стойком позитивном поведении. Акцент на налаживании коммуникации важно не только и не столько для обучения партнеров взаимной координации действий и планирования жизни семьи, сколько для обсуждения личных, индивидуальных переживаний и чувств, являющихся основой индивидуального реагирования на стресс и поведения в отношениях [см. 10].


Ключевую роль в принятии решения о разрыве отношений играют не столько объективные характеристики самих отношений (в т.ч., их дисфункциональность), сколько переживания партнера относительно них. Согласно исследованиям, негативные переживания (одиночество, отчуждение, апатия, равнодушие, отсутствие доверия, заботы) как признаки утраты эмоциональной привязанности между партнерами тесно связаны с возрастанием нестабильности отношений [13, 19]. 


Согласно модели окончания отношений Готтмана-Левенсона, первоначальными последовательными стадиями, ведущими к актуальному разводу, являются негативные переживаниями и отчуждение партнеров, выражающихся в наполнении негативными эмоциями, восприятием проблем как непомерно тяжелых, желанием разрешать проблемы в одиночку, созданием параллельных жизней (параллельного существования), чувством одиночества, эмоциональным разводом (разрывом) [12, 13]. Согласно другой модели прекращения отношений Дака и Ролли  первоначальной фазой разрыва является фаза интрапсихическая, которая начинается, когда пересекается индивидуальный порог «непереносимой неудовлетворенности» и появляются частные (личностные) оценки поведения партнера, качества отношений, издержек завершения отношений и возможных альтернатив отношений [17].


С другой стороны, позитивные чувства (взаимная любовь, привязанность, эмпатия, доверие) способны выступать в качестве фактора стабилизации и гармонизации отношений [1, 6].


Исследователи отмечают важную роль романтических иллюзий друг о друге и об отношениях в последующем решении о разрыве отношений [15]. Подчеркивается, что развенчание иллюзий часто сопровождается снижением чувства любви, нежного поведения, возрастанием амбивалентности в отношениях и ростом убежденности, что один партнер не чувствителен (не чуток, не восприимчив). Другими словами,  стабильные пары отличаются меньшим количество иллюзий друг о друге и своих отношениях по сравнению с теми, чьи иллюзии в начале отношений были сильны.


Фактор стресса и копинга при разрешении конфликтов


Ежедневный стресс, по Боденманну и Рэндалл,  оказывает выраженное влияние на диадическое взаимодействие, удовлетворенность отношениями и вероятность развода. Даже незначительный хронический внешний по отношению к семье и семейным отношениям стресс (например, стресс на работе) может влиять на отношения, вызывая уменьшение времени на супруга и детей, негативное взаимодействие между членами семьи (конфликты, враждебность) [9]. Как следствие, у партнеров могут возникать переживания отчужденности и неудовлетворенности, что увеличивает вероятность нарушения отношений и вероятность развода. Несколько исследований, приводимых Боденманном, показали, что «большой» стресс имеет различные последствия для функциональности взаимоотношений —  путем увеличения сплоченности или как ускорение проявления негативных аспектов и разрушения отношений [там же].


Одним из важнейших источников стабильности и жизнестойкости семейной системы является совладающее поведение супругов разных поколениях в семье [2]. Пути, при помощи которых пары совладают со стрессом вместе (диадический копинг), являются важным предиктором функционирования отношений и их стабильности [9, 10, 11]. Исходя из подхода к диадическому копингу, воздействие стрессора и процесс совладания рассматривается как круговая последовательность, в котором коммуникация партнера А относительно стресса воспринимается, декодируется и оценивается партнером Б, который отвечает поддерживающими диадическими копинг-реакциями. Позитивный диадический копинг направлен на восстановление и поддержание благосостояния обоих партнеров путем снижения уровня их стресса, а так же путем поддержания функционирования пары на основе взаимного доверия, взаимной близости и интимности [11].


В 2000-х гг. экспериментальным путем сделано открытие о том, что важнейшим фактором, определяющим удовлетворенность отношениями и как следствие, их стабильности, является способность реагировать (отвечать) партнеру с эмпатической ориентацией, особенно в стрессовых ситуациях – т.н. эмпатический отклик [11, 16].


Эмпатия давно считается основой эмоциональной со-настройки, цементом аффективных связей и мощным катализатором, стимулирующим просоциальное поведение и заботу между людьми. Эмпатия играет важную роль в предотвращении или разрешении межличностных конфликтов, в содействии хорошей коммуникации и чуткости к партнеру, аккомодационному социальному стилю, и в глобальном смысле — удовлетворенности отношениями. Эмпатический отклик, отмечает Т. О`Брайан, включает следующие когнитивные, аффективные и поведенческие компоненты: 1. Принятие точки зрения другого.  2. Опосредованное переживание чувств и проблем другого человека. 3. Интерпретация чувств и мыслей, лежащих в основе вербальной и невербальной коммуникации другого. 4. Сензитивная реакция (отклик) на состояние другого человека из-за заботы о нем. 5. Выражение заботы и понимания в принимающей, неосуждающей, эмоциональной манере [16].


В контексте супружеского и семейного стресса эмпатический отклик может служить большому количеству целей: управление и предотвращение конфликтов и напряженности, связанных с дистрессом близких, минимизация негативных приписываний (атрибуции) и стремления к обвинению других, сохранение близости, эмоциональной близости, качества отношений и удовлетворенности. Именно он лежит в основе специального типа совладающего поведения: копинга, ориентированного на взаимоотношения [16].


 


Фактор социальной среды


Влияние среды на стабильность отношений сводится к реагированию значимых членов социальной сети на особенности отношений и значимости реакций для субъекта (поддержка, помощь или осуждение), доступности потенциального партнера (территориальной и коммуникативной),  широте альтернатив при выборе партнера, влиянии социальных и семейных норм и ценностей, социокультурным особенностям [7, 18].


Так, первоначальное восприятие возможных альтернатив в отношениях значимо предсказывает последующий разрыв. В случае если студенты в исследовании ретроспективно оценивали, что могли бы выбрать более «выгодного» партнера, они чаще прекращали существующие отношения уже спустя 4 месяца [Felmlee, 2001 – см. 18]. Одобрение со стороны членов социальной сети (друзей, семьи) так же играет важную роль в сохранении отношений партнеров. Меньшее одобрение для отношений  от значимых других в студенческой выборке нередко приводит к прекращению отношений с партнером у субъекта.


Социокультурный фактор, выражающийся в возрастании экономической независимости женщин, редукции легальных барьеров разводов, уменьшении социального «позора» (стигмы), связанного с разводом и другие социальные изменения, происходящие в современном обществе, способствуют более легкому отношению субъекта к браку и разрыву близких связей [18]. Доминантой в отношениях становится не столько ответственность за партнера и семью, сколько удовлетворенность отношениями, что приводит к большей ценности сексуальности и «чистой любви» в межличностных отношениях, эмоциональному и сексуальному равенству и самореализации. Исходя из этого, брак в эпоху пост-модернизма начинает оцениваться как необходимый только до того момента, пока он воспринимается как эмоционально удовлетворяющий: люди заранее настроены менять партнеров, как только отношения с ними перестают устраивать [1, 18].


ВЫВОДЫ


Актуальность изучения факторов, влияющих на стабильность отношений, определяющих их сохранение или их распад (разрыв) в современной ситуации, не вызывает сомнения. Согласно теории гомеостаза семейных систем [4], семьи стремятся сохранять стабильность и противостоять изменениям, однако естественная динамика отношений и влияние разнообразных факторов обусловливают возникновение позитивных (сохраняющих, сплачивающих) или негативных (разъединяющих, разрушающих) тенденций.


Данные многих современных эмпирических исследований и результаты работы семейных психотерапевтов обозначают разнообразные и многочисленные факторы разрыва/сохранения отношений, влияние которых зачастую сложно, специфично и неоднозначно. На основе мета-анализа литературы мы предлагаем выделить 4 группы факторов: 1. индивидуальный (влияние демографических и личностных особенностей), 2. социально-психологический фактор, связанный с межличностными отношениями (фактические и психологические их особенности), 3. фактор стресса-копинга в ситуациях разрешения конфликтов и 4. социальный фактор (социокультурные особенности среды). Углубленное исследование содержания каждого из них, а также степени их отдельного и совокупного влияния на особенности отношений в паре и ее устойчивость видится нам перспективным и открывающим новые горизонты в практике оказания практической психологической помощи семьям и парам, находящимся на грани распада/разрыва отношений.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1.  Гидденс, Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. — СПб.: Питер, 2004.


2. Крюкова, Т.Л. Психология совладающего поведения в разные периоды жизни. Монография. Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010.


3. Крюкова, Т.Л., Сапоровская, М.В., Куфтяк, Е.В. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними. – СПб: Речь, 2005.


4. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. М.: «Когито-Центр», 2008.


5. Шипова Н.С. Совладание с переживанием измены в близких отношениях: автореф. дисс… канд. психол. наук. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2014.


6. Шутова, Е.М. (в наст. время Королева, Е.М.) Психологические стабилизаторы супружеских отношений (при стаже брака свыше 3-х лет). Квалификационная работа. – Кострома: КГУ им.Н. А. Некрасова, 2014.


7. Эйдемиллер, Э.Г., Юстицкис, В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Питер, 2000.


8. Al-Krenawi, A., Grahman, J.R. A comparison on family functioning, life and marital satisfaction, and mental health of women in polygamous marriages // International J. of Social Psychiatry. 2006. Vol. 52. 5-17.


9. Bodenmann, G., Randall, A.K. (2012). Common Factors in the Enhancement of Dyadic Coping // Behavior Therapy. 2012. – Vol. 43. 88-98.


10. Bodenmann, G., Meuwly, N., Bradbury, T.N., Gmelch, S., Ledermann, T. (2010). Stress, anger, and verbal aggression in intimate relationships: Moderating effects of individual and dyadic coping // J. of Social and Personal Relationships. – 2010. – Vol. 27.408-424. 


11. Cutrona, C.E., Gardner, K.A. (2006). Stress in couples: The process of dyadic coping. – New York, Cambridge University Press,


12. Gottman, J. M. (1994). What predicts divorce? The relationship between processes and marital outcomes. Hillsdale, N J: Lawrence Erlbaum Associates Inc. – P. 123-130.


13. Kayser, K. and Rao, S.S. (2006). Process of disaffection in relationship breakdown. In M.A. Fine & J.H. Harvey (Eds.) Handbook of divorce and dissolution (pp. 201-221). Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates Inc. 


14. Kurdek, L.A. (2004). Are gay and  lesbian cohabitation really different from heterosexual   married couples?  // J. of Marriage and Family, 66, 880-890.


15. Huston, T.L., Niehuis, S., Smith, S. E. (2001). The early marital roots of conjugal distress and divorce  // Current Directions in Psychological Science. – 2001. Vol. 10. 116-119.


16. O`Brien, T.B. (2000). Correlates and Consequences of relationship-focused coping: A Within-couples examination. Thesis. University of British Columbia.


17. Rollie S., Duck S. (2003). Relationship Dissolution / International Encyclopedia of Marriage and Family. [Электронный ресурс:  http://www.encyclopedia.com/doc/1G2-3406900348.html] (дата обращения  10.10.2015).


18. Regan, P. C. (2011). Close Relationships. NY and London: Routledge.


19. Rodrigues, A.E., Hall, J.H., Fincham, F.D. (2006). What predicts divorce and relationship dissolution? In M. A. Fine & J.H. Harvey (Eds.) Handbook of divorce and dissolution. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates Inc. 223-240.


20. Schulz, M.S., Cowan, P.A., Cowan, C.P., Brennan, R.T. (2004). Coming home upset: Gender, marital satisfaction and the daily spillover of workday experience into marriage // J. of Family Psychology. — 2004. Vol.18. 250-263.


Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. Серия Педагогика. Психология. Ювенология Социальная работа. Социокинетика, Т.21, №4, 2015, С. 112-116

«Конфликты в семье. Факторы, влияющие на возникновение конфликтов»

Конфликты между детьми и родителями – один из самых распространенных видов конфликта в повседневной жизни. Трудно найти такую семью, где бы они отсутствовали.

Что же такое конфликт?

В психологии конфликт определяется как столкновение противоположно направленных, несовместимых друг с другом тенденций в сознании отдельно взятого индивида, в межличностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидов или групп людей, связанное с отрицательными эмоциональными переживаниями.

В основе любого конфликта лежит ситуация, включающая:

— либо противоречивые позиции сторон по какому-либо поводу;

— либо противоположные цели или средства их достижений в данных условиях;

— либо несовпадение интересов, желаний, влечений оппонентов, и пр.

Почему же возникают конфликты между родителями и детьми?

Проблемы, которые волнуют ребенка, для родителей не представляют ничего серьезного, так как они уже их преодолели и забыли. Юность кажется им безоблачной и беспроблемной, то есть идеальным временем, в котором все просто и легко. То, что для родителей является важным, о чем они хотели бы предупредить своих приемных детей, совершенно их не волнует.

Взрослые и дети также расходятся во мнениях о том, с кем надо дружить, какую профессию выбрать, хороши ли современная музыка, кино, мода и т.д. И это не случайно. Родители выросли в других условиях.

Факторы, влияющие на возникновение конфликтов:

— Дисгармоничный тип внутрисемейных отношений (характер супружеских отношений, выражающийся в конфликтном взаимодействии супругов).

— Деструктивность семейного воспитания.

Выделяют следующие черты деструктивных типов воспитания:

— разногласия членов семьи по вопросам воспитания;

— противоречивость, непоследовательность, неадекватность;

— опека и запреты во многих сферах жизни детей;

— повышенные требования к детям, частое применение угроз, осуждений.

— Возрастные кризисы детей.

— Личностный фактор. Среди личностных особенностей родителей, способствующих их конфликтам с детьми, выделяют консервативный способ мышления, приверженность устаревшим правилам поведения и вредным привычкам (употребление алкоголя и т.д.), авторитарность суждений, ортодоксальность убеждений и т.п.

Правила предупреждения конфликтных ситуаций:

— Помните, что прямолинейность хороша, но не всегда.

— Чаще улыбайтесь.

— Традиции хороши, но до определенного предела.

— Во всем надо знать меру.

— Сказать правду тоже надо уметь.

— Не превращайте настойчивость в назойливость.

— Будьте справедливы и терпимы к близким.

— Не переоценивайте свои способности и возможности и не умаляйте способности и возможности других.

— Реализуйте отношения через творчество, а не в конфликтах.

— Проявляете выдержку, умейте регулировать свои эмоции и реакции.

Уважение к людям, знание правил общения помогают предотвращать ненужные конфликты.

Специальные правила предупреждения конфликтов:

— не говорите сразу с взвинченным, возбужденным человеком;

— прежде чем сказать о неприятном, постарайтесь создать доброжелательную атмосферу, отметьте заслуги ребенка, его хорошие дела;

— постарайтесь посмотреть на проблему глазами ребенка, постарайтесь «встать на его место»;

— не скрывайте доброго отношения к подопечному, чаще высказывайте одобрение, не скупитесь на похвалу;

— больше времени проводите вместе с ребенком, разговаривайте, делитесь впечатлениями.

Муниципальное образование Ульянка | Факторы, влияющие на психологическое развитие и качество жизни подростка.

Главная → Новости → 2019 год → Факторы, влияющие на психологическое развитие и качество жизни подростка.

 

В начале третьего тысячелетия человеческое общество столкнулось с рядом глобальных проблем, обусловленных изменением ритма и образа жизни современного человека, информационными и психоэмоциональными перегрузками. Состояние здоровья подрастающего поколения – важнейший показатель благополучия общества и государства, не только отражающий настоящую ситуацию, но и дающий прогноз на будущее.

        Современный подросток сегодня имеет большую психологическую нагрузку в течение дня. Обычный день подростка проходит примерно одинаково: утро-семья, дорога в школу или колледж — друзья, занятия – одногруппники, обед – семья, друзья, вечер-друзья, свободное время – интернет общение. В течение одного дня подросток постоянно переходит из одной социальной среды в другую, в следствии чего, каждый раз он испытывает не большой, но психологический кризис. Как известно, социaльнaя средa окaзывaет сильнейшее влияние и является кaк бы источником, питaющим рaзвитие личности, прививaет ему общественные нормы, ценности, роли. Ввиду стремительных социальных изменений оказывающих влияние на качества жизни все больше обращает на себя внимание  увеличивающееся с пугающей скоростью количество подростков подвергающихся психоэмоциональным нарушениям. Как врожденная, так и приобретенная вследствие воздействия неблагоприятных внешних факторов недостаточность адаптационных возможностей нервной системы определяет предрасположенность к неврозам. Хотелось бы отметить, что роль биологических факторов в возникновении неврозов отнюдь не является ведущей.
            Очевидным является тот факт, что социальные влияние на ребенка сосредоточено в его семье.  Состав семьи, особенности семьи как факторы возникновения психоэмоциональных нарушений с последующим нарушением адаптации и поведения. Проводимые исследования  этой области населения показывают, что отцы детей и подростков страдающих психоэмоциональными нарушениями, меньше времени проводят в семье, в сравнении с отцами детей, не имеющих психоэмоциональные нарушения. У матерей детей и подростков с психоэмоциональными нарушениями больше физическая и психологическая нагрузка,  для них чаще характерно отрицательное отношение к своей роли в семье. Ведущая роль семейного фактора в возникновении психоэмоциональных нарушений у детей и подростков обусловлена тем, что «социальное окружение ребенка, его «микромир» в первые годы жизни, и особенно в младенчестве ограничен одним (мать) или несколькими лицами, которые с ним непосредственно общаются. В дальнейшем сферы социального окружения детей расширяются, но семья продолжает оставаться его центром, поэтому роль семьи в психическом развитии детей по-прежнему является ведущей.
          Завышенные требования к ребенку, не соответствующие его реальным возможностям, в сочетании с недостатком эмоционального тепла, преобладание рациональности в ущерб эмоциональности, формальности и шаблонности в ущерб непосредственности, негибкость воспитания; внушение ребенку чувства личностной недостаточности («ты ничего не можешь, ты все делаешь не так») приводит к развитию неврозов у детей и подростков. Жесткие установки родителей на определенные результаты выпускных экзаменов могут сказаться на эмоциональном состоянии старшеклассников. Часто в семье выпускников формируется отношения к результатам ЕГЭ как к сверхзначимым, что безусловно повышает уровень тревоги у старшеклассников и боязнь не оправдать ожидания и вложенные средства и силу в подготовку к экзаменам. Больше всего единого госэкзамена боятся взрослые. Жесткие установки родителей на определенные результаты выпускных экзаменов могут сказаться на эмоциональном состоянии старшеклассников.

           Следует подчеркнуть, что в ответ на воздействие перечисленных факторов дети с неврозами не питают устойчивых отрицательных, тем более негативных или враждебных, чувств к родителям. Сам факт невротических симптомов показывает, что оно в немалой степени является следствием невозможности или неспособности психики ребенка противостоять действию психогенных, стрессовых по своей природе, факторов в семье. Протестные и конфликтные формы поведения предотвращают в известной мере накопление отрицательных эмоций (прежде всего, чувств беспокойства и обиды) посредством их отреагирования. Невозможность этого в силу разных причин, в том числе из-за развитых нравственно-этических чувств (совестливости, чувства вины, сострадания и переживания в целом), способствует повышению внутреннего психического напряжения, вплоть до появления болезненных расстройств.

         Важнейшей функцией родителей в подростковом возрасте является помощь в решении сложных жизненных проблем, объяснение, информирование, формирование оценки самых разных сторон жизни. Подросток вступает в период интенсивного овладения социальными ролями взрослого человека, его круг общения быстро расширяется, и при всей тяге к самостоятельности подростки остро нуждаются в жизненном опыте и помощи старших.

Поликлиника №88 ЦОРЗП Кировского района Клинический психолог Александрова И.Л.

II. Основные факторы, влияющие на состояние правовойграмотности и правосознания граждан 

10. В условиях правового государства возрастает роль закона в системе социальных регуляторов, происходит усиление правовых начал в поведении людей, в жизни общества и государства. Недостаточный уровень правовой культуры и правосознания, правовой нигилизм граждан России являются серьезной проблемой обеспечения реализации принципов верховенства права.

11. Условиями, способствующими распространению правового нигилизма, являются несовершенство законодательства Российской Федерации и практики его применения, избирательность в применении норм права, недостаточность институциональных механизмов, гарантирующих безусловное исполнение требований закона, неотвратимость, соразмерность и справедливость санкций за их нарушение. Правовой нигилизм девальвирует подлинные духовно-нравственные ценности, служит почвой для многих негативных социальных явлений (пьянство, наркомания, порнография, проституция, семейное насилие, бытовая преступность, пренебрежение правами и охраняемыми законом интересами окружающих, посягательство на чужую собственность, самоуправство, самосуд).

12. На формирование правовой культуры и позитивного типа правосознания и поведения оказывают влияние следующие факторы:

1) характер воспитания и моральный климат в семье, законопослушное поведение родителей;

2) качественный уровень воспитания и обучения в образовательных учреждениях различного типа и вида, в том числе закрепление и развитие у учащихся основ правосознания;

3) распространение и использование доступных для восприятия информационных материалов, формирующих правовую грамотность и правосознание населения, в печатном, электронном, аудиовизуальном и ином виде, а также с помощью средств массовой информации;

4) доступность и понятность оказываемых в системе государственной и муниципальной службы услуг населению; доступность правосудия, судебной защиты нарушенных прав, безупречность и эффективность деятельности судов и органов, исполняющих судебные решения; строгое соблюдение государственными и муниципальными служащими норм закона и профессиональной этики;

5) понятность, доступность и эффективность законодательства, его адекватность реальной экономической и общественно-политической ситуации в стране, реализация в законодательстве принципов справедливости и равноправия, обеспечения соответствия норм права интересам и потребностям различных социальных групп;

6) систематический и качественный контроль за состоянием законодательства Российской Федерации в целях его оптимизации, выявления пробелов и противоречий, своевременной его инкорпорации и кодификации, а также контроль за правоприменением, выявление и анализ проблемных ситуаций, связанных с неправильным пониманием и применением закона;

7) эффективная, профессиональная и законная деятельность правоохранительных и иных уполномоченных органов по выявлению и пресечению преступлений и других нарушений закона, обеспечение неотвратимости соразмерного и справедливого наказания за нарушение закона;

8) обеспечение правопорядка в жизненно важных для большинства граждан сферах жизни, соблюдение нормативных требований организациями, осуществляющими реализацию товаров и оказывающими услуги населению;

9) доступность для граждан квалифицированной юридической помощи; неукоснительное соблюдение адвокатами и нотариусами, иными частнопрактикующими юристами в их профессиональной деятельности норм закона и профессиональной этики;

10) деятельность лиц творческих профессий и их объединений, средств массовой информации, организаторов эфирного и кабельного вещания, издательских организаций, производителей рекламной продукции, направленная на создание и распространение произведений, активно продвигающих в общественное сознание модель законопослушного поведения в качестве общественно одобряемого образца; ограничение распространения произведений, прямо или косвенно пропагандирующих непочтительное отношение к закону, суду и государству, правам человека и гражданина, поэтизирующих и пропагандирующих криминальное поведение.


Открыть полный текст документа

Факторы, влияющие на решение брать кредит людьми 50 лет

Отчет «Финансовое положение поляков старше 50 лет», опубликованный Национальным регистром должников в 2015 году, показал, что, несмотря на заявленное нежелание платить долги, сумма просроченных платежей этой возрастной группы, зарегистрированных в КРД за 3 года, увеличилась почти в три раза (в настоящее время она составляет 7 2 миллиарда злотых). Согласно отчету, поляки после 50 лет обычно берут кредиты в банках (82%), кредитных союзах и кредитных компаниях (9%), а также могут взять деньги в долг у семьи и друзей (8%). Заемные средства обычно расходуются на покупку бытовой техники / аудио / видеоаппаратуры (43%) или ремонт квартиры или дома (40%). 1/4 респондентов ищут дополнительное финансирование для покупки транспортного средства, а 1/5 инвестирует заемные средства в недвижимость или землю. В дополнение к чрезмерным расходам, которые эти люди не могут нести, финансируя их только наличными, причиной получения займов или займов могут быть проблемы с базовыми потребностями или временные финансовые проблемы (необходимость финансирования лечения или погашения предыдущих долгов) [KRD, 2015 ; ICAN Research, 2015].

Несмотря на свою актуальную актуальность, тема причин задолженности для людей старше 50 лет еще широко не описана в литературе по этому вопросу. Среди зарубежных исследований следует обратить внимание на британский отчет о долгах домашних хозяйств, не связанных с жизнью. По его словам, британцы в возрасте 50 лет и старше в основном берут кредиты из-за неожиданных случайных событий, проблем с балансировкой внутреннего бюджета и наличия обязательств, взятых до 50 лет [Finney, 2013]. Помимо вышеупомянутых причин, стоит упомянуть о «готовности содержать семью», все чаще и чаще описываемой в зарубежной литературе. Долг по оказанию помощи членам семьи связан, прежде всего, с ситуацией, в которой родители финансово помогают своим взрослым детям или внукам [Beach, 2013; Финней, 2013].

Описание проведенного исследования

Исследование, использованное в статье, было проведено в апреле 2016 года и касалось финансовых отношений и предприимчивости людей старше 50 лет. Респондентами были жители Люблинской губернии, родившиеся до 1967 года (так называемое поколение «бэби-бумеров»). Предполагая уровень достоверности 95% и максимальную частоту ошибок 5%, был рассчитан минимальный размер выборки 384 [Jabłońska, Sobieraj, 2013]. Всего было опрошено 386 респондентов, отобранных таким образом, чтобы их возрастной состав статистически не отличался от состава всего населения старше 50 лет, проживающего в Люблинской провинции (по состоянию на 30 июня 2015 года). Возрастная структура, ожидаемая и представленная в выборке, содержит табл. 1. Тест chi2 показал, что обе структуры существенно не различаются. Распределение по полу в выборке (K — 60,6%, M — 39,4%) также существенно не отличалось от распределения, ожидаемого для изучаемой популяции (K — 56,4%, M — 43,6%) [CSO, 2015] , Применение квотной выборки позволило нам сформулировать предположение о ее репрезентативности.

В качестве инструмента исследования использовалась анкета, разделенная на три тематических блока по 8-12 вопросов, и анкета. Первая область, охваченная исследованием, касалась сознательного использования финансовых продуктов и услуг, вторая — зрелое предпринимательство, а третья — финансовое обеспечение при выходе на пенсию. В этой статье используются ответы на некоторые вопросы, содержащиеся в первом и третьем блоках.

При сборе данных для исследования использовались два количественных метода исследования — PAPI (84,72% опросов) и CAWI (15,28%).

Чтобы проверить гипотезу исследования, изложенную во введении, были разработаны три модели логита для оценки того, какие факторы определяют решение о выдаче банковского кредита (переменная y), небанковского учреждения (y) и семьи или друзей (y). Выбор этой эконометрической модели обусловлен тем фактом, что объясняемые переменные являются дихотомическими, что делает невозможным проведение традиционного дисперсионного анализа [Kufel, 2011, pp. 141-143]. Кроме того, применяемый метод позволяет использовать в анализе предикторы, которые носят номинальный характер [Данилюк, 2010, с. 201]. Значения переменных результата были установлены на «0» (не заимствование) и «1» (заимствование). Среди всех участников исследования 29,5% признались, что занимали в банке до 23,8% — у родственников, и только 3,4% — в небанковских учреждениях.

Анализируя данные, полученные в результате проведенных интервью, было выбрано 12 объяснительных переменных, что, по мнению автора, может повлиять на решение о предоставлении кредита в выбранном учреждении.

Выводы

Оценочные модели показали, что как возраст, так и пол являются факторами, влияющими только на вероятность принятия решения о кредите / банковском кредите. С другой стороны, они не оказывают существенного влияния на то, будет ли человек старше 50 лет запрашивать дополнительные средства для семьи / друзей или небанковского учреждения. Снижение вероятности использования банковского кредита с возрастом объясняется снижением кредитоспособности, которое прогрессирует по мере приближения заемщика к пенсионному возрасту. Это в основном относится к ипотечным кредитам, выданным на более длительные периоды. В соответствии с Рекомендацией S [KNF, 2013, 7.3] при определении продолжительности кредитования следует особенно учитывать возможность создания дохода заемщика в момент его выхода на пенсию. Это положение также объясняет повышенную вероятность того, что мужчины обращаются за банковским кредитом, для которого возраст получения права на пенсию, несмотря на его постепенное повышение, все еще выше, чем у женщин [ZUS, 2014].

Вероятность использования банковской ссуды еще больше возрастает в связи с растущим уровнем доверия к банкам, который настолько очевиден, что не требует более широкой интерпретации. Интересно, однако, что это переменная, описывающая средний доход на душу населения, которая существенно влияет только на решение брать деньги у семьи или друзей. Чем скромнее бюджет домохозяйства на человека, тем выше вероятность обращения за помощью к третьим сторонам, этот показатель не влияет на использование институционализированных форм. Аналогичным образом представлен фактор, связанный с уровнем экономических знаний. Чем выше заявленный уровень, тем больше шансов на решение о займе от семьи или друзей. Можно предположить, что физические лица, декларирующие знания выше среднего, чаще рассчитывают потенциальную стоимость долга в банковских или небанковских учреждениях, выбирая более дешевую альтернативу в форме третьих сторон. Эти обсуждения, однако, требуют научного подтверждения, которое данное исследование не может проверить. С большей уверенностью вы можете интерпретировать использование Интернета как источника знаний об экономике. Этот фактор положительно влияет на вероятность использования институционализированных форм, в то время как он отрицательно влияет на решение позаимствовать у семьи или друзей. Использование Интернета обеспечивает доступ к более широкому предложению кредита, включая возможность одновременного сравнения многих вариантов задолженности. Поэтому люди, которые предпочитают искать информацию таким образом, могут более удобно и быстро использовать кредитные и кредитные продукты, предлагаемые и рекламируемые через Интернет.

Вероятность подачи заявки на финансирование всем обсуждаемым кредиторам возрастает, когда у 50+ человек появляются непредвиденные расходы. Шансы на заимствование в учреждениях, отличных от банков, больше всего увеличиваются в то время, что может быть результатом скорости, с которой эти субъекты принимают решения о выдаче ссуды подающему лицу (так называемые ссуды до получки). В случае временных финансовых проблем или отсутствия возможностей для удовлетворения основных потребностей, увеличивается вероятность контакта с небанковским учреждением, семьей и друзьями. Выбор этих кредиторов может быть обусловлен, прежде всего, отсутствием необходимости удовлетворять кредитные требования, необходимые для получения финансирования от банка. Однако здесь следует обратить внимание на негативные последствия, связанные с высокими расходами на финансирование в небанковских учреждениях. Их выбор в качестве кредитора может еще больше усугубить невыгодное финансовое положение при принятии решения о предоставлении кредита по вышеупомянутым причинам.

Слишком большие затраты для финансирования покупки за наличные — это фактор, который увеличивает вероятность получения кредита в банке или кредита от друзей и семьи. В отличие от непредвиденных расходов, заемщик может позволить себе определенную задержку в получении средств, что означает, что он предпочитает более проверенные решения, чем немедленные небанковские кредиты. Тенденция, которая может показаться тревожной, заключается в том, что вероятность того, что долг за пределами банковского сектора будет почти в десять раз увеличена людьми, которые заявляют, что они тратят больше, чем зарабатывают ежемесячно. Такая ситуация может иметь негативные последствия в виде так называемых долговая ловушка, из которой будет трудно выбраться человеку, который в силу своего возраста может быть профессионально неактивен. Последний вывод касается растущей вероятности получения банковского кредита людьми, которые чувствуют необходимость содержать своих родственников. Если возникает такая мотивация, шанс воспользоваться кредитом увеличивается в 23 раза. Причины, по которым люди старше 50 лет принимают такое решение, будут описаны в другой статье.

Растущая задолженность поляков после 50 лет является социально нежелательным явлением, которое имеет негативные последствия для последующих поколений. Важным вопросом, по-видимому, является информирование общественности, почему люди в этом возрасте ссужают деньги, какие мотивы сопровождают их и каковы последствия выбора конкретного кредитора. Эта статья подтвердила, что выбор кредитной организации — в дополнение к таким условиям, как возраст, пол, уровень и источник финансовых знаний или уровень доверия к банку — в основном влияет на мотивацию, с помощью которой человек в возрасте 50 лет и старше даже достигает дополнительных денежных средств. Исследование, проведенное в провинции Люблин, показывает, что в случае непредвиденных расходов вероятность использования финансирования всеми тремя описанными кредиторами возрастает. Необходимость нести расходы, которые являются слишком большими, чтобы финансировать их исключительно из имеющихся средств, увеличивает вероятность получения банковского кредита или кредита от физического лица. В случае временных финансовых проблем и трудностей в удовлетворении основных потребностей, он с большей вероятностью займется в небанковских учреждениях или у семьи или друзей. Проблемы с ежемесячным закрытием бюджета (так называемая жизнь за пределами государства) увеличивают вероятность достижения только для кредитных продуктов, предлагаемых небанковскими учреждениями. Последняя из мотиваций (готовность содержать семью) означает, что шанс взять банковский кредит увеличивается в 23 раза.

Использованные источники

  1. Beach B., Grandparental Generosity: Financial Transfers from Grandparents to Grandchildren, London 2013.

  2. Danieluk B., Zastosowanie regresji logistycznej w badaniach eksperymentalnych, „Psychologia Społeczna” 2010, t. 5, nr 2–3 (14).

  3. Finney A., Demystifying Non-mortgage Borrowing in Older Age: A Longitudinal Approach, Personal Finance Research Centre and the International Longevity Centre (UK), 2013.

  4. GUS, Ludność. Stan i struktura ludności oraz ruch naturalny w przekroju terytorialnym, stan w dniu 30 czerwca 2015 r.

  5. Hosmer D.W., Lemeshow S., Applied Logistic Regression, ed. 2, Wiley & Sons, New york 2000, DOI: doi.org/10.1002/0471722146.

  6. ICAN Research, Jak pożyczają Polacy?, Raport przygotowany na zlecenie serwisu Kokos.pl., 2015 (sierpień).

  7. Jabłońska K., Sobieraj A., Metodyka dobierania próby badawczej w naukach społecznych, „Bezpieczeństwo i Technika Pożarnicza” 2013, nr 32 (4), DOI: doi.org/10.12845/bitp.32.4.2013.3.

  8. KNF, Rekomendacja S – dotycząca dobrych praktyk w zakresie zarządzania ekspozycjami kredytowymi zabezpieczonymi hipotecznie, Warszawa 2013 (czerwiec).

  9. KRD, Finanse po 50.: niskie dochody i rosnące długi, 2015, krd.pl/Centrum-prasowe/Informacje-prasowe/ 2015/Finanse-po-50— niskie-dochody-i-rosnace-dlugi [data dostępu: 01.06.2016].

  10. Kufel T., Ekonometria. Rozwiązywanie problemów z wykorzystaniem programu GRETL, PWN, Warszawa 2011.

Факторы психологического благополучия семьи | Статья в журнале «Молодой ученый»



Основное содержание статьи составляет поиск факторов, определяющих психологическое благополучие семьи. Было рассмотрено понятие психологического благополучия семьи и проведен анализ взглядов исследователей на проблему. Выявлены показатели психологического благополучия семьи. Определена степень влияния факторов на психологическое благополучие семьи.

Ключевые слова: психологическое благополучие семьи, факторы благополучия семьи, психологический климат, удовлетворенность браком, семья, семейные ценности, межличностная адаптация, эмоционально-психологические потребности, ролевые ожидания.

Тема исследования актуальна и имеет прикладной характер. Ее изучали еще со времен появления психологии как таковой и продолжают изучать до сих пор. В связи с тем, что в последнее время увеличивается количество разводов и появляется тенденция к независимости, встает вопрос о функционировании такой ячейки общества как семья, процессах, протекающих в ней и факторов, препятствующих ее гармоничному развитию [2]. В настоящее время изучается такой феномен, как психологическое благополучие семьи. Он рассматривается во взаимосвязи с психологическими характеристиками человека, его склонностями, способами взаимодействия с другими людьми и жизненными принципами, уточняется и конкретизируется само понятие, разрабатываются психологические тесты и методики для диагностики уровня удовлетворенности браком. Ряд исследователей К. Рифф, М. Аргайл, М. Селигман, А. В. Воронина, Н. К. Бахарева, П. П. Фесенко и др. проводят анализ влияния личностного восприятия семьи человеком и воздействие социальных факторов и общественных мнений на реальное благополучие в ней [3].

Обращаясь непосредственно к понятию психологического благополучия семьи, мы определяем его как совокупность факторов, физических, эмоциональных, социальных и моральных, отражающих взаимоотношения в семье и уровень ее благополучия сопряженный с процессом и результатом адаптации. Каждая семья создает свой уклад, люди вырабатывают ценности и нормы, формируют способы взаимодействия между собой, распределяют роли. От установленных отношений и то, насколько они удовлетворяют каждого из членов семьи, зависит общий эмоциональный фон. Так, семьи, в которых люди настроены дружелюбно и позитивно по отношению друг к другу и готовы оказывать поддержку, создают благоприятную почву для более мягкого процесса адаптации и преодоления кризисных периодов. В то время как семьи, в которых люди не поддерживают друг друга, в ситуациях стресса отделяются и закрываются, воспринимая каждое событие как трагедию, и, не видя путей выхода из сложившейся ситуации, являются подверженными семейным кризисам и как следствие возникает токсичность отношений и нарушается благоприятный эмоциональный фон [3].

Психологический климат является основополагающим фактором, определяющим благополучие семьи. Психологический климат — это качественная характеристика, отражающая степень удовлетворенности человека взаимоотношениями с другими людьми, своим положением в обществе и возможностью проявлять себя как свободную личность, имеющую право на свою точку зрения. В понятие психологического климата со стороны семейных отношений входят следующие показатели: желание и стремление пары проводить время вместе и развиваться в одном направлении, открытое обсуждение проблем, касающихся как общих вопросов, так и личных, свободное выражение своего мнения без переживаний по поводу оценки себя со стороны партнера, эмоциональная и физическая удовлетворенность браком, соответствие представлений о социальных ролях, возложенных на себя и на супруга или супругу с реальным положением вещей, наличие общих ценностей и приоритетов в жизни. Все эти параметры формируют благоприятную атмосферу внутри семьи, в которой каждый ощущает себя нужным и значимым человеком, способным реализовывать себя и свой потенциал. Такой климат характеризуется устойчивостью отношений, способствует более гармоничному разрешению конфликтов и содействует повышению уровня доверия между супругами [3].

Рассматривая удовлетворенность браком как фактор благополучия семьи, мы обращаемся к мнениям авторов В. А. Сысенко и Ю. Е. Алешиной. Так, В. А. Сысенко считает, что удовлетворенность семейной жизнью находится в тесной взаимосвязи желания человека реализовать свои потребности и реальной реализацией своих планов. Для того чтобы не возникало чувства дискомфорта и не проявлялись отрицательные эмоции, необходимо удовлетворить свои потребности, хотя бы в минимальной степени, не позволяющей возникнуть как внутри личностному, так и межличностному конфликтам, ведущим к усугублению отношений. По мнению Ю. Е. Алешиной удовлетворенность браком зависит от личностного восприятия супругами своей семейной жизни и характера взаимоотношений [1].

Так же, существенную роль в благополучии семьи играют такие аспекты как система ценностей, культурный уровень образования, психофизиологическая совместимость партнеров, модели общения и способы разрешения проблемных ситуаций. Имея схожие ценностные ориентации, люди понимают друг друга на более глубинном уровне, у них проще складывается общение и они имеют более высокий уровень взаимопонимания. Наличие образования и его уровень отражает интеллектуальные способности личности. Естественно, пара, имеющая примерно одинаковый уровень образования, находится на одной ступени интеллектуального развития и лучше понимает друг друга. Психофизиологическая совместимость является одним из сильнейших факторов, способным сохранить или разрушить семью. Несовместимость характеров, разрозненность действий, установок, ценностей, несовпадение ритма жизни, практически не поддается корректировке и усложняет процесс взаимной адаптации людей [6].

Межличностная адаптация так же выступает фактором, влияющим на благополучные отношения в семье. Так, составляющие этой адаптации проявляются в трех видах, которые находятся в тесной взаимосвязи и влияют на дальнейшее развитие внутрисемейных отношений. Первая составляющая это эмоциональный контакт, основанный на доверии и близком личном общении, вторая составляющая отражает когнитивную сторону общения, предполагающую достаточное количество знаний о характеристиках и личностных особенностях партера, которая помогает в большем понимании и осознании поступков другого человека и мотивов, толкающих на те или иные действия, и третья составляющая, поведенческая, которая выступает в качестве регулятора отношений, помогая выстраивать желаемую модель поведения [5].

Не менее важным фактором в психологическом благополучии семьи выступает опыт, приобретенный человеком еще в детстве. На протяжении всей жизни, вплоть до отделения от семьи ребенок, тем или иным образом, наблюдает модель отношений родителей, их способы общения между собой, умение или неумение поддерживать друг друга, проявлять уважение, способность или неспособность сопереживать и сочувствовать, то, каким образом родители решают проблемы, обсуждают трудности и решают их, являясь опорой друг для друга или вступают в конфликт, пытаясь найти виновных. Тем самым, имея перед собой «картинку», созданную реальными отношениями отца и матери, уже выросший взрослый, в основе своей, перенимает эту модель отношений, перенося ее на свою семью, которую создал. То, насколько образцы поведения были конструктивными и созидательными в отношениях близких, определяет степень психологического комфорта и благополучия семьи, созданной человеком, вышедшим из родительской семьи. Так, дети из неполных семей имеют больше трудностей во взаимоотношениях. В силу того, что ребенок не имел перед глазами модели отношений родителей, их способов и образцов поведения в тех или иных ситуациях, ему сложнее формировать правильное представление об отношениях мужчины и женщины и семьи, в целом. Мировоззрение и поведение таких детей формируется под влиянием либо случайных факторов, либо под влиянием взаимодействия родственников или знакомых и данное восприятие мира конструирует его собственное поведение и отношение к супруге или супругу, определяя уровень психологического благополучия семьи [4].

Таким же образом, переносятся и социальные роли, усвоенные в период детства и подростковый период. К примеру, стиль взаимоотношений в семье, в которой рос ребенок, принимает традиционный характер, где женщина является домохозяйкой и хранительницей очага, а мужчина добытчиком и ориентирован на материальное обеспечение семьи. Данное положение и распределение ролей укрепляется в сознании ребенка и становится для него адекватным образцом семьи. Таким образом, фактор социальных ролей, их распределения и то, насколько это распределение устраивает каждого из членов семьи, сказывается на психологическом благополучии семьи [2].

Таким образом, проведя анализ литературы по данной теме исследования, мы обнаружили, что факторы психологического благополучия определяются следующими положениями: психологическим климатом, созданным в семье и его устойчивостью, межличностной адаптацией, потребностями человека и их реализацией, системой ценностей и ее совпадением между супругами, уровнем образования, психофизиологической совместимостью, опытом, приобретенным в родительской семье, отражающим заимствованные модели поведения и социальными ролями [2;3;5].

Литература:

  1. Бородина В. Н. Взаимосвязь стратегий поведения в конфликте супругов и удовлетворенностью браком // В. Н. Бородина, Е. А. Ваккер // Сибирский педагогический журнал. Серия: Психологические науки. 2014.
  2. Дубовских О. В. Влияние образа семьи супругов на их удовлетворенность браком / О. В. Дубовских, С. В. Ильинский // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». 2015. № 1(17).
  3. Ильинский С. В. Факторы психологического благополучия семьи // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Психологические науки. 2017.
  4. Романова Е. В. Влияние опыта взаимоотношений в родительской семье на формирование супружеских отношений и удовлетворенность браком // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия: 12. — 2011. — № 7. — С. 121–128.
  5. Султанова А. В. Брачно-семейная адаптация супругов и благополучие в браке // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Политология. Международные отношения. 2007.
  6. Факторы семейного благополучия, стадии и кризисные периоды брака // Психология семьи и семейных отношений. — Режим доступа: https://psylist.net/family/00044.htm, свободный. — (дата обращения 29.11.2019).

Основные термины (генерируются автоматически): психологическое благополучие семьи, благополучие семьи, психологический климат, семья, друг друга, межличностная адаптация, удовлетворенность браком, личностное восприятие, психофизиологическая совместимость, родительская семья.

Факторы, влияющие на формирование личности подростка

В современной литературе выделяют три группы факторов, влияющих на формирование личности подростка: СЕМЬЯ, ШКОЛА, УЛИЦА.

Рассмотрим фактор «Семья». Отношения в семье имеют наибольшее воспитательное значение для подростка, для формирования его как личности. В настоящее время во многих семьях дети воспитываются одним из родителей, чаще всего матерью, что сказывается на отсутствии надлежащего надзора над подростками, ему не хватает моральной поддержки, заботы, внимания – все это в итоге отрицательно сказывается на формировании личности. В других семьях родители злоупотребляют спиртными напитками, ведут аморальный образ жизни, подавая дурной пример подростку, постепенно втягивая его в такую же жизнь. Подросток видит, как поступают взрослые,  и старается им подражать. Подрастая, юноша или девушка, может быть, и начинает понимать, что так поступать нельзя и ясно уже сознает, что родители для него не являются нравственным идеалом. Формирующийся и закрепляющийся стереотип поведения входит в привычку, становится чертой характера. Обычно такие дети вырастают грубыми, циничными, пренебрежительно относятся к труду. Как правило, такие несовершеннолетние имеют извращенное представление о дружбе, смелости, самостоятельности и чаще других подростков совершают правонарушения.

Подавляющее большинство семей трудных подростков живут в неблагополучных семьях. Обычно, говоря о семейном неблагополучии, отрицательно воздействующим на подростка, называют множество причин, заостряя особое внимание на неполных, распавшихся семьях. Не отрицая криминогенной значимости такого признака, как проживание подростка в неполной семье, надо подчеркнуть, что многие трудные подростки воспитывались в формально полной семье с нормальными материальными и жилищными условиями, т.е. решающим оказывается не положение и не состав семьи, а те взаимоотношения, которые складываются между членами семьи, взрослыми и окружающими, взрослыми и детьми. Именно неблагополучные взаимоотношения в семьях делают положение подростков исключительно тяжелыми.

Есть также семьи, где родители избирают неправильные методы воспитания или равнодушны к внутреннему миру детей: с детства все делают за ребенка, удовлетворяют все его желания и капризы, что является своеобразной формой ущемления самолюбия, достоинства ребенка.

Имеется категория малообеспеченных семей. Подросток из такой семьи болезненно переживает, что одет «скромнее» других, в результате этого у ребенка зачастую возникает комплекс своей «неполноценности». Наличие этих факторов в сочетании с другими обстоятельствами могут привести несовершеннолетнего к совершению преступления.

Рассмотрим фактор «Школа». Здесь выступают в качестве ведущих отношения между учителями, одноклассниками и так называемыми трудными подростками, отношение последних к учебе. Отношения некоторых педагогов с трудными подростками характеризуются стремлением пресечь плохое поведение, а не устранить порождающие его причины. Неумение, а подчас и нежелание увидеть сложные душевные переживания подростков со стороны педагогов вызывает, в свою очередь, своеволие и грубость. Конфликтные отношения с педагогами усугубляются еще и тем, что трудные подростки часто оказываются изолированными в классе, чувствуют себя чужыми, как правило, трудные подростки плохо учатся. Изоляция трудновоспитуемых подростков в классном коллективе является одной из ведущих причин, способствующих их становлению на путь правонарушений.

Третий социальный фактор – «Улица». Не найдя поддержки и внимания в семье и в школе, несовершеннолетний ищет другую микросферу, где он может удовлетворить свою потребность в общении. Восполнить недостаток общения подросток, как правило, пытается на улице. Если здесь он попадает под «дурное» влияние, то его формирование может принять отрицательный характер. Как правило, такие подростки не имеют постоянных интересов и увлечений, не заняты в спортивных и других кружках и секциях, обречены на бесцельное времяпрепровождение. Ребят прельщает то, что они предоставлены сами себе, за ними нет контроля со стороны взрослых. Подростки находят опору друг в друге, отдельно каждый из них, может быть, никогда не совершил бы какого-либо правонарушения, но, видя, что так делают «все», он поступает «как все», чтобы не прослыть трусом, не потерять авторитет в глазах товарищей.

Кроме того, далеко не все несовершеннолетние правонарушители понимают значение уголовного закона. Подростка не интересует вред, который он причинил, он только старается привлечь внимание, доказать, что он «взрослый». Зачастую они не осознают всей серьезности последствий, которые возникают либо могут возникнуть в результате их действий. Совершая правонарушения, подростки не думают об ответственности, которая может наступить за совершенные ими действия.

Таким образом, каждый подросток обладает индивидуальным характером и жизненным опытом; все эти обстоятельства следует учитывать и в зависимости от них строить тактику работы с несовершеннолетним.

 

Специалист по социальной работе

ГУСО ЦПППН «Доверие»

Забайкальского края

при Ингодинском районном суде г. Читы Т.А. Безотечество

 

Педагог-психолог

ГУСО ЦПППН «Доверие»

Забайкальского края

при Ингодинском районном суде г. Читы Л.А. Савельева

факторов, влияющих на семейные отношения при уходе за ребенком

Блог об изменении семейных отношений Серия

Автор: Мэри Бринтналл-Петерсон, доктор философии, MBP Consulting, LLC, заслуженный профессор, UW-Extension & Caregiver

Члены семьи обычно оказывают поддержку больным раком и находятся в ней надолго. Они делают все, что нужно, и часто в ущерб собственному здоровью или потребностям. Независимо от того, насколько позитивными были семейные отношения до рака, последствия ракового пути могут создать осложнения в отношениях.Это первая статья из серии из четырех частей об изменении семейных отношений. На взаимоотношения влияют возраст, пол человека, состояние здоровья лица, осуществляющего уход, или его лица, а также семейные правила. Изучая эти влияния и возможные области конфликта, подумайте о ситуации, в которой вы ухаживаете, и определите, влияют ли они на ваши отношения.

Состояние получателя медицинской помощи

Здоровье больного раком и его реакция на лечение рака определяют, что должен делать опекун.Помимо реакции на лечение рака, у некоторых получателей помощи есть дополнительные проблемы со здоровьем и / или инвалидность, которые могут усложнить их лечение, такие как сердечное заболевание, физическая инвалидность, когнитивные нарушения или другое заболевание. Возможные конфликтные зоны:

  • Трудные задачи по уходу сложны и требуют специальной помощи.
  • Care требует специального оборудования или обучения, которых нет у лица, осуществляющего уход.
  • Лицо, осуществляющее уход, хочет, чтобы медицинская помощь выполнялась только лицом, осуществляющим уход.

Медицинский работник

Общеизвестно, что при оказании помощи ухудшается здоровье лица, осуществляющего уход, особенно если лицо, осуществляющее уход, — женщина, и они оказывали уход в течение длительного времени. В некоторых случаях опекун испытывает депрессию, которая может осложнить семейные отношения. Некоторые члены семьи могут понимать или не понимать депрессию и то, как она влияет на человека и его способность оказывать помощь. Часто лица, осуществляющие уход, игнорируют признаки того, что им требуется медицинская помощь, потому что им кажется, что у них нет времени проверить их или разобраться с ними.Возможные конфликтные зоны:

  • Здоровье воспитателя ухудшается
  • Опекун не перекладывает одни задачи по уходу на другие
  • Отсутствие внимания воспитателя к собственному здоровью

Пол членов семьи

Мужчины и женщины по-разному относятся к уходу. Женщины обычно сосредотачиваются на эмоциях получателя помощи и проверяют, как они относятся к своему лечению, уходу или другим проблемам, с которыми они сталкиваются. Мужчины же смотрят на то, какую задачу нужно выполнить и как это сделать.Работа с личной гигиеной является примером различий между мужчинами и женщинами. Женщина, осуществляющая уход, беспокоится о том, как себя чувствует человек, которого она не знает, когда кто-то, кого она не знает, принимает ванну или туалет, в то время как мужчина, осуществляющий уход, сосредотачивается на том, как можно эффективно купаться и пользоваться туалетом. Мужчины используют более активный стиль совладания, в то время как женщины используют стили избегания или эмоционально ориентированного стиля копирования. Женщины с большей вероятностью будут иметь и использовать сети поддержки, такие как другие члены семьи, друзья, профессиональные организации или агентства.Мужчины обычно имеют более высокий доход, поэтому наймите помощника. Итак, в итоге женщины сосредотачиваются на уходе с психосоциальной точки зрения, а мужчины — с точки зрения менеджмента. Возможные конфликтные зоны:

  • Непонимание различий в взглядах на уход за детьми разных полов.
  • Отсутствие информации о гендерных перспективах и различиях в стилях копирования.

Различия в ролях

Роль опекуна во взаимоотношениях с получателем помощи определяет, как опекун справляется с этой ролью.Супруги видят свою роль жены, мужа или партнера, а не сиделки. Они рассматривают предоставление ухода как часть своего брачного контракта или соглашения о партнерстве. Обычно они не обращаются за помощью, а когда они обращаются, то обычно бывает слишком поздно. Супруги или партнеры обеспечивают более интенсивный, требовательный, интимный и личный уход, чем другие лица, осуществляющие уход. Они не прекращают выполнять обязанности по уходу, если только не наступит смерть или их здоровье не повлияет на их способность оказывать помощь. Они подвергаются большему риску оказаться изолированными и одинокими.

Взрослые дети рассматривают уход как дополнительную роль в дополнение ко всем своим другим ролям в качестве партнера, родителя, сотрудника и т. Д. Взрослые дети покидают роль по уходу раньше, чем супруги, особенно сыновья. Сыновья уходят из-под опеки, когда требуется личный уход. Дочери часто остаются там и продолжают оказывать помощь.

У родителей, которые заботятся о своих взрослых детях, могут возникать конфликты между родителями и опекунами. Иногда они не могут полностью перестать быть родителями.Им трудно найти баланс между потребностями взрослого ребенка и его стремлением к независимости с их обязанностью обеспечивать уход, присмотр и руководство. Родители теряют свои ожидания в отношении своего ребенка, страдают от боли, когда видят его / ее и становятся свидетелями ухудшения здоровья своего взрослого ребенка. Возможные конфликтные зоны:

  • Брать на себя больше обязанностей по уходу, чем они могут выполнить, потому что они рассматривают уход как обязанность своего супруга / партнера.
  • Нежелание лица, осуществляющего уход, брать на себя, разделять или прекращать выполнение некоторых задач по уходу.
  • Ожидания воспитателя, что их дети будут заботиться о них независимо от их других обязанностей.
  • Непонимание того, где начинаются и заканчиваются разные роли.
  • Понимание того, что разные роли имеют разные функции
  • Застрял в старых ролях отношений.
  • Не желают осознавать, как меняются отношения, и им нужно изменить то, что они делают.

Возраст

Возраст человека, осуществляющего уход, может повлиять на то, что он может делать, а что не может. У пожилых лиц, осуществляющих уход, могут быть ограничения по здоровью и физическому состоянию, которые не позволяют им оказывать физически сложную помощь, например поднимать или перемещать лицо, осуществляющее уход. Существуют также различия в способах общения с молодым поколением, использующим технологии, и старшими членами семьи, не имеющими доступа к технологиям, не знающими, как их использовать, а в некоторых случаях не желающими пользоваться технологиями.Количество и виды опыта, которые имеет опекун, могут быть связаны с их возрастом и могут быть очень незнакомы получателю помощи. Возможные конфликтные зоны:

  • Возрастные ограничения
  • Опекун берет на себя задачи, которые может выполнять получатель помощи, или опекун думает, что получатель помощи может сделать больше, чем они в состоянии сделать.
  • Проблемы поколений, например, как они относятся к обмену информацией, деньгами или принятию решений.
  • Использование, уверенность или желание использовать технологии

Выявили ли вы факторы, влияющие на ваши отношения с другими членами семьи, вашим получателем или опекуном? Осознание того, как эти факторы влияют на ваши отношения, является первым шагом к пониманию того, как с ними бороться и, при необходимости, внести изменения в то, как вы воспринимаете различные аспекты ваших отношений.Чтобы лучше понять ваши отношения, во второй статье из серии из четырех статей об изменении семейных отношений указаны причины семейного конфликта. В третьей и четвертой статьях обсуждаются стратегии разрешения конфликтов в семейных отношениях.

Факторов, которые, скорее всего, повлияют на отношения между родителями и детьми

Все родители входят в блаженство отцовства с эвфемистическими представлениями о радужных родительско-детских отношениях и семейных связях. Хотя некоторые из нас осознают, что составляет здоровые отношения, будь то с ребенком или взрослым, многие из нас не имеют представления о подсознательных моделях контроля, жестокого обращения и дисфункции, которые существуют в семьях вокруг нас, иногда даже в наших собственных. .

Насколько важно убедиться, что наш ребенок ест здоровую пищу и достигает вех в развитии, так же необходимо, как родители, знать о негативных моделях, которые мы можем подсознательно поощрять в наших отношениях с нашими детьми. Это осознание также придаст нам ценного сочувствия к окружающим нас людям, которые, возможно, сталкиваются с подобными ситуациями со своими детьми в своей жизни. Итак, вот некоторые факторы, которые влияют на важнейшие отношения между родителями и детьми.

1. Привязанный голод

Эмоциональный голод на более поздних этапах жизни уходит корнями в детство, когда ребенок лишается сильной эмоциональной связи в раннем возрасте. Родители с проблемами привязанности в конечном итоге управляют своими детьми непоследовательными способами, что приводит к замешательству в их маленьких умах, что позже проявляется как голод привязанности во взрослых отношениях.

Для вас очень важно быть последовательным, твердым, а иногда и настойчивым в общении с ребенком.Отправка смешанных сигналов — верный способ ввести ребенка в заблуждение и привести его в состояние тревоги, которое в значительной степени препятствует его эмоциональному развитию.

2. Качество по сравнению с количеством

Независимо от того, работаете ли вы и ваш партнер или один из вас является домоседом, важно убедиться, что качество вашего взаимодействия с ребенком является не только заботливым, но и обогащающим.

Ситуации, когда родитель пытается смягчить свою вину за то, что он не проводит достаточно времени со своим ребенком, уступая его требованиям, создают в отношениях пронизанную чувством вины модель отдавания и принятия.Точно так же, когда родители проводят слишком много времени дома, они, как правило, чувствуют себя истощенными от безжалостной заботы и часто злятся или раздражаются на ребенка.

Независимо от вашей ситуации, важно убедиться, что своими действиями вы отправляете своему ребенку последовательные сообщения о том, что можно, а что нет, и не изменять это на основании других факторов, таких как усталость родителей или чувство вины.

3. Конфликт в окрестностях

Что-то, что обязательно повлияет на близость между вами и вашим ребенком, — это конфликт, который преобладает в их окружении.Горькие отношения с родственниками в совместных семьях, бедность или нестабильность с точки зрения политического сценария обязательно скажутся на вашем ребенке и, следовательно, на их отношениях с вами.

Отсутствие заботливых и поддерживающих отношений с вашим партнером может привести к тому, что ваш ребенок почувствует эмоциональные травмы из-за частых ссор и эмоциональных битв, с которыми он сталкивается. Однако неприятности обычно имеют два исхода. Либо это сближает людей, либо разъединяет их.

Хотя с конфликтами невозможно избавиться, можно избежать эмоционального стресса, который они могут вызвать у вашего ребенка, позволив ребенку уважительно наблюдать, как вы разрешаете эти конфликты, сохраняя при этом открытые каналы связи.Со временем эта прозрачность в общении и обсуждении конфликтов укрепит вашу связь с ребенком.

4. Здоровье родителей

Физическое и психическое здоровье родителей играет огромную роль в том, как отношения между родителями и детьми развиваются в долгосрочной перспективе. Родитель, борющийся с изнурительным соматическим заболеванием, или родитель с послеродовой депрессией, как правило, оказывает негативное влияние на отношения между родителями и детьми.

Однако попытки сохранить нормальное состояние в максимально возможной степени даже перед лицом болезни или травмы помогут обеспечить стабильность вашему ребенку в краткосрочной перспективе.Открытое обсуждение этого вопроса поможет вашему ребенку развить позитивное ролевое моделирование в решении таких ситуаций самостоятельно и повысит его уважение к вам как к родителю.

5. Задержка развития ребенка

Задержки в развитии ребенка, как правило, создают стресс в отношениях между родителями и детьми. Некоторые задержки связаны со стрессовыми решениями, которые могут привести к тому, что ребенок будет негодовать по поводу желания родителя.

Тем не менее, вам решать, как справляться с подобными вещами, проявляя максимальную поддержку и силу.Многие задержки в развитии проходят со временем, и требуется мужество, терпение и упорство, чтобы сохранять спокойствие перед лицом таких задержек. Однако щедрая награда за то же самое — чувство гордости и близости, которое возникает между вами и вашим ребенком, что делает его стоящим боли.

6. Привлечение отца

Известно, что участие обоих родителей в долгосрочной перспективе приводит к положительным результатам в отношениях детей с родителями. Это также положительно сказывается на эмоциональном и физическом благополучии ребенка, а также на улучшении успеваемости в дальнейшей жизни.Отцы, которые на ранних этапах работы с потребностями детей, в конечном итоге наслаждаются определенной близостью, которая распространяется и на взрослую жизнь.

Хотя некоторые из перечисленных выше факторов находятся вне вашего контроля как родитель, есть некоторые, над которыми вы можете работать индивидуально, чтобы избежать любых негативных последствий, которые они могут оказать на близость, которая вам нравится со своими детьми.

Несмотря на то, что некоторые факторы могут быть вне вашего контроля, осознание того, что они потенциально могут вызвать раскол между вами и вашим ребенком, побудит вас найти решения, позволяющие минимизировать конфликты.Также важно помнить, что дети многому учатся, наблюдая за нами, а не из того, что мы им говорим.

Мы советуем вам рассматривать все эти потрясения в долгосрочной перспективе и принимать решения, основанные на последовательном подходе к решению проблемы в долгосрочной перспективе, вместо того, чтобы прибегать к быстрым исправлениям, которые в конечном итоге будут посылать смешанные сигналы вашему ребенку.

Поддержка пар в период перехода к отцовству

Ключевые факторы, влияющие на удовлетворенность отношениями в период перехода к отцовству

Ниже приведены основные результаты ряда исследований, в которых изучаются факторы, которые влияют на отношения пары, когда партнеры становятся родителями, и которые особенно актуальны на практике.

Гендер и гендерные роли

В то время как женщины, как правило, испытывают снижение удовлетворенности отношениями во время перехода к воспитанию детей в большей степени, чем мужчины (метаанализ см. Twenge et al., 2003), результаты для мужчин противоречивы (см., Например, Van Egeren, 2004 г.). Интересно отметить, что по сравнению с ранними исследованиями удовлетворенности молодых родителей, недавние исследования, как правило, показывают, что снижение удовлетворенности более резкое (Twenge et al., 2003). Предлагаемое объяснение этому исходит из исследования изменений гендерных ролей после рождения ребенка.Лонгитюдное исследование впервые и «опытных» (уже имевших одного ребенка) родителей и их гендерно-ролевых установок (Katz-Wise, Priess, & Hyde, 2010) показало, что обе группы родителей стали более традиционными в своих гендерных ролях. от беременности до 12 месяцев послеродового периода. В связи с увеличением участия женщин в рабочей силе за последние десятилетия (Австралийское статистическое бюро, 2008 г.), матери, впервые родившие ребенка, могут сейчас испытывать это несоответствие между ролями полов сильнее, чем матери из предыдущих поколений.

Разделение труда и восприятие справедливости

Женщины могут быть особенно уязвимыми к воздействию новых родителей, поскольку их рабочая нагрузка — за счет первичного ухода за детьми и выполнения домашних обязанностей — имеет тенденцию значительно возрастать в раннем послеродовом периоде. Например, одно исследование показало, что общая рабочая нагрузка женщин (оплачиваемая работа, уход за детьми и работа по дому) после рождения ребенка значительно увеличилась (на 64%), чем у мужчин (37%) (Gjerdingen & Center, 2004).Восприятие справедливости в распределении домашних обязанностей также может повлиять на удовлетворенность женщин отношениями (Gjerdingen & Center, 2004). Более того, если ожидания относительно того, что уход за ребенком будет делиться между партнерами, не оправдываются, опыт совместного воспитания (то, как пары чувствуют себя родителями), как правило, будет плохим, в большей степени для женщин, поскольку они, как правило, заботятся о детях больше, чем ожидали ( Ван Эгерен, 2004). Эти чувства могут утихнуть по мере того, как ребенок вырастет, и уход за детьми и домашний труд станут более равномерно распределенными.Однако влияние домашней нагрузки — само по себе и в сочетании с другими факторами, влияющими на жизнь нового родителя, такими как нарушения сна, — следует изучить практикующим специалистам, стремящимся помочь родителям приспособиться к отцовству.

Социально-экономический статус

Результаты, касающиеся социально-экономического статуса (SES) и снижения уровня удовлетворенности браком в период перехода к отцовству, позволили сделать некоторые интересные выводы. Некоторые исследования показывают, что более молодые, менее образованные люди, как правило, больше борются с переходным периодом (например,g., Howard & Brooks-Gunn, 2009), в то время как другие исследования показали, что этот переход более разрушителен для тех, кто имеет высокий статус SES, особенно для женщин, которые, возможно, оставили высокостатусную и хорошо оплачиваемую работу, чтобы стать матерями (Twenge et al., 2003). Эти результаты позволяют предположить, что в разных типах семей по разным причинам влияние перехода к отцовству может быть больше для семей, где существует более высокая степень нарушения их образа жизни до отцовства.

Родительские ожидания

Доказано, что ожидания отцовства до рождения связаны с психологическим благополучием матери.Если их родительский опыт противоречил их ожиданиям до родов, качество их отношений снижалось; однако послеродовой опыт, который был более позитивным, чем ожидалось, был связан с улучшением качества отношений (Harwood, McLean, & Durkin, 2007). Эти конкретные результаты подчеркивают важность подготовки супружеских пар к бесчисленным изменениям, которые приносит родительство, и их поддержки.

Нарушения сна

Хотя многие родители сообщают о нарушении сна в послеродовом периоде, и известно, что это имеет последствия для ряда индивидуальных функций, включая родительскую компетентность (Gay, Lee, & Lee, 2004), количество исследований, посвященных тому, как сон влияет на новые адаптация родителей к своей роли.Кроме того, Медина, Ледерхос и Лиллис (2009) указали, что, хотя многое известно о том, как нарушение сна влияет на настроение и познание, почти ни в одном исследовании не изучалась роль этих нарушений в изменениях в удовлетворенности отношениями. Их обзор побудил их предложить процесс, посредством которого нарушения сна (например, прерывание или депривация) негативно влияют на когнитивные и эмоциональные ресурсы, необходимые для того, чтобы справиться с многочисленными требованиями нового родительства, и усугубляют стрессы, с которыми сталкиваются новые родители.Если затем конфликт нарастает, а положительные чувства начинают уменьшаться, удовлетворенность отношениями также может пострадать. Поэтому с практической точки зрения было бы полезно также изучить с клиентами, как недостаток или прерывание сна может повлиять на отношения пары.

Факторы взаимосвязи

В исследованиях супружеских пар, удовлетворенности браком и здоровья (т. Е. Супружеской дружбы, размышлений о том, что чувствует партнер, нежности и привязанности, пренатальных конфликтов и отстраненности) до отцовства (Shapiro, Gottman, & Carrere, 2000) и продолжительности брака до рождения первого ребенка (Doss et al., 2009), как правило, защищает от стрессоров, связанных с переходным периодом. Это говорит о том, что изучение взаимоотношений пары до беременности и родов было бы полезной частью любой программы или услуги, поддерживающей пары в переходе к отцовству. Брачные или сожительские отношения были связаны с послеродовой поддержкой для пар с низким СЭП — по сравнению с парами, не проживающими в сожительстве, или парами, не состоявшими в романтических отношениях, — однако было обнаружено, что удовлетворение от сожительства снижается более резко, чем супружеских пар (особенно матерей). ) (Ховард и Брукс-Ганн, 2009).Также было обнаружено, что снижение удовлетворенности происходит более внезапно для отцов, впервые живущих в сожительстве до брака, и для родителей, впервые живущих в сожительстве до брака, как правило, более высокий уровень наблюдаемого негативного общения со своим партнером после рождения первого ребенка ( Doss et al., 2009).

Влияние качества пренатальных отношений на переход к отцовству может быть особенно заметным для мужчин. В одном исследовании пренатальный отказ отца от брака (т.е. избегание зрительного контакта, увеличение / поддержание физического расстояния, отказ от обсуждения и отсутствие реакции) был связан с менее позитивным взаимодействием всей семьи через 24 месяца после родов (Paley et al. ., 2005). Более того, другое исследование показало, что чувства отцов к отношениям до того, как они стали родителями, были индикатором их постнатальных переживаний, а также восприятия их женами своих совместных родителей (Van Egeren, 2004).

Детские факторы

Было обнаружено, что некоторые детские факторы влияют на благополучие родителей при переходе к отцовству. Детский темперамент, особенно наличие суетливого или трудного ребенка, был связан с трудностями или стрессом со стороны родителей, особенно отцов (Baxter & Smart, 2010; Perren, von Wyl, Burgin, Simoni, & von Klitzing, 2005; Spielman & Taubman, 2009). ; Ван Эгерен, 2004).В одном исследовании было обнаружено, что наличие ребенка с низкой массой тела при рождении влияет на сообщения отцов о снижении поддержки со стороны матери в отношениях (Howard & Brooks-Gunn, 2009), что, возможно, является функцией дополнительного бремени, которое испытывают матери по уходу за более хрупким младенцем. . Наконец, в некоторых исследованиях было обнаружено, что пол ребенка по-разному влияет на качество взаимоотношений (например, Doss et al., 2009: большее снижение удовлетворенности отмечается у матерей, рожающих дочерей, а не сыновей), но не других (Howard & Brooks-Gunn, 2009: пол ребенка не был связан с восприятием родителями эмоциональной поддержки партнера).

Поскольку было показано, что большое количество факторов влияет на то, насколько хорошо пары переходят к отцовству, может быть трудно решить, с чего начать, помогая новым или будущим родителям подготовиться к новым и изменившимся обстоятельствам и ориентироваться в них. . В некоторых случаях могут быть выявлены конкретные проблемы, которые влияют или могут повлиять на безопасность ребенка или родителя, и в этом случае следует немедленно обратиться за помощью к соответствующим специалистам. В следующем разделе кратко описывается структура, которая предоставляет практикующим специалистам систематический способ определения возможной информации и потребностей в вмешательстве новых или будущих родителей.

Некоторые методологические соображения

Методологические различия способствуют кажущимся противоречивым результатам исследований перехода к отцовству (Doss et al., 2009). Исследование перехода к отцовству подвергалось критике за несколько общих методологических проблем, в том числе:

  • использование небольших выборок, как правило, однородных, состоящих из среднего класса, женатых, образованных, гетеросексуальных кавказских пар в США;
  • использование поперечных сечений, которые имеют ограниченную способность изолировать влияние наличия детей на переход к отцовству; и
  • сбор информации во время беременности, когда удовлетворенность отношениями может быть искусственно завышена из-за повышенной близости во время беременности (хотя эти результаты противоречивы, см. Lawrence et al., 2008).

Эти проблемы дизайна ограничивают возможность обобщения результатов на более широкие группы населения. Тем не менее, выводы о значительной взаимосвязи между переходом к отцовству и широким спектром факторов подчеркивают необходимость для практикующих врачей помочь парам изучить несколько областей их отношений, на которые может повлиять появление их ребенка.

Влияние семьи — обзор

Влияние родительского поведения и семейной среды

Влияние семьи на развитие эмоций можно увидеть в практике воспитания, эмоциональном климате в семье и различных эмоциональных обучающих событиях.В частности, поддерживающее воспитание и участие родителей играют важную роль в развитии эмоциональной компетентности у подростков. Например, теплота и позитивная экспрессивность родителей были связаны с попытками подростков контролировать ситуацию — характеристикой темперамента, способствующей регулированию эмоций, — что, в свою очередь, предсказывало низкий уровень агрессии и правонарушений. С другой стороны, суровое воспитание и отсутствие участия родителей связаны с импульсивностью, агрессией, неподчинением, капризностью и низкой самооценкой среди подростков.Кроме того, привязанность, по-видимому, оказывает особое влияние на эффективность регуляции эмоций, поскольку паттерны привязанности, установленные в раннем возрасте, представляют собой особые способы интерактивного регулирования поведения с опекуном. В подростковом возрасте надежная привязанность связана с эффективным регулированием эмоций и социальной компетентностью, проявляющейся во взаимодействии с родителями и сверстниками.

Исследования семей, подвергающихся жестокому обращению, показывают, что жестокое обращение с детьми представляет собой серьезную угрозу для оптимального развития эмоционального понимания и регулирования, отчасти из-за отсутствия таких чувствительных взаимодействий между опекуном (лицами) и ребенком.В семьях с плохим обращением у родителей меньше шансов оказать поддержку и подмостки, когда их дети расстроены, из которых дети могут научиться конструктивным стратегиям регулирования своего эмоционального состояния. Непредсказуемая и дезорганизованная среда, характерная для домов с плохим обращением, может сделать детей особенно уязвимыми для переживания негативных эмоций. В частности, дети и подростки, подвергшиеся жестокому обращению, обычно более злы, разочарованы, реактивны и раздражительны, чем их сверстники, не подвергавшиеся жестокому обращению.В частности, дети и подростки, подвергшиеся физическому насилию, могут испытывать подавляющее эмоциональное возбуждение, которое приводит к трудностям в управлении и обработке негативной эмоциональности. Действительно, существующая литература указывает на то, что дети и подростки, подвергшиеся жестокому обращению, демонстрируют многочисленные недостатки в распознавании, выражении и понимании эмоций.

Исследования показали, что когда между родителями часто возникают конфликты, это может иметь пагубные последствия для подростков — эти подростки, как правило, демонстрируют более агрессивное и агрессивное поведение, чем другие подростки с родителями, чьи брачные отношения более позитивны и благосклонны.Подростки могут быть непосредственно затронуты семейным конфликтом, став свидетелями ссор и споров между родителями. В частности, история конфликта между родителями влияет на эмоциональную безопасность подростков, о чем свидетельствует эмоциональная реактивность. Дома с постоянным высоким уровнем конфликтов могут побуждать подростков беспокоиться о своей безопасности, потому что такие конфликты длятся долгое время, увеличивают вероятность будущих конфликтов и пагубно влияют на отношения между родителями и детьми.Забота о собственной безопасности адаптивна для подростков, поскольку позволяет им справляться с угрозами, вызванными конфликтом между родителями.

Интересно, что исследования Мавис Хетерингтон и ее коллег показали, что мальчики более восприимчивы к негативным последствиям боевых действий, чем девочки. Похоже, что мальчики с большей вероятностью будут напрямую подвергаться родительским ссорам и физическому насилию, чем девочки. То есть родители чаще ссорятся друг с другом, а ссоры у них дольше, в присутствии сыновей.Влияние супружеского конфликта на эмоциональное развитие подростков может быть косвенным. Брачные трудности, по-видимому, уменьшают способность родителей обеспечивать авторитетное воспитание детей, что в конечном итоге связано с проблемами эмоционального здоровья подростков.

Наконец, экономическая среда семьи, похоже, влияет на семейные процессы, которые, в свою очередь, связаны с эмоциональным развитием подростков. В частности, предыдущие исследования продемонстрировали негативное влияние устойчивой бедности на эмоциональную адаптацию подростков.Например, Рэнд Конгер и его коллеги изучали сельские семьи, борющиеся с экономическим кризисом, поразившим средние западные районы США в 1980-х годах. Их результаты показывают, что вредное влияние экономических трудностей семьи на эмоциональную адаптацию подростков в основном было опосредовано плохим родительским поведением и родительским негативным отношением к подросткам. Когда родители сталкивались с экономическими проблемами, они чувствовали себя беспомощными, становились подавленными и раздражительными, и у них было больше конфликтов в браках.Это верно для семей, живущих в разных географических районах и разных этнических группах. Исследования бедных афроамериканских семей в южных частях Соединенных Штатов показали, что родители, переживающие супружеские конфликты, проявляли более негативное и менее заботливое поведение во взаимодействии со своими детьми-подростками. Такое негативное поведение родителей, в свою очередь, было связано с эмоциональными проблемами подростков, такими как низкая социальная компетентность и высокая эмоциональная дезадаптация, включая депрессию и тревогу.

Влияние структуры семьи и изменений в семье на результаты ребенка: личное чтение исследовательской литературы

Росс Маккей
Министерство социального развития


Аннотация

В документе представлен краткий обзор исследовательской литературы о влиянии структуры семьи и изменений в семье на результаты ребенка, с особым акцентом на разлучение родителей. В качестве отправной точки он принимает существование всепроникающих ассоциаций между изменением семьи и результатами ребенка и обращается к ряду вопросов, которые исследуются в исследовательской литературе.Оказывают ли семейные изменения в первую очередь краткосрочные последствия для детей или они также имеют более длительные последствия? Как повторный брак влияет на исход ребенка? Какое влияние частые изменения в структуре семьи оказывают на результаты ребенка? Какие механизмы связывают структуру семьи и ее изменение с результатами ребенка? В какой степени влияние связано с изменением дохода в результате разлучения с родителями? Насколько это связано с отсутствием родительской фигуры? Насколько это связано с ухудшением психического здоровья одиноких родителей после разлучения родителей? Насколько это связано с конфликтом между родителями, который часто сопровождает разлучение родителей? И насколько взаимосвязь между изменением семьи и результатами ребенка обусловлена ​​непричинными механизмами, такими как эффекты отбора? В статье будут даны наброски ответов на эти вопросы, насколько они могут быть определены на основе опубликованных результатов исследования.


Введение

За последние два десятилетия или около того появилось значительное количество литературы о влиянии структуры семьи и ее изменений на благополучие детей. Эта литература документирует накопление доказательств того, что дети, выросшие в разных семейных контекстах, демонстрируют разные модели результатов в широком диапазоне областей развития. В частности, было обнаружено, что дети, выросшие в семьях с одним родителем, в среднем хуже справляются с целым рядом показателей благополучия, чем их сверстники в семьях с двумя родителями, в то время как разлучение родителей было связано с множеством причин. неблагоприятные исходы для детей.Однако за этими паттернами ассоциаций между семейным контекстом и результатами ребенка лежит сложная сеть перекрывающихся и взаимодействующих влияний, а это означает, что интерпретация этих результатов далеко не проста. Цель данной статьи — пролить свет на причины, по которым результаты ребенка зависят от семейного контекста.

В статье дается краткий обзор исследовательской литературы в этой области. Из-за недостатка места в статье довольно узко рассматривается влияние разлучения с родителями на результаты ребенка, хотя в нем также кратко исследуется влияние повторного брака и смены нескольких семей на благополучие ребенка.Однако в рамках этой ограниченной области в статье исследуется ряд вопросов, освещенных в исследовательской литературе. В качестве отправной точки он принимает существование всепроникающих ассоциаций между изменением семьи и результатами ребенка и рассматривает ряд вопросов, вытекающих из этого: оказывают ли семейные изменения, такие как разлучение родителей, в первую очередь краткосрочное воздействие на детей, или они также оказывают большее влияние на детей. стойкие удары? Как повторный брак влияет на исход ребенка? Как частые изменения в структуре семьи влияют на результаты ребенка? Какие механизмы связывают структуру семьи и ее изменение с результатами ребенка? Есть ли причинно-следственные связи между изменением семьи и результатами ребенка или есть другие причины для этих ассоциаций? В документе также исследуется образцовый метод вмешательства, который, как было показано, смягчил неблагоприятное воздействие изменений в семье на благополучие детей.

Литература по этим вопросам обширна, сложна и растет так быстро, что уже невозможно даже быть в курсе новых статей, выпускаемых каждый год, не говоря уже о том, чтобы осваивать все, что было опубликовано за последние два десятилетия. Это создает проблему для краткого обзора литературы, подобной этой. Следует отметить, что эта статья не основана на систематическом обзоре литературы в этой области. Хотя я старался читать широко и беспристрастно, часть литературы, которую я смог прочитать, обязательно является выборочной — а та часть, на которую я могу ссылаться в этой статье, гораздо более ограничена — в то время как сам акт отбора, несомненно, , сформированный моими собственными взглядами и интересами.Таким образом, статью следует рассматривать не более чем как личное чтение литературы.


Разделение родителей и исходы детей

В литературе сообщается, что разлучение с родителями связано с широким спектром неблагоприятных последствий для благополучия детей, как краткосрочным следствием переходного периода, так и более устойчивыми последствиями, которые сохраняются во взрослой жизни. Сообщенные эффекты включают неблагоприятное воздействие на когнитивные способности (Fergusson, Lynskey and Horwood, 1994), школьное обучение (Evans et al.2001), физическое здоровье (Dawson 1991), психическое и эмоциональное здоровье (Chase-Lansdale et al. 1995), социальное поведение и поведение (Morrison and Coiro 1999), отношения со сверстниками (Demo and Acock 1988), преступление (Hanson 1999) , курение сигарет (Ermisch and Francesconi 2001), употребление психоактивных веществ (Fergusson, Horwood and Lynskey 1994), ранний уход из дома (Mitchell et al. 1989), раннее начало сексуального поведения (Ellis et al. 2003) и подростковая беременность (Woodward и др. 2001).

Еще один диапазон воздействий в раннем взрослом возрасте и за его пределами включает более высокие показатели раннего деторождения (McLanahan and Bumpass 1994), ранние браки (Keith and Finlay 1988), расторжение брака (Amato and DeBoer 2001), одиночество (Макланахан и Бут 1989). , низкий профессиональный статус (Biblarz and Gottainer 2000), экономические трудности (McLanahan and Booth 1989), некачественные отношения с родителями (Aquilino 1994), несчастье (Biblarz and Gottainer 2000), недовольство жизнью (Furstenberg and Teitler 1994), недоверие в других случаях (Ross and Mirowsky, 1999) и снижение продолжительности жизни (Tucker et al.1997).

На первый взгляд это кажется длинным и заброшенным списком, который предполагает, что разлука с родителями сильно сказывается на детях и в значительной степени портит их жизнь во всех сферах жизнедеятельности. Однако картина не так мрачна, как можно было бы предположить из этого перечня проблем. В большинстве случаев размер сообщаемых эффектов невелик; меньшинство детей страдают от негативного воздействия, как правило, только при наличии других усугубляющих факторов; и во многих случаях существование причинной связи оспаривается, и выдвигаются другие конкурирующие объяснения этих ассоциаций.Другими словами, важно проявлять осторожность при интерпретации значения этих паттернов ассоциации.

Многие ученые, выявившие связи между структурой семьи и изменением семьи и ее результатами, обращали внимание на относительно небольшой размер последствий. Джоши и др. (1999) описывают измеренную ими величину эффекта как «умеренную», в то время как Burns et al. (1997) относятся к эффектам, которые были «очень слабыми». Эллисон и Фюрстенберг (1989) сообщают, что доля вариаций в показателях исхода, которую можно отнести к расторжению брака, в целом была небольшой и никогда не превышала 3%.

Скромный характер связи между разлучением и детскими результатами означает, что знание того, что ребенок происходит из разлученной семьи, и ничего больше о ребенке не дает прогнозов с точки зрения благополучия ребенка. Существует большое разнообразие результатов среди обеих групп детей из разведенных и неповрежденных семей, и приспособление детей после развода зависит от целого ряда других факторов.

Demo и Acock (1996) отмечают, что «различия в благополучии подростков внутри типов семьи больше, чем различия между типами семьи, что предполагает, что семейные процессы более важны, чем состав семьи».Действительно, О’Коннор и др. (2001) показали, что различия в приспособлении между детьми в одной семье так же велики, и даже немного больше, чем различия между детьми в разных семьях. Демо и Акок (1996) далее отмечают, что измерения семейных отношений объясняют самую большую долю дисперсии в благополучии подростков.

Большинство детей, чьи родители развелись, в течение нескольких лет после развода функционируют в нормальных или средних пределах (Kelly 1993). Как группу их нельзя охарактеризовать как «обеспокоенных».Кроме того, существует значительный диапазон функционирования внутри обеих групп детей из разведенных и неполных семей. Среди детей, родители которых развелись, много детей, которые функционируют достаточно хорошо, а среди детей из полных семей много детей с серьезными проблемами адаптации. Короче говоря, нет однозначной связи между разводом и проблемами психологической адаптации у детей.

На самом деле, не только некоторые дети преуспевают, несмотря на развод родителей, но и некоторые дети действительно получают выгоду от развода.Демо и Акок 1988 отмечают, что подростки, живущие в неполных семьях, могут «приобретать определенные сильные стороны, в частности, чувство ответственности, как следствие изменения семейного распорядка». Однако вполне вероятно, что такие преимущества будут получены только в том случае, если измененный распорядок будет структурирован и предсказуем. Изменения, связанные с появлением более хаотичных моделей семейной жизни, вряд ли пойдут на пользу детям, даже если некоторые из них стремятся создать чувство порядка там, где их родители не могут этого сделать.Батлер и др. (2002) отмечают, что дети в своем исследовании продемонстрировали «активную роль, помогая своим родителям справиться с разводом, даже в обстоятельствах, когда родители не могли сдерживать свои более негативные эмоции и импульсы».

Дети также получают выгоду, если разлучение с родителями обеспечивает освобождение от неблагоприятной семейной ситуации; например, когда родительские отношения сильно конфликтуют и дети вовлечены в конфликт (Booth and Amato 2001, Jekielek 1998) или когда отношения ребенка с родительской фигурой плохого качества (Videon 2002).Videon (2002) отмечает, что:

Профилактический эффект разлучения родителей усиливается по мере снижения удовлетворенности подростков отношениями между родителями и подростками. Когда подростки проживают отдельно от неудовлетворительных однополых родительских отношений … их уровень преступного поведения ниже, чем у подростков, которые продолжают проживать с однополым родителем, с которым у них плохие отношения.

Еще одно обстоятельство, при котором дети могут извлечь выгоду из разлучения родителей, — это когда родитель проявляет антиобщественное поведение.Jaffee et al. (2003) обнаружили, что чем меньше времени отцы проводят со своими детьми, тем больше проблем с поведением у детей, но только в том случае, если отцы демонстрируют низкий уровень антисоциального поведения. Напротив, когда отцы демонстрируют высокий уровень антисоциального поведения, чем дольше они живут со своими детьми, тем больше у детей проблем с поведением. В таких случаях дети могут получить двойной удар генетических факторов и факторов окружающей среды, которые повышают риск проблем с поведением.

Тем не менее, несмотря на все эти оговорки и оговорки, остается верным то, что дети, родители которых разводятся, в среднем уступают по целому ряду показателей благополучия. Из этого следует насущный вопрос: почему возникают эти ассоциации. Прежде чем исследовать этот вопрос, я кратко рассмотрю, меняет ли повторный брак взгляды на детей, переживших разлучение с родителями, какое влияние многократные семейные переходы оказывают на благополучие ребенка и являются ли эффекты разлучения с родителями в основном краткосрочными или они также имеют большее значение. стойкие и стойкие последствия для благополучия детей.


Повторный брак и исходы детей

Повторный брак, как правило, не улучшает результаты для детей, несмотря на потенциальные выгоды как от улучшения экономических условий, так и от наличия дополнительного взрослого, помогающего с родительскими задачами. Действительно, некоторые исследования показали, что детям становится хуже после повторного брака родителей. Эллиотт и Ричардс (1991) обнаружили, что наличие отчима 1 пагубно влияет на показатели поведения детей.Fergusson et al. (1986) обнаружили, что среди детей, переживших разлуку с родителями, те, чьи родители примирились или чья мать повторно вышла замуж, демонстрировали больше поведенческих трудностей, чем дети, оставшиеся в семье с одним родителем. Байдар (1988) обнаружил, что, хотя развод не имел негативного отношения к сообщениям матерей о поведенческих и эмоциональных проблемах детей, повторный брак имел место.

Таким образом, похоже, что в сложности семейной жизни в приемных семьях есть что-то, что мешает им воспользоваться дополнительными ресурсами, которые доступны, когда одинокая мать выходит замуж повторно.Отношения в приемных семьях сложны и требуют времени и доброй воли со всех сторон, чтобы работать хорошо. В отличие от отношений между матерью и отчимом, отношения между отчимом и пасынком не являются отношениями выбора, а это означает, что иногда может не хватать доброй воли, по крайней мере, на ранних этапах создания сводной семьи. Дети часто с подозрением относятся к новым партнерам своих матерей и не спешат открываться для преимуществ, которые могут принести им новые отношения, в то время как отчимы часто не знают, как реагировать на детей своего нового партнера (Amato 1987).Как правило, эта неопределенность приводит к более низкому уровню вовлеченности: как Fine et al. (1993) отмечают, что отчимы, по-видимому, активно воздерживаются от общения со своими приемными детьми, проявляя как меньше положительных, так и отрицательных поступков. Возможно, в результате сплоченность между приемными семьями остается ниже, чем среди целых семей (Pryor & Rodgers 2001). Даже в этом случае со временем очевидны улучшения в функционировании приемных семей (Amato 1987), что свидетельствует о том, что многим семьям удается справляться с проблемами, с которыми они сталкиваются.


Переходы для нескольких семей

Несколько исследований показали, что переход в несколько семей особенно вреден для детей. Dunn et al. (1998) сообщили, что количество переходов влияет как на проблемы адаптации детей, так и на уровни просоциального поведения. Курдек и др. (1994) обнаружили, что, хотя влияние количества смен родителей было значительным, они составляли относительно небольшой процент вариации адаптации, варьирующейся от 5% до 8% по трем отдельным выборкам.

Акилино (1996) сообщил, что опыт нескольких переходов и нескольких типов семьи среди выборки детей, не рожденных в неповрежденной биологической семье, был связан с более низким уровнем образования и значительно увеличил вероятность того, что дети попытаются создать независимое домашнее хозяйство. и вступить в рабочую силу в раннем возрасте.

Одно из возможных объяснений состоит в том, что наличие нескольких переходов дает детям череду опекунов … и этот опыт может ослабить привязанность детей к какому-либо конкретному опекуну, делая раннюю автономию более привлекательной.Точно так же наличие разнообразных механизмов ухода и многократного разлучения с опекунами может ослабить чувство взаимной ответственности как у родителей, так и у детей и, таким образом, уменьшить обмен поддержкой между поколениями.

Однако свидетельства этого не совсем согласуются. Ряд других исследований не смогли найти никаких доказательств того, что множественные переходные периоды более вредны для благополучия детей (Booth and Amato 2001, Carlson and Corcoran 2001, Teachman 2002). Возможно, влияние нескольких переходов в некоторой степени зависит от обстоятельств, связанных с переходами.Там, где переходы хорошо управляются и проводятся с доброй волей, они могут нанести небольшой ущерб, в то время как переходы, которые являются хаотичными, непредсказуемыми и пронизаны злобой и спорами, могут иметь пагубные последствия для благополучия детей.


Краткосрочные и долгосрочные воздействия

Многие из описанных эффектов разлучения родителей с детьми основаны на краткосрочных наблюдениях. Однако в других исследованиях изучались эффекты в долгосрочной перспективе, в некоторых — во взрослом возрасте.Хотя есть свидетельства того, что многие трудности, с которыми сталкиваются дети в результате разлучения родителей, со временем уменьшаются, есть также свидетельства того, что некоторые последствия являются постоянными и долговечными.

Чейз-Лансдейл и Хетерингтон (1990) обнаружили, что в течение первых двух лет после развода и дети, и взрослые испытывали прагматические, физические и эмоциональные проблемы, а также ухудшение функционирования семьи. К двум годам после развода в большинстве семей произошли значительные изменения, хотя среди детей наблюдались различия по возрасту и полу.В то время как девочки, казалось, полностью выздоравливали в начальные школьные годы, мальчики в домах опеки для матерей проявляли проблемы с поведением в течение шести лет.

Однако Chase-Lansdale et al. (1995) обнаружили, что развод родителей имел негативные последствия для психического здоровья некоторых потомков, которые сохранялись во взрослой жизни. Развод родителей был связан с умеренным увеличением среднего балла по показателю психического здоровья (указывающим на ухудшение) и увеличением риска психопатологии на 39%.Несмотря на этот значительный эффект, важно отметить, что только меньшинство людей подвергалось такому риску: 82% женщин и 94% мужчин, чьи родители развелись, по прогнозам, оказались ниже клинического порога психопатологии.

Амато и Кейт (1991) в метаанализе исследований, в которых изучались долгосрочные последствия развода родителей, сообщили о неблагоприятном воздействии на ряд областей благополучия взрослых, включая психологическую адаптацию, использование психиатрических услуг, поведение и поведение. , уровень образования, материальное качество жизни и развод.

Последний эффект подразумевает, что риск неудачного брака передается из поколения в поколение, что подтверждается и другими исследованиями (Mueller and Pope 1977, Amato and DeBoer 2001, Teachman 2002). Amato и DeBoer (2001) обнаружили, что развод родителей примерно вдвое увеличивает вероятность того, что собственные браки детей закончатся разводом. Эти повышенные шансы, по-видимому, являются конечным результатом более длинной цепочки эффектов. Было установлено, что дети, родители которых разлучены, с большей вероятностью вступят в раннее начало половой жизни, уйдут из дома в раннем возрасте, вступят в интимные отношения в более раннем возрасте и станут родителями в раннем возрасте.Известно, что раннее вступление в брак увеличивает риск разлуки и развода. Кроме того, Мюллер и Поуп (1977) выдвинули гипотезу о том, что эти эффекты частично возникают из-за того, что в юношеских браках участвуют менее социально и эмоционально зрелые люди, они подвергаются большим экономическим трудностям и получают меньшую социальную поддержку, как нормативно со стороны общества в целом, так и со стороны семьи и родственников.

Несмотря на то, что большинство детей в разведенных семьях функционируют в пределах нормы или лучше по ряду объективных критериев адаптации, Келли (2003) отмечает, что развод может вызвать длительные чувства печали, тоски, беспокойства и сожаления.Возможно, около половины молодых людей вспоминают страдания и болезненные воспоминания и переживания, вызванные поведением их родителей и условиями опеки после развода. Даже если многие дети не страдают психическими расстройствами в соответствии с клиническим диагнозом, нет никаких сомнений в том, что для большинства это вызывает боль и печаль в их жизни.

Валлерстайн и Корбин (1989) обращают внимание на период позднего подросткового возраста как на время, когда у молодых женщин проявляются отсроченные реакции на более ранний родительский развод, что вызывает беспокойство в области их отношений с молодыми мужчинами.Они также указывают на отрочество как на период, когда молодые женщины более чувствительны к отношениям между своими родителями:

В конце концов, именно отношения между родителями формируют шаблон для гетеросексуальных отношений и дают молодой женщине основу для ее собственных надежд и ожиданий… Таким образом, разведенным родителям может быть недостаточно воздерживаться от гневных ссор. Для их дочерей может быть одинаково важно, чтобы родители относились друг к другу справедливо и с неизменной добротой.


Механизмы, связывающие разлучение родителей с исходами ребенка

Был предложен ряд механизмов для объяснения связи между разлучением родителей и неблагоприятными последствиями для ребенка. В следующем обсуждении будут рассмотрены пять механизмов:

  • Изменения в доходе вследствие раздельного проживания родителей
  • отцовское отсутствие
  • Плохое психическое здоровье матери после разлучения
  • конфликт между родителями
  • скомпрометировали родительскую практику и детско-родительские отношения.

Каждый из этих механизмов подразумевает причинную связь между ассоциациями между разлучением родителей и неблагоприятными последствиями для ребенка. Также был предложен ряд альтернативных объяснений ассоциаций, не связанных с причинными связями. Эти непричинные объяснения рассматриваются в следующем разделе.

Изменения в доходе в результате разделения родителей

Экономическое положение семей ухудшается после развода, особенно в семьях, возглавляемых матерью.Амато (1993) обозначил ряд способов, которыми экономическое положение семьи может оказывать влияние на благополучие детей:

Финансовые трудности могут отрицательно сказаться на питании и здоровье детей; сокращает вложения родителей в книги, развивающие игрушки, компьютеры, частные уроки; это ограничивает выбор места жительства, а это означает, что семье, возможно, придется жить в районе, где школьные программы плохо финансируются, услуги неадекватны, а уровень преступности высок; в таких районах дети чаще общаются со сверстниками-правонарушителями.

Помимо прямого воздействия на результаты детей, экономические факторы также могут иметь косвенное влияние. Стресс, связанный с экономическими трудностями, может иметь негативные последствия для психического здоровья родителей, что, в свою очередь, может иметь последствия для благополучия детей.

В ряде исследований было обнаружено, что при применении контроля за доходом последствия разлучения родителей значительно снижаются (Carlson and Corcoran 2001) или даже полностью исчезают (e.грамм. Blum et al. 1988), из чего следует, что экономические обстоятельства, возникшие после разлучения, в значительной степени являются причиной ухудшения благосостояния детей в разлученных семьях. Однако другие исследования показывают, что экономическое положение семей после разлучения не в полной мере является причиной неблагоприятных исходов среди детей и, более того, что это по-разному влияет на разные исходы. Ву (1996) обнаружил, что влияние изменения в структуре семьи на вероятность добрачных родов в значительной степени не изменилось, когда применялись меры контроля за доходом, и отметил, что это предполагает, что нестабильность семьи и доход имеют в значительной степени независимое влияние на вероятность того, что молодая женщина родила бы своего первого ребенка вне брака.

Hetherington et al. (1998) также нашли лишь скромную поддержку гипотезы экономической депривации. Они ссылаются на ряд исследований, которые показали, что даже при контроле доходов дети в разведенных семьях сталкиваются с большими проблемами, чем дети в неразведенных семьях. Они также отмечают, что, хотя доход в приемных семьях лишь немного ниже, чем в неразведенных семьях, дети в этих семьях демонстрируют такой же уровень проблемного поведения, как и в разведенных семьях с опекунскими матерями.Они приходят к выводу, что влияние дохода не кажется первичным, а в значительной степени косвенным.

В целом, можно сделать вывод, что ухудшение экономических условий после разлучения может частично, но ни в коем случае не всех, более неблагоприятных исходов среди детей, переживших разлучение с родителями.

Отсутствие отца

После разлучения родителей большинство детей живут под основной опекой одного из родителей, хотя в последние годы все чаще стали применяться совместные опеки.В большинстве случаев родитель-опекун — мать, а это означает, что важным аспектом семейной жизни после разлучения для большинства детей является отсутствие отца. Хотя другие формы опеки становятся все более распространенными, исследования в этой области все еще имеют тенденцию сосредотачиваться на «отсутствии отца».

Существует ряд априорных причин для гипотезы о том, что отсутствие отца в доме может отрицательно сказаться на благополучии детей. Как отмечает Амато (1993), отсутствие одного из родителей означает дефицит родительского времени, доступного для выполнения родительской работы (и всей остальной работы по дому, что еще больше ограничивает доступное время для воспитания детей).Детям также будет не хватать знакомства как с образцом для подражания взрослого мужчины, так и с навыками и процессами, связанными с преданными отношениями взрослых, включая такие вещи, как общение, переговоры, компромисс и выражение интимности (хотя следует сказать, что многие пары в неизменных отношениях моделировать такие вещи несовершенно, по крайней мере, время от времени). Кроме того, дети могут страдать, если отсутствие отца в доме означает, что они потеряли с ним эффективный контакт.

Несмотря на эти гипотетические основания для ожидания эффекта «отсутствия отца», научные исследования, как правило, не смогли найти доказательств того, что это играет важную роль в объяснении различных результатов, с которыми сталкиваются дети из разведенных и неповрежденных семей. В частности, против этого выступают два доказательства.

Во-первых, дети, родители которых разлучены, живут хуже, чем дети, пережившие тяжелую утрату родителей. Библарц и Готтайнер (2000) обнаружили, что по сравнению с детьми овдовевших матерей, дети разведенных матерей имели значительно более низкий уровень образования, профессионального статуса и счастья во взрослом возрасте.Они не нашли доказательств того, что разведенные матери были менее компетентными родителями, чем овдовевшие матери, и предположили, что противоположные позиции в социальной структуре разных типов семей с матерями-одиночками могут объяснять наблюдаемые различия в детском исходе. В частности, они отмечают, что вдовы занимают более выгодное положение в социальной структуре с точки зрения занятости, финансового положения и профессионального статуса по сравнению с разведенными матерями. Это говорит о том, что отсутствие отца, если оно имеет влияние, оказывает гораздо более слабое влияние, чем влияние этих экономических факторов.

Во-вторых, как уже отмечалось, повторный брак обычно не улучшает благополучие детей, несмотря на то, что другой взрослый помогает им в родительских обязанностях. Как отмечается в ряде исследований, результаты для детей в повторно состоящих в браке семьях обычно мало отличаются от результатов для детей в семьях с одним родителем. Также важно отметить, что повторный брак обычно приводит к улучшению экономических условий. Как отмечалось выше, похоже, что есть что-то связанное с приемными семьями — возможно, сложности нового образца взаимоотношений, которые необходимо установить и над которыми нужно работать, прежде чем семья сможет приспособиться к новым комфортным способам совместной жизни, — что противостоит как экономическим, так и экономическим аспектам. прирост и прибавка к дополнительной взрослой фигуре.Это еще раз говорит о том, что отсутствие отца само по себе не играет большой роли в объяснении различий между детьми из разведенных и неполных семей.

Существуют различные причины, по которым отсутствие отца может оказать меньшее влияние, чем ожидалось. Другие взрослые могут восполнять этот пробел, предлагая взрослым ролевые модели и поддержку одиноким родителям, и многие отцы продолжают вносить значительный вклад в благополучие своих детей после разлуки. Важно не только присутствие отца в доме; это его присутствие в жизни ребенка.

Психическое здоровье матери

Психическое здоровье матери — еще один механизм, посредством которого разлучение с родителями влияет на благополучие детей. Пути, которые связывают разлучение, психическое здоровье матери и благополучие ребенка, довольно сложны и, вероятно, связаны с нарушением родительских прав. Процесс разлучения может сказаться на психическом здоровье разлученных родителей, что, в свою очередь, может ухудшить качество воспитания детей.

Block et al.(1988) отмечают, что разведенные матери описывают себя в терминах, указывающих на низкую самооценку, и что неудачный или неудачный брак влияет на матерей сильнее, чем на отцов. Hetherington et al. (1982, цитируется в Amato 1993) показали не только, что разлучение сказывается на психическом здоровье матерей-опекунов в виде более высоких уровней тревоги, депрессии, гнева и неуверенности в себе, но также и то, что это, в свою очередь, сказывается на их психическом здоровье. воспитание детей, примером которого является менее ласковое, менее коммуникативное, более карательное и более непоследовательное дисциплинарное взаимодействие со своими детьми.Такое неоптимальное поведение родителей, в свою очередь, отрицательно сказывается на благополучии детей.

С другой стороны, там, где матери-опекуны психологически способны обеспечить любящие и эффективные отношения между родителями и детьми, дети будут защищены от стресса, порождаемого разводом, и будут иметь тенденцию к благополучному развитию (Kalter et al. 1989). Однако когда экономическая депривация, враждебность между родителями и бремя одиноких родителей сказываются на психическом здоровье матерей-опекунов, дети, как правило, чувствуют себя хуже.

Конфликт между родителями

Связь между разделением брака и семейным конфликтом сложна. Очевидно, что эти два фактора взаимосвязаны, поскольку во время расторжения брака между разлученными партнерами, вероятно, возникнут разногласия, и многие из них будут вовлечены в серьезный конфликт. Hanson (1999) сообщил, что примерно половина всех разведенных пар до этого демонстрировала высокий уровень конфликта по сравнению с примерно четвертью семей, которые оставались в постоянном браке.

Однако связь между разделением брака и семейным конфликтом отнюдь не очевидна, поскольку некоторым партнерам удается расстаться на относительно дружеских условиях, в то время как многие браки сохраняются в течение длительного времени, несмотря на наличие продолжающегося конфликта. Hanson (1999) обнаружил, что примерно 75% высококонфликтных пар предпочли не разводиться, указывая на то, что для подавляющего большинства детей, подверженных высокому уровню родительских конфликтов, развод не является средством уменьшения их подверженности конфликту. по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Чтобы понять взаимосвязь между супружеским конфликтом и разлукой, важно различать конфликт, который предшествует разлуке, и конфликт, который следует за разлукой. Многие семьи переживают конфликт как до, так и после разлуки, поэтому провести четкую границу таким образом невозможно. Тем не менее, в некоторых случаях продолжительный период конфликта прекращается, когда родители разводятся, в то время как в других случаях разлучение само по себе провоцирует раунд конфликта, который может сохраняться в течение многих лет после этого.

Свидетельства о влиянии разлуки и конфликта до разлучения довольно сложны. Во-первых, было обнаружено, что и семейный конфликт, и разлука независимо связаны с последствиями для ребенка. Петерсон и Зилл (1986) обнаружили, что супружеские конфликты в неповрежденных семьях, особенно если они продолжаются, были столь же вредны, как и разлука. Действительно, они обнаружили, что оценки чрезмерно контролируемого и неконтролируемого поведения детей, живущих в условиях постоянного конфликта, были даже выше, чем у детей, живущих с одним биологическим родителем.

Тем не менее, во многих исследованиях также сообщалось о наличии взаимодействия между разлучением и конфликтом, так что в семьях с высоким уровнем конфликтов дети получают выгоду, когда их родители разводятся, в то время как в семьях с низким уровнем конфликта дети чувствуют себя хуже, когда их родители разводятся (Amato et al. 1995). Другие исследования показывают аналогичные результаты, хотя и с некоторыми отличиями. Hanson (1999) обнаружил, что дети, подвергавшиеся низкому уровню родительских конфликтов, по-видимому, страдали от недостатков, когда их родители разводились, хотя он также обнаружил, что дети, подвергшиеся высокому уровню родительских конфликтов, в среднем не чувствовали себя ни лучше, ни хуже, когда их родители развелись. .Моррисон и Койро (1999) обнаружили, что, хотя их результаты не указывают на пользу для детей, выходящих из конфликтных браков (проблемное поведение среди детей увеличивалось после разлучения, независимо от уровня конфликта, предшествовавшего разлучению), тем не менее, наибольшее увеличение проблем с поведением наблюдалась у детей, родители которых остались в браке, несмотря на очень частые ссоры.

Все эти результаты указывают на сложную взаимосвязь между семейным конфликтом, разлукой и детским исходом.Взятые вместе, они предполагают, что детям в семьях с высоким уровнем конфликта, вероятно, будет лучше, а детям в семьях с низким уровнем конфликта, вероятно, будет хуже, если их родители разойдутся. Бут и Амато (2001) отмечают, что:

, в то время как побег из конфликтного брака приносит пользу детям, поскольку избавляет их от неприятной, стрессовой домашней обстановки, в отличие от развода, которому не предшествует длительный период явных разногласий, может представлять собой неожиданное, нежелательное и неконтролируемое событие, событие, которое дети могут переживать как стрессовое.

С другой стороны, свидетельства о конфликте после разделения гораздо более прямолинейны. Чем больше конфликтов и чем больше в них вовлечены дети, тем больше вреда они наносят благополучию детей.

Лещ и Бьюкенен (2003) обнаружили, что среди выборки детей, родители которых не могли договориться о них, большая часть детей имела значительные проблемы с адаптацией: около половины мальчиков и девочек сразу после судебного разбирательства и около двух третей детей. мальчики и треть девочек годом позже.Особенно уязвимы перед такими трудностями дети в возрасте до семи лет. Если половина таких детей была обеспокоена во время первого интервью, то во время второго собеседования эта цифра возросла до 80%. Это в четыре раза больше, чем можно было бы ожидать в общей популяции. Действительно, уровень трудностей среди этих детей был аналогичен таковому среди детей из выборки, в отношении которых осуществлялись процедуры опеки.

Johnston et al. (1985) сообщают, что дети, которые являются предметом длительных ссор между своими родителями после разлучения, считаются наиболее подверженными риску среди разводящихся людей.Для этой группы главное преимущество развода — прекращение враждебных отношений между родителями — не дается. Джонстон (1994) отмечает, что дети, подвергшиеся разводам с высоким уровнем конфликта, оценивались как значительно более обеспокоенные и в два-четыре раза чаще имели проблемы адаптации, типичные для детей, лечившихся от эмоциональных и поведенческих расстройств, по сравнению с национальными нормами. .

Конфликты принимают различные формы, и некоторые типы конфликтов особенно опасны для детей.Хетерингтон (2003) обнаружил, что родительский конфликт, связанный с ребенком или непосредственно связанный с ним, конфликт, который носит физическое насилие, угрожает или оскорбляет, и конфликт, в котором ребенок чувствует себя пойманным посередине между двумя враждующими родителями, имеют самые неблагоприятные последствия для дети.

Даже из этой небольшой выборки исследований кажется очевидным, что конфликт между родителями после разлучения родителей несет в себе риск значительных неблагоприятных воздействий на детей.

Воспитание и отношения между родителями и детьми

Различные исследования показали, что развод и развод приводят к нарушению родительской практики.Simons et al. (1999) обнаружили, что качество материнского воспитания во многом опосредовало связь между разводом и приспособлением ребенка. Кроме того, степень участия отца в воспитании детей частично объясняет связь между разводом и внешними проблемами мальчиков. По сравнению с отцами в неполных семьях, отцы, не осуществляющие опеки, с меньшей вероятностью оказывали своим детям помощь в решении проблем, обсуждали стандарты поведения или обеспечивали дисциплину. Это меньшее участие в воспитании детей было связано с повышенной вероятностью того, что у мальчика будут проблемы с поведением.Это говорит о том, что разведенный отец, который остается активным родителем, может значительно снизить шансы его сына на проблемы с поведением. Действительно, Simons et al. (1999) отмечают, что мальчики с разведенными родителями, у которых оба родителя демонстрируют компетентное воспитательное поведение, не подвергаются большему риску вовлечения в делинквентное поведение, чем мальчики, живущие в неповрежденной семье.

Макланахан и Бампасс (1994) исследовали несколько гипотез о неблагоприятных деторождениях и семейных исходах детей разведенных родителей и пришли к выводу, что родительские ролевые модели и родительский надзор являются основными факторами, определяющими будущее поведение потомков при формировании семьи.Как они отмечают, «кажется очевидным, что родителям-одиночкам будет труднее сохранять власть и контролировать свидания дочери, что, в свою очередь, напрямую связано с поведением при раннем формировании семьи».

Холднак (1993) отмечает, что развод родителей прерывает эмоциональную близость между родителями и детьми, что отрицательно сказывается на самооценке детей. Нерешенный вопрос заключается в том, возникают ли некачественные семейные отношения в результате развода или они могут быть предшествующими (и, возможно, послужили причиной) развода.Это повышает вероятность того, что результаты отражают отбор на развод, а не демонстрируют последствия развода. Sun (2001) обнаружил, что действительно семьи, находящиеся на грани распада, характеризуются менее близкими отношениями родитель-родитель и родитель-ребенок, а также меньшей приверженностью родителей к образованию детей и меньшими экономическими ресурсами. До распада брака распавшиеся семьи демонстрировали стойкие признаки дисфункции по всем исследуемым показателям семейного окружения.Сан (2001) заключает, что это говорит о том, что «неблагополучная семейная среда служит важным механизмом, с помощью которого процесс разрушения брака влияет на детей». Однако также возможно, что это отражает эффекты отбора. Теперь я перехожу к исследованию таких эффектов.


Эффекты выделения

До сих пор в ходе обсуждения предполагалось, что связи между разлучением родителей и детскими результатами обусловлены причинными связями, которые связывают первое со вторым.Однако также возможно, что ассоциации возникают через непричинные механизмы; в частности, за счет эффектов отбора. Теперь обсуждение переходит к рассмотрению таких эффектов.

Несколько исследований показали, что многие из предполагаемых последствий разлучения родителей с детьми проявляются за много лет до фактического разлучения. Block et al. (1986) обнаружили, что поведение мальчиков еще за 11 лет до разлучения с родителями характеризовалось недостаточным контролем импульсов, агрессией и чрезмерной энергией.Эллиотт и Ричардс (1991) сообщают, что дети, родители которых развелись, когда им было от семи до 16 лет, имели худшие результаты по ряду показателей благополучия, чем дети, родители которых остались в браке, не только в возрасте 16 лет (после разлуки), но и в семь лет.

Возникает вопрос, отражают ли эти результаты тот факт, что процесс разлучения родителей может происходить в течение длительного периода (в то время как некоторые семьи распадаются быстро, часто впечатляющим образом с большим количеством тепла, в других семьях этот процесс длится дольше и дольше. более медленное горение), или являются ли они результатом эффектов отбора (то есть некоторые родители привносят в брак набор характеристик, которые, вероятно, повышают вероятность распада брака и повышают риск неблагоприятных исходов для их дети).Есть ряд характеристик, которые могут выполнять такую ​​роль, например, плохое психическое здоровье, антиобщественное поведение и зависимость от психоактивных веществ. Родители с такими личными трудностями, вероятно, столкнутся с большими трудностями как в поддержании стабильных и продолжительных интимных отношений, так и в создании для своих детей семейной среды, которая может способствовать их благополучию. Таким образом, часть моделей связи между разлучением родителей и результатами ребенка может просто отражать тот факт, что некоторые взрослые недостаточно подготовлены ни для того, чтобы хорошо выступать в качестве партнера по браку, ни в качестве родителя.Фюрстенберг и Тейтлер (1994) отмечают, что:

Семьи, которые в конечном итоге разводятся, могут по-разному отличаться от семей, которые развелись незадолго до разрыва брака. Они могут с большей вероятностью демонстрировать плохие методы воспитания, высокий уровень супружеских конфликтов или страдать от постоянного экономического стресса … подверженность этим условиям может поставить под угрозу экономическое, социальное и психологическое благополучие детей в дальнейшей жизни независимо от того, произойдет ли разлука или нет.

Sun (2001) обнаружил, что по сравнению с родителями, которые остаются в постоянном браке, родители, которые позже разводятся, с большей вероятностью будут иметь личные, сексуальные, психологические или финансовые проблемы на протяжении всего брака, и эти проблемы продолжают отрицательно влиять на детей.Учитывая постоянство этих проблем, разлучение может фактически снизить стресс, связанный с такими проблемами, что приведет к относительно небольшому дальнейшему ущербу для благополучия ребенка.

Эмери и др. (1999) обнаружили, что, хотя дети из никогда не состоявших в браке и разведенных семей имели более высокий уровень экстернализации поведенческих проблем, многое из этого можно объяснить историями их матерей о преступном поведении в подростковом возрасте. Фактически, делинквентное поведение сообщалось, когда будущие матери были одинокими, бездетные подростки проспективно предсказывали поведенческие проблемы среди их потомков 14 лет спустя.

Таким образом, оказывается, что влияние развода и его последствий на проблемы детей в дальнейшей жизни далеко не так велико, как можно было бы сделать на основании выводов, которые не учитывают в достаточной мере семейные условия до разлучения. Разделение родителей не происходит случайно, и причины, лежащие в его основе, также могут быть частью объяснения очевидного воздействия на детей.


Механизмы генетической передачи

Одним из способов возникновения эффектов отбора является генетическая передача характеристик и поведения между родителями и детьми.Исследования влияния разделения родителей на детей в приемных и биологических семьях позволяют пролить свет на эту проблему, поскольку родители и дети в биологических семьях имеют общие гены и среду, в то время как родители и дети в приемных семьях имеют общую среду, но не гены.

O’Connor et al. (2000) сообщают о некоторых наводящих на размышления результатах такого исследования. Они обнаружили, что в то время как биологические и приемные дети, пережившие развод родителей, демонстрировали одинаково повышенный уровень поведенческих проблем и употребления психоактивных веществ по сравнению с их сверстниками из полных семей, для результатов академической и социальной компетентности была обнаружена иная закономерность.В то время как дети из биологических семей также имели более низкие уровни успеваемости и социальной компетентности, чем их сверстники из полных семей, не было различий между приемными детьми в разведенных и полных семьях. Они отмечают, что «результаты психопатологии согласуются с опосредованным окружающей средой объяснением связи между разводом родителей и приспособлением детей [в то время как] выводы относительно достижений и социальной адаптации согласуются с объяснением, опосредованным генетически».Эти результаты показывают, что, если задействованы генетические механизмы, они оказывают различное влияние в разных сферах развития.

В следующей статье O’Connor et al. (2003) сообщили, что связь между генетическим риском (что отражается в показателе отрицательной реактивности биологических родителей) и приспособлением ребенка в выборке усыновленных детей смягчается разделением родителей. В то время как генетический риск не коррелировал с приспособлением приемных детей в полных семьях, среди детей, переживших развод родителей, существовала существенная и значимая связь между генетическим риском и плохой приспособляемостью.Этот результат указывает на сложное взаимодействие между генетическими факторами и факторами окружающей среды: генетический риск создает проблему для благополучия детей только при наличии фактора окружающей среды, такого как развод родителей.

Таким образом, кажется, что генетические факторы действительно играют роль в связи между разделением родителей и результатами ребенка, хотя их влияние варьируется в зависимости от различных областей результатов и взаимодействует с триггерами окружающей среды.


Образцовая интервенция: Программа новых начинаний

Большой вопрос, поднятый вышеупомянутыми результатами для политиков и их советников, заключается в том, что, если вообще что-либо, может быть сделано для облегчения страданий, которые вызывает разлучение с родителями в жизни детей.Хотя рассмотрение этого вопроса выходит за рамки настоящего документа, было бы полезно обрисовать многообещающие результаты, которые были достигнуты с помощью одного конкретного вмешательства, что указывает на то, что действительно есть возможности для эффективных действий.

Примером вмешательства, которое я выбрал для выделения, является программа New Beginnings в Соединенных Штатах, программа для опекающих матерей после разлучения, которая была предметом настоящего экспериментального исследования (Wolchik et al.2002). Программа включала рандомизированное распределение по одному из двух условий лечения (программа только для матери, включающая 11 групповых занятий с другими матерями-опекунами, плюс два структурированных индивидуальных занятия и двухкомпонентную программу «мать-плюс-ребенок», которая также включала 11 групповых занятий для дети) или контрольное условие. Участникам, которые были отнесены к контрольному условию, были выданы книги по адаптации к разводу. Выборка была составлена ​​случайным образом из протоколов судебных заседаний по бракоразводным процессам.Дети в исследовании наблюдались через шесть лет после вмешательства.

Wolchik et al. (2002) сообщили, что оба лечения принесли значительную пользу детям, принимавшим в них участие, по сравнению с детьми из контрольной группы. В частности, они продемонстрировали снижение уровня психических расстройств, снижение уровня экстернализированных проблем, снижение уровня злоупотребления психоактивными веществами и уменьшение числа сексуальных партнеров. Таким образом, оказывается, что можно разработать меры, которые предоставят детям значительную защиту от неблагоприятных последствий развода их родителей, за счет десятка или около того сеансов группового лечения для матерей.


Заключительные замечания

Из этого краткого обзора литературы по разлучению родителей и последствиям для детей можно сделать ряд выводов. Во-первых, имеется множество свидетельств того, что дети, которые переживают разлучение с родителями, в среднем находятся в худшем положении, чем их сверстники из полных семей, по ряду показателей благополучия. Однако масштабы различий в благополучии между двумя группами детей невелики, и большинство детей не страдают от этого неблагоприятного воздействия.Таким образом, разлучение с родителями сильнее всего сказывается на меньшинстве детей, как правило, при наличии других усугубляющих факторов.

В основе этих эффектов лежат множественные механизмы: снижение дохода после разлучения, ухудшение психического здоровья матерей-опекунов, межродовые конфликты и скомпрометированные родительские обязанности. Эти механизмы не работают независимо, но связаны сложным образом. Например, снижение доходов после разлучения подвергает домашние хозяйства, возглавляемые матерями, риску материальных и экономических лишений, что может сказаться на психическом здоровье матерей.Это, в свою очередь, может привести к нарушению родительского поведения. Все эти факторы могут отрицательно сказаться на благополучии ребенка.

Часть эффектов также возникает из-за непричинных механизмов: то есть, не все неблагоприятные последствия для детей после разлучения могут быть возложены на дверь самого разлучения. Многие из трудностей имеют более глубокие корни, уходящие корнями за много лет до разлуки, и связаны с тем фактом, что некоторые родители привносят в брак характеристики и поведение, такие как плохое психическое здоровье, антисоциальное поведение или зависимость от психоактивных веществ, которые, вероятно, будут ставят под угрозу успех брака и повышают риск плохого детского исхода.Более того, некоторые ассоциации между разлучением и детскими исходами связаны с генетической наследственностью.

Одним из факторов, который играет более сложную роль, является конфликт между родителями. Конфликт между родителями играет двоякую роль: как часть объяснения связи между разлучением родителей и результатами ребенка, а также как независимое влияние на результаты ребенка. Тем не менее очевидно, что конфликт после разлучения, который является ожесточенным и продолжающимся и ставит детей в центр разногласий, имеет крайне пагубные последствия для благополучия детей.

Тем не менее, это фактор, который, безусловно, поддается лечению. Если можно помочь разлученным парам снизить уровень конфликта после разлуки или, по крайней мере, понять важность ведения своих дел так, чтобы они не мешали детям и не вовлекали их, то это, вероятно, принесет значительные выгоды. для благополучия детей. Как отмечает Мокснес (2003), «широкое сотрудничество родителей является … наиболее важным средством уменьшения негативных последствий развода для детей.”

Данные оценки программы New Beginnings показывают, что можно разработать программы, направленные на смягчение негативных последствий разлучения родителей, которые приносят реальную пользу детям с точки зрения их психического здоровья, поведения и общего благополучия. Это говорит о том, что было бы полезно провести дальнейшие исследования для определения многообещающих подходов, обеспечивающих защиту детей от разлучения с родителями, которые можно было бы рассмотреть для судебного разбирательства в контексте Новой Зеландии.


Список литературы

Эллисон, Пол Д. и Фрэнк Ф. Фюрстенберг-младший (1989) «Как расторжение брака влияет на детей: различия в зависимости от возраста и пола» Психология развития , 25 (4): 540-549.

Амато, Пол Р. (1993) «Приспособление детей к разводу: теории, гипотезы и эмпирическая поддержка» Journal of Marriage and the Family , 55: 23-38.

Амато, Пол Р. (1987) «Семейные процессы в неполных, отчимных и неповрежденных семьях: точка зрения ребенка» ā, 49 (2): 327-337.

Амато, Пол Р. и Данель Д. ДеБоер (2001) «Передача семейной нестабильности из поколения в поколение: навыки взаимоотношений или приверженность браку?» Журнал брака и семьи , 63: 1038-1051.

Амато, Пол Р. и Брюс Кейт (1991) «Развод родителей и благополучие взрослых: метаанализ». Журнал брака и семьи , 53 (1): 43-58.

Амато, Пол Р., Лаура Спенсер Лумис и Алан Бут (1995) «Развод родителей, супружеские конфликты и благополучие потомства в раннем взрослом возрасте» Social Forces , 73 (3): 895-915.

Акилино, Уильям С. (1994) «Влияние разрушения семьи в детстве на отношения молодых людей с родителями» Journal of Marriage and the Family , 56 (2): 295-313.

Акилино, Уильям С. (1996) «Жизненный путь детей, рожденных от незамужних матерей: условия жизни в детстве и результаты молодых взрослых» Journal of Marriage and the Family , 58: 293-310.

Байдар, Назли (1988) «Влияние разделения родителей и повторного вступления в союз на эмоциональное благополучие детей» Журнал брака и семьи , 50 (4): 967-981.

Библарц, Тимоти Дж. И Грег Готтайнер (2000) «Структура семьи и успех детей: сравнение овдовевших и разведенных семей с матерями-одиночками» Journal of Marriage and the Family , 62 (2): 533-548.

Блок, Джек, Жанна Х. Блок и Пер Ф. Гьерде (1988) «Родительское функционирование и домашняя среда в семьях развода: перспективный и параллельный анализ» Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии , 27 (2 ): 207-213.

Блок, Жанна Х., Джек Блок и Пер Ф. Гьерде (1986) «Личность детей до развода: перспективное исследование» Развитие ребенка , 57: 827-840.

Блюм, Хизер Монро, Майкл Х. Бойл и Дэвид Р. Оффорд (1988) «Неполные семьи: детские психические расстройства и успеваемость в школе» Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии . 27 (2): 214-219.

Бут, Алан и Пол Р. Амато (2001) «Родительские отношения до развода и благополучие потомства после развода» Journal of Marriage and Family, 63: 197-212.

Лещ, Виктория и Энн Бьюкенен (2003) «Страдания среди детей, чьи разлученные или разведенные родители не могут договориться о них» Британский журнал социальной работы, 33: 227-238.

Бернс, Эйлса, Розмари Данлоп и Алан Тейлор (1997) «Дети и развод родителей: значение небольших эффектов» Австралийский психолог , 32 (2): 136-138.

Батлер, Ян, Лесли Сканлан, Маргарет Робинсон, Джиллиан Дуглас и Мервин Марч (2002) «Участие детей в разводе родителей: практические аспекты» Дети и общество , 16: 89-102.

Карлсон, Марика Дж. И Мэри Э. Коркоран (2001) «Структура семьи и поведенческие и когнитивные результаты детей» Journal of Marriage and Family , 63: 779-792.

Чейз-Лэнсдейл, П. Линдси, Эндрю Дж. Черлин и Кэтлин Э. Кирнан (1995) «Долгосрочные последствия развода родителей для психического здоровья молодых людей: перспективы развития» Развитие ребенка , 66: 1614 -1634.

Чейз-Лэнсдейл, П. Линдси и Мэвис Э. Хетерингтон (1990) «Влияние развода на развитие продолжительности жизни: краткосрочные и долгосрочные эффекты» в П.Балтес, Д. Фезерман и Р. Лернер (ред.) Развитие продолжительности жизни и поведение , Лоуренс Эрлбаум, Хиллсдейл, Нью-Джерси.

Доусон, Дебора А. (1991) «Структура семьи, здоровье и благополучие детей: данные национального опроса 1988 года о здоровье детей». Journal of Marriage and the Family, 53: 573-584.

Демо, Дэвид Х. и Алан К. Акок (1988) «Влияние развода на детей» Журнал брака и семьи , 50 (3): 619-648.Демо, Дэвид Х. и Алан К. Акок (1996) «Структура семьи, семейный процесс и благополучие подростков» Journal of Research on Adolescence , 6 (4): 457-488.

Данн, Джуди, Кирби Дитер-Декард, Кевин Пикеринг и Томас Г. О’Коннор (1998) «Детское приспособление и просоциальное поведение в семьях с приемными, неполными и не приемными семьями: результаты исследования сообщества» Journal детской психологии и психиатрии , 39 (8): 1083-1095.

Эллиотт, Джейн Б.и Мартин П. Ричардс (1991) «Дети и развод: успеваемость и поведение до и после разлучения родителей» International Journal of Law and the Family, 5: 258-276.

Эллис, Б.Дж., Дж. Э. Бейтс, К.А. Додж, Д. Фергюссон, Л.Дж. Хорвуд, Г.С. Петтит и Л.Дж. Вудворд (2003) «Подвергает ли дочерей отсутствие отца особому риску ранней половой жизни и подростковой беременности?» Развитие ребенка , 74 (3): 801-821.

Эмери, Роберт Э., М. Уолдрон, Кэтрин М. Кицман и Дж. Аарон (1999) «Делинквентное поведение, будущий развод или внебрачное рождение ребенка и экстернализирующее поведение среди потомства: 14-летнее проспективное исследование» Journal of Family Psychology , 13 (4) : 568-79.

Эрмиш, Джон Ф. и Марко Франческони (2001) «Структура семьи и достижения детей» Journal of Population Economics , 14: 249-270.

Эванс, доктор медицины, Джонатан Келли и Ричард А. Ваннер (2001) «Образовательный уровень детей развода: Австралия, 1940-90» Journal of Sociology , 37 (3): 275-297.

Фергюссон, Д.М., М.Э. Даймонд и Л.Дж. Хорвуд (1986) «Детский анамнез и проблемы поведения у 6-летних детей» Журнал детской психиатрии , 27 (2): 213-226.

Фергюссон, Дэвид М., Л. Джон Хорвуд и Майкл Т. Лински (1994) «Разделение родителей, подростковая психопатология и проблемное поведение» Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии , 33 (8): 1122- 1131.

Фергюссон, Дэвид М., Майкл Т. Лински и Л. Джон Хорвуд (1994) «Влияние разлучения родителей, время разлучения и пол на результаты детей в когнитивных тестах» Журнал детской психологии и психиатрии , 35 (6): 1077-1092 .

Fine, Mark A., Voydanoff, Patricia & Donnelly, Brenda W. (1993) «Отношения между родительским контролем и теплотой и благополучием детей в приемных семьях» Journal of Family Psychology , 7 (2): 222-232.

Фюрстенберг, Фрэнк-младший.и Жюльен О. Тейтлер (1994) «Переосмысление последствий разрыва брака: что происходит с детьми развода в раннем взрослом возрасте?» Journal of Family Issues , 15 (2): 173-190.

Хэнсон, Томас Л. (1999) «Объясняет ли родительский конфликт, почему развод отрицательно связан с благополучием детей?» Социальные силы , 77 (4): 1283-1315.

Хетерингтон, Э. Мавис (2003) «Социальная поддержка и адаптация детей в разведенных и повторно состоящих в браке семьях» Детство, 10 (2): 217-236.

Хетерингтон, Э. Мавис, Маргарет Бриджес и Глендесса М. Инсабелла (1998) «Что имеет значение? Что нет? Пять точек зрения на связь между брачным переходом и приспособлением детей » Американский психолог , 53 (2): 167-184.

Хетерингтон, Э. М., М. Кокс и Р. Кокс (1982) «Влияние развода на родителей и детей» в М. Лэмбе (ред.). Нетрадиционные семьи , Эрлбаум, Хиллсдейл, Нью-Джерси.

Холднак, Джеймс А. (1993) «Долгосрочное влияние развода родителей на семейные отношения и влияние на самооценку взрослых детей» в Крейге А.Эверетт (ред.) Развод и следующее поколение: влияние на интимные модели молодых взрослых и их ожидания в отношении брака, Haworth Press, Binghamton, New York.

Джеффи, Сара Р., Терри Э. Моффит, Авшалом Каспи и Алан Тейлор (2003) «Жизнь с (или без) отцом: преимущества жизни с двумя биологическими родителями зависят от антиобщественного поведения отца» Развитие ребенка , 74 (1): 109-126.

Джекилек, Сьюзан М. (1998) «Конфликты между родителями, разрушение брака и эмоциональное благополучие детей» Social Forces , 76 (3): 905-936.

Джонстон, Джанет Р. (1994) «Высококонфликтный развод» Будущее детей , 4 (1): 165-182.

Джонстон, Джанет Р., Линда Э. Кэмпбелл и Шэрон С. Мэйс (1985) «Дети латентного возраста в спорах после разлучения и развода» Журнал Американской академии детской психиатрии , 24 (5): 563-574.

Джоши, Хизер, Элизабет К. Кукси, Ричард Д. Виггинс, Эндрю Маккалоу, Джорджия Верропулу и Линда Кларк (1999) «Разнообразные семейные жизненные ситуации и развитие ребенка: многоуровневый анализ, сравнивающий данные по Великобритании и США» Международный журнал права, политики и семьи , 13: 292-314.

Калтер, Нил, Эми Клонер, Шелли Шрайер и Кэтрин Окла (1989) «Предикторы адаптации детей после развода» Американский журнал ортопсихиатрии, 59 (4): 605-618.

Кейт, В. и Б. Финли (1988) «Влияние развода родителей на уровень образования детей, время вступления в брак и вероятность развода» Journal of Marriage and the Family , 50: 797-809.

Келли, Джоан Б. (1993) «Текущее исследование адаптации детей после развода: простых ответов нет» Обзор семейных и примирительных судов , 31 (1): 29-49.

Келли, Джоан Б. (2003) «Изменение взглядов на приспособление детей после развода: взгляд из Соединенных Штатов» Детство , 10 (2): 237-254.

Курдек, Лоуренс А., Марк А. Файн и Рональд Дж. Синклер (1994) «Взаимосвязь между родительскими переходами и приспособлением у молодых подростков: исследование с множеством выборок» Journal of Early Adolescence , 14 (4): 412-432 .

Макланахан, Сара С. и Карен Бут (1989) «Материнские семьи: проблемы, перспективы и политика» Журнал брака и семьи , 51 (3): 557-580.

Макланахан, Сара С. и Ларри Бампасс (1994) «Последствия разрушения семьи для разных поколений» Американский журнал социологии , 1: 130-152.

Митчелл, Барбара А., Эндрю В. Вистер и Томас К. Берч (1989) «Семейная среда и выход из родительского дома» Journal of Marriage and the Family, 51 (3): 605-613.

Моррисон, Донна Руан и Мэри Дж. Койро (1999) «Конфликт между родителями и разрушение брака: выиграют ли дети от расторжения конфликтных браков?» Журнал брака и семьи , 61: 626-637.

Мокснес, Кари (2003) «Факторы риска при разводе: восприятие вовлеченными детьми» Детство , 10 (2): 131-146.

Мюллер, Чарльз В. и Хэллоуэлл Поуп (1977) «Семейная нестабильность: исследование

».

передача из поколения в поколение » Журнал брака и семьи ,

39 (1): 83-93. О’Коннор, Томас Г., Авшалом Каспи, Джон К. ДеФрис и Роберт Пломин (2000) «Опосредованы ли генетически ассоциации между разводом родителей и приспособлением детей? Исследование усыновления » Психология развития , 36 (4): 429-437.

О’Коннор, Томас Г., Авшалом Каспи, Джон К. ДеФрис и Роберт Пломин (2003) «Взаимодействие генотипа и окружающей среды в приспособлении детей к разлучению с родителями» Журнал детской психологии и психиатрии , 44 (6): 849- 856.

О’Коннор, Томас Г., Джуди Данн, Дженнифер М. Дженкинс, Кевин Пикеринг и Джон Расбаш (2001) «Семейные условия и приспособление детей: дифференцированное приспособление внутри и между семьями» British Journal of Psychiatry , 179: 110- 115.

Петерсон, Джеймс Л. и Николас Зилл (1986) «Разрушение брака, отношения между родителями и детьми и поведенческие проблемы у детей» Journal of Marriage and the Family , 48: 295-307.

Прайор, Ян и Роджерс, Брайан (2001) Дети в меняющихся семьях: жизнь после разлучения родителей , Blackwell Publishers, Оксфорд.

Росс, Кэтрин Э. и Джон Мировски (1999) «Развод родителей, нарушение жизненного цикла и депрессия взрослых» Журнал брака и семьи , 61: 1034-1045.

Саймонс, Рональд Л., Куэй-Сю Линь, Лесли С. Гордон, Рэнд Д. Конгер и Фредерик О. Лоренц (1999) «Объяснение более высокой частоты проблем адаптации среди детей после развода по сравнению с детьми в семьях с двумя родителями» Журнал брака и семьи , 61: 1020-1033.

Сун, Юнминь (2001) «Семейное окружение и благополучие подростков до и после разрыва родительского брака: продольный анализ» Journal of Marriage and Family, 63: 693-713.

Тичман, Джей Д. (2002) «Условия жизни в детстве и передача разводов из поколения в поколение» Journal of Marriage and Family , 64: 717-729.

Такер, Джоан С., Ховард С. Фридман, Джозеф Э. Шварц, Майкл Х. Крики, Кэрол Томлинсон-Кизи, Дебора Л. Уингард и Лесли Р. Мартин (1997) «Развод родителей: влияние на индивидуальное поведение и продолжительность жизни» Журнал личности и социальной психологии , 73 (2): 381-391.

Видеон, Тами М.(2002) «Влияние отношений между родителями и подростками и разлучения родителей с благополучием подростков» Journal of Marriage and Family , 64: 489-503.

Валлерстайн, Джудит С. и Шона Б. Корбин (1989) «Дочери развода: отчет о десятилетнем наблюдении» Американский журнал ортопсихиатрии , 59 (4): 593-604.

Вольчик, Шарлин А., Ирвин Н. Сэндлер, Роджер Э. Миллсап, Бретт А. Пламмер, Шеннон М. Грин, Эдвард Р. Андерсон, Спринг Р. Доусон-МакКлюр, Кэтлин Хипке и Рэйчел А.Haine (2002) «Шестилетнее наблюдение за профилактическими мероприятиями для детей после развода» Журнал Американской медицинской ассоциации , 288 (15): 1874-1881.

Woodward, Lianne, David M. Fergusson и L. John Horwood (2001) «Факторы риска и жизненные процессы, связанные с подростковой беременностью: результаты проспективного исследования от рождения до 20 лет» Journal of Marriage and Family , 63: 1170 -1184.

Ву, Лоуренс Л. (1996) «Влияние семейной нестабильности, доходов и нестабильности доходов на риск добрачных родов» American Sociological Review , 61: 386-406.


1 Большая часть исследовательской литературы о приемных семьях сосредоточена на семьях отчима, поскольку после разлучения большинство детей живут со своей матерью



Влияние на воспитание детей — вопросы воспитания и семейного разнообразия

Диана Лэнг и Марисса Динер

Воспитание — это сложный процесс, в котором родители и дети влияют друг на друга. Есть много причин, по которым родители ведут себя так, как они.Множественные влияния на воспитание детей все еще исследуются. Предлагаемые факторы, влияющие на поведение родителей, включают:

  1. родительские характеристики,
  2. дочерние характеристики и
  3. контекстные и социокультурные характеристики.

Основные характеристики

Родители привносят в родительские отношения уникальные черты и качества, которые влияют на их решения как родителей. Эти характеристики включают возраст родителей, гендерную идентичность, личность, историю развития, убеждения, знания о воспитании и развитии ребенка, а также психическое и физическое здоровье.Личность родителей также влияет на поведение родителей. Более приветливые, добросовестные и общительные родители, более приветливые и более структурированные по отношению к своим детям. Родители, которые более согласны, менее тревожны и менее негативны, также поддерживают автономию своих детей больше, чем родители, которые обеспокоены и менее согласны. Родители с такими личностными качествами, по-видимому, лучше способны положительно реагировать на своих детей и обеспечивать их детям более последовательную и структурированную среду.

История развития родителей или их детский опыт также могут влиять на их стратегии воспитания. Родители могут изучать методы воспитания у своих родителей. Отцы, чьи собственные родители обеспечивали наблюдение, последовательную и соответствующую возрасту дисциплину и тепло, с большей вероятностью обеспечат такое конструктивное воспитание своим собственным детям. Образцы негативного воспитания и неэффективной дисциплины также появляются из поколения в поколение. Однако родители, которые недовольны подходом своих основных опекунов, могут с большей вероятностью изменить свои методы воспитания, когда у них появятся дети.

Характеристики ребенка

Рисунок 1. Ребенок с трудным характером может оказать значительное влияние на родителя. (Фото: Харальд Гровен, CC BY-SA 2.0)

Воспитание двунаправленное. Не только родители и опекуны влияют на своих детей, но дети также влияют на своих родителей / основных опекунов. Характеристики ребенка, такие как гендерная идентичность, очередность рождения, темперамент и состояние здоровья, могут влиять на поведение и роли в воспитании детей. Например, младенец с легким характером может позволить опекунам чувствовать себя более эффективными, поскольку они легко могут успокоить ребенка и вызвать улыбку и воркование.С другой стороны, капризный или суетливый младенец может вызвать меньше положительной реакции со стороны воспитателей и может привести к тому, что родители будут чувствовать себя менее эффективными в своей роли. Со временем родители более трудных детей могут стать более наказуемыми и менее терпеливыми по отношению к своим детям. Было обнаружено, что многие родители, у которых есть суетливый, трудный ребенок, менее удовлетворены своими отношениями и сталкиваются с большими проблемами в совмещении работы и семейных ролей. Таким образом, темперамент ребенка — одна из характеристик ребенка, которая влияет на то, как воспитатели ведут себя со своими детьми.

Еще одна характеристика ребенка — гендерная идентичность. Некоторые родители поручают своим детям различные домашние дела в зависимости от их гендерной идентичности. Например, исследования старшего возраста показали, что девочки чаще несут ответственность за уход за младшими братьями и сестрами и домашние дела, тогда как мальчиков чаще просят выполнять работу вне дома, например, стричь газон. Исследования также показали, что некоторые родители по-разному разговаривают со своими детьми в зависимости от их гендерной идентичности, например, давая больше научных объяснений своим сыновьям и используя больше эмоциональных слов в разговоре с дочерьми.

Контекстные факторы и социокультурные характеристики

Отношения «родитель-потомок» не возникают изолированно. Социокультурные характеристики, включая экономические трудности, религию, политику, районы, школы и социальную поддержку, также могут влиять на воспитание детей. Родители, испытывающие экономические трудности, обычно легче расстраиваются, впадают в депрессию и грустят, и эти эмоциональные характеристики могут повлиять на их родительские навыки. Культура также может фундаментальным образом влиять на поведение родителей.Хотя содействие развитию навыков, необходимых для эффективного функционирования в сообществе, в меру своих возможностей, является универсальной целью воспитания детей, конкретные необходимые навыки широко варьируются от культуры к культуре. Таким образом, у родителей разные цели для своих детей, которые частично зависят от их культуры. Например, родители различаются по тому, насколько они подчеркивают цели независимости и индивидуальные достижения и цели, включая поддержание гармоничных отношений и включение в прочную сеть социальных отношений.

Посмотрите, как доктор Дэн Сигел описывает, как лица, осуществляющие уход, могут повлиять на развитие мозга.

Рисунок 2. Влияние на воспитание детей может происходить от внутренних факторов, таких как характеристики родителей или ребенка или
внешних, социокультурных характеристик.

На эти различия в родительских целях также могут влиять культура и иммиграционный статус. Другие важные контекстные характеристики, такие как район, школа и социальные сети, могут влиять на воспитание детей, даже если эти параметры не всегда включают и ребенка, и родителя.Например, латиноамериканские матери, которые считали свой район более опасным, проявляли меньше тепла со своими детьми, возможно, из-за большего стресса, связанного с жизнью в опасной среде.

Резюме: Многие факторы могут повлиять на результаты воспитания и ребенка

Факторы воспитания включают характеристики основного опекуна, такие как гендерная идентичность и личность, а также характеристики ребенка, такие как возраст и темперамент. Стили воспитания обеспечивают надежные индикаторы родительского функционирования, которые позволяют прогнозировать благополучие ребенка в широком спектре сред и различных сообществ.Воспитатели, которые постоянно проявляют высокую отзывчивость и соответствующую требовательность по отношению к детям, связаны с более «качественными» результатами для молодежи.

Взаимодействие всех этих факторов создает множество различных моделей родительского поведения. Например, воспитание влияет на развитие ребенка, а также на развитие родителя или основного опекуна. И когда родители сталкиваются с новыми проблемами, они меняют свои стратегии воспитания и конструируют новые аспекты своей идентичности.Более того, цели и задачи родителей могут меняться со временем по мере развития их детей. Однако на следующей странице описаны типичных родительских задач, ролей, целей и обязанностей, которые распространяются на разные культуры и время.

Семейная динамика — сильные связи

Традиционная индивидуальная терапия имеет тенденцию фокусироваться на проблемах линейным образом, то есть «событие А вызвало« проблему »Б. Исследуется история проблемы, чтобы понять, что вызвало проблему, и определить, что именно вызвало проблему. необходимо (дефицит) для того, чтобы человек двигался вперед.

Теория семейных систем, для сравнения, рассматривает проблемы более круговым образом, используя так называемую «системную перспективу». И A, и B существуют в контексте отношений, в которых каждый влияет на другого (динамика отношений). Понимание проблем требует оценки моделей взаимодействий с упором на то, что происходит, а не почему.

Этот подход подчеркивает двунаправленный характер отношений и уходит от обвинения одного человека в динамике (за исключением оскорбительных отношений, где ответственность явно возлагается на преступника).

Симптоматическое поведение рассматривается как результат взаимосвязанного поведения всех членов семьи. Поэтому, чтобы лучше понять ситуацию молодых людей, их поведение исследуется в контексте их семейной системы, а не изолированно. Основное внимание уделяется динамике внутри семейной системы молодого человека, включая влияние поведения молодого человека ¹.

Некоторые из многих факторов, влияющих на семейную динамику, включают:

  • характер отношений родителей
  • с особо мягким или строгим родителем
  • количество детей в семье
  • личности членов семьи
  • Отсутствующий родитель
  • «смесь» членов, проживающих в одном домашнем хозяйстве
  • Уровень и тип влияния со стороны расширенной семьи или других лиц
  • Хронически больной ребенок или ребенок-инвалид в семье
  • события, затронувшие членов семьи, такие как роман, развод, травма, смерть, безработица, бездомность
  • другие проблемы, такие как насилие в семье, злоупотребление, употребление алкоголя или других наркотиков, проблемы с психическим здоровьем, другие инвалидности
  • семейные ценности, культура и этническая принадлежность, включая представления о гендерных ролях, практике воспитания, власти или статусе членов семьи
  • характер привязанностей в семье (т.е. безопасный, небезопасный)
  • динамика предыдущих поколений (родители и семьи бабушек и дедушек)
  • более широкие системы — социальные, экономические, политические, включая бедность

Подходы к семейной терапии предполагают, что существует множество версий семейной истории.У каждого члена семьи есть своя точка зрения на проблемы, которые вызывают конфликт в семье, и каждая точка зрения рассматривается семейными терапевтами как законная и ошибочная ².

Это попытка преодолеть дихотомию «либо / или» и вместо этого принять идею «и / или». Это означает, что там, где есть две разные теории или идеи (или истории) о том, что произошло, нет необходимости отвергать одну, а вместо этого рассматривать обе как две стороны одной медали.

Одно не может существовать без другого, и одно придает смысл и противоположность другому. Конечно, это требует доброй воли со стороны вовлеченных людей; ложь и / или манипулятивное поведение требует другого подхода.

Говоря с молодым человеком о динамике своей семьи, важно помнить, что другие члены семьи могут придерживаться различных точек зрения и интерпретаций событий и поведения. Смысл, придаваемый поведению, — это личная правда для кого-то, а не истинный смысл.Точка зрения каждого члена семьи действительна сама по себе. ³.

Важно «придерживаться» множества возможных истин, продолжая исследовать закономерности и возможные пути продвижения вперед. Понимание шаблонов, поддерживающих проблему, включая шаблоны общения и язык, используемый для обсуждения проблемы, позволяет работнику оспаривать восприятие событий. В большинстве случаев у членов семьи есть основная готовность работать над семейными проблемами, хотя они могут не знать, как это сделать.Работники могут обуздать эту добрую волю и использовать ее для содействия позитивным изменениям в семейной системе.

Традиционные методы лечения сосредоточены на проблемах, недостатках и «рисках». Практика, основанная на сильных сторонах, возникшая из традиции теории семейных систем, направлена ​​на то, чтобы привнести сильные стороны отдельных лиц и семейных систем в терапевтическое сознание.

Этот подход не игнорирует серьезность риска и / или злоупотреблений, но стремится выявить более точную и сбалансированную картину, когда это уместно.Например, это может включать изучение того, как поведение или динамика могут быть адаптивными или функциональными в семейной системе, или может включать в себя восстановление определенного поведения в положительном свете. Такой подход способствует изменениям и росту за счет укрепления уверенности в себе, оптимизма, мотивации и чувства расширения возможностей. Подход, основанный на сильных сторонах, помогает клиенту определить свои способности и сильные стороны справиться с ситуацией, чтобы построить реальность, в которой они смогут справляться более эффективно. 4

См .: Переосмысление представлений о семье.

Люди берут на себя разные роли или функции в семейной системе.Эти роли могут быть результатом семейной динамики. То, как люди ведут себя и взаимодействуют в своих ролях, не может быть результатом сознательного выбора. Некоторые из наиболее распространенных ролей, которые молодые люди берут на себя в семье, включают:

‘Миротворец’

Молодой человек может непреднамеренно играть роль «миротворца», посредника и уменьшая напряженность между конфликтующими родителями. Их поведение может быть реакцией на бессознательную тревогу по поводу распада семьи.Эта роль может побудить их оставаться детьми в своей семье, а не двигаться к соответствующей возрасту независимости.

Проблема как «роль»

Иногда проблемы молодого человека, например, употребление наркотиков, могут играть «роль» в семейной системе, отвлекая семью от других проблем. Один из первых теоретиков семейных систем, Минучин, определил, что преодоление стресса супруга через ребенка служит поддержанию подсистемы супруга в «иллюзорной гармонии».Супруги могут усиливать девиантное поведение ребенка, чтобы позволить ему избегать решения своих собственных проблем в отношениях, тем самым сохраняя семью. 5

«Козел отпущения»

Часто молодого человека с трудностями рассматривают как паршивую овцу или плохого ребенка в семье, в то время как других детей считают хорошими детьми. Молодой человек стал «козлом отпущения» для семьи или видимым «симптомом» неблагополучной семейной системы.

Например, молодой человек может быть назван «психически больным», хотя он может вести себя адаптивным образом и позволяет ему справляться и функционировать в неблагополучной семейной системе. Если цель или функция их поведения понимаются в контексте семейной динамики, молодой человек может получить поддержку, чтобы справиться с ним менее пагубными способами.

Отношение семьи к молодому человеку оказывает большое влияние на его самоидентификацию и самооценку.Иногда поведение молодого человека может быть реакцией на навешивание ярлыков или приписывание им характеристик со стороны семьи.

Например, молодого человека можно назвать «сук» в семье, где ценится эмоциональная стойкость. Это может привести к определенным реакциям со стороны молодого человека, например, к «ужесточению» или разрушительному управлению низкой самооценкой. Молодой человек получит большую пользу от работника, который поможет ему выявить свои сильные стороны и подчеркнет ценность их качеств.

Взаимодействие между членами семьи и поведение, связанное с такой «проблемой», как употребление наркотиков, могут непреднамеренно способствовать укреплению или поощрению проблемного поведения. Например, родитель может заплатить штраф, чтобы избежать определенных негативных последствий употребления наркотиков молодым человеком, таких как запись в полиции. Это может непреднамеренно «способствовать» или поощрять употребление наркотиков молодыми людьми, поскольку, как видно, предотвращает их переживание и извлечение уроков из последствий своих действий.

Если родители могут вместе договориться о подходе к поведению молодого человека, используя теплоту и твердые границы, молодые люди обычно хорошо реагируют.

В семьях также формируются выравнивания (более тесные связи) и иерархии (властные должности), которые могут хорошо служить, а могут и не служить молодому человеку. Например, семьи могут формировать согласованность по половому признаку, или один родитель может соответствовать и иметь более тесные отношения с ребенком, чем со своим партнером, в том числе делиться секретами от другого родителя.

Родители должны разделять власть в семье и поддерживать друг друга в принятии решений и надлежащем воспитании детей. Бывают случаи, когда вместо этого ребенок несет власть в семье, например, когда возникает конфликт между родителями, или когда родители заняты или неэффективны в своих отношениях с ребенком. Эти несоответствующие выравнивания и иерархии могут иметь негативное влияние на функционирование молодого человека 6 .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.